Поиск по сайту

Жанры народной прозы и поверья

Путь похоронного шествия по деревне (от по­рога дома и до края деревни) был особым образом отмечен — впереди гроба шел человек и устилал до­рогу еловыми ветками. «Ёлки брасали, кагда вязут пакойника. По всей дароги брасаю[т] помаленьку, до краю деревни» (Кириллово 2981-31).
Дойдя до конца деревни, до перекрестка дорог, шествие останавливалось — покойный «ПРОЩАЛ­СЯ» с деревней, члены деревенской общины про­щались с умершим. «В дирёвню принясут, устано­вят, пувярнутца. <…> "Глазам" [в деревню]. Несут ево нагам туда, [к краю деревни], а патом, кагда ди­рёвню пранясут сваю всю, тада павёрнут. Раза три сды[нут], паднймут так, и апять павяртывают нагам туда, и апять нясут. Такой абычай был» (Капустино 2985-44). «Ну, прашшаетца пакойник. Вот так па-дымают. Упускают и апять падымают — до трёх раз всё вот так падымаютца, прашшаютца. Три раз на­до паднять гроб на палатёнцах, упустить и апять паднять, апять упустить и апять паднять. Три раз так вот делают. Ну, как паслёдний раз прашшают­ца» (Молонец 2984-36).
При прощании с покойным следовала неболь­шая ПОМИНАЛЬНАЯ ТРАПЕЗА. «На "крестах" прашшаютца. Кто не пайдёт в цёрькав, иль там не паёдит на кладбище, тут и прашшаютца. Памина-ю[т], паминавёния здёся. Выносют на тарелки. Бы­вала, и кутью делаю[т], — рис атвариваю[т] и дела-ю[т] сладкай, с вадйчкай» (Малые Заходы 2984-26). «Вынесут туды за деревню, на "крясты", и там па-мйнка. Рибятйшкам да старушки каторыи — тут вот и паминают. [Приговаривают]: "Царства Небес­ная"» (Славковичи 2973-12).
Тех, кто копал могилу для умершего, угощали. «И накормют, и водки дают — кто капает» (Лог 2982-23).
Гроб опускали в могилу на специальных «похо­ронных» полотенцах — «нада длйннаи палатёнца» (Славковичи 2973-12). «Упускали на палатёнцах. В каво е[сть] — далгйи палатёнца. Палатёнцев далгйх нету — на вярёвках опускаю[т]» (Кириллово 2981-31). Эти полотенца отличались от обыденных осо­бым типом тканья («такйи в клеточку ёны»), отсут­ствием орнаментации (без вышивки и кружева), цветом («чистый, белый и нет на (й)их ничёва») (Славковичи 2973-12). В противоположность это­му, «абычныи мы ткали всяким таким "шашечкам", даматканны-та; вышивали хто каким — и зялёнень-ким, и красиньким» (Славковичи 2973-12).
«Похоронные» полотенца при погребении «…в яму туды кидают — к пакойнику-та» (Молонец 2984-36). Их также могли стирать и убирать до следую­щих похорон. «Убираю[т]. А как же? Вси умираим,
дак нада и нам. Выстирают (й)их, убярут апять» (Славковичи 2973-12).
В момент захоронения и на могиле причитали -«на крик кричат, плачут», просили прощения у по­койного, приговаривали: «Дарагбй мой, прашшай, прастй мяня» (Малые Заходы 2984-26).
Намогильный крест ставили «в ногах» покой­ного, чтобы тот «глидёл бы на Бога» (Лог 2982-23).
ПОМИНАЛЬНЫЕ ОБЫЧАИ
-Ф- Поминальная трапеза
После захоронения следовало поминовение на кладбище, затем в доме покойного. Читали, пели молитвы по умершему. «Пакойника всягда пами­нают и "читают" [молитвы]. <…> Кагда паминают, и кагда отпявают. Кагда уже упустют в землю, явб паминают» (Лог 2982-23).
Важнейшая часть обряда поминовения — риту­альная трапеза. «Вот явб пахаронют — здеся похара-ны настаяшшие сделаны. Все, кто на пахаранах, все пьют, вдут, што падгатовлена» (Лог 2982-23). Сре­ди обрядовых блюд наиболее часто упоминается кутья (каша из пшеницы с медом, в более позднем варианте — из риса с изюмом). «В кутью кладут рис или раныыи пшано, пшанйца — зярно. Мёду накла­дут, вадой халоннай развядут и вот этую пшанйцу туды» (Лог 2982-23). «Рис атваривали с изюмом ли там с чем-та. Делали такую сладкую — "кутья" на­зывалась (Ольхово 2980-33).
Кутья была первым блюдом, подаваемым за по­минальным столом в доме. Кутьей называлась и са­ма поминальная трапеза: «Как за стол сядут — пёр-ва по три ложки вси глонют. Патом начинают все абёдать — эта "кутья" называетца» (Лог 2982-23).
На поминки подавали также кисель, его ставили на стол и читали молитву «Отче наш» (Луг 2980-03).
Специальная поминальная выпечка: «пиражкй всякий», «паминальнички» (Славковичи 2973-12), «плюшки», «пышки» (Ольхово 2980-33). «Какие-ни­будь плюшки напечены у хазяйки. Вот кусют и за­пьют кутьёй — туда пакрошат пышки и запивали» (Ольхово 2980-33). По имеющейся информации, в настоящее время редко поминают традиционными поминальными блюдами. «Вот эта раныыи таку ку­тью делали, а тяпёрь не делают, тяпёрь толька кан-фет, пячёнья носют» (Молонец 2984-36).
В порховской традиции поминальными днями считались девятый и сороковой дни, «годовалый день» (годовщина смерти).
«Справляют дявятый день. Падгатовютца — кто и вьтивки даст, и всякая закуска. Памянут вси и тагда расходютца да саракавова [дня]. И в сарака-вой день так жа паминают, и в гадавшшйны дела­ют»; «в гадавалый день паминают — атпявают ма-лйтвы» (Лог 2982-23).
Традиционно поминали умерших на Троицу: приносили на кладбище поминальную еду и остав­ляли ее на могилах, читали молитвы, причитали:
«Прилети ты ка мне сйзай галубушкай,
И расскажи ты мне пра сваю жизнь-та горькаю.
И зачем же ты аставила их,
маленьких детачек свайх? На каво ж ты их пакйнула, На каво ж ты их забросила? И прилети ты сйзай галубушкай, Я тебе расскажу пра йхна горюшка, И ты сама пасмбтришь»
(Ольхово 2980-33).
-Ф- Поминовение умерших нищими
В поминальную обрядность включена традиция поминовения умерших старцами, нищими. Они хо­дили под окнами в Коляды, посты, «припевали ро-
дителей», поминали умерших молитвой, выпраши­вая подаяние:
«Падайти, Христа ради, мйластинку.
Спаси вас, Госпади,
Пашлй вам, Г оспади,
Житьё харошее, здаровья.
Дайти-падайти, ради Христа, мйластинку»
(Кириллово 2981-31).
Нищим «яйцам падавали» и «сметаны, бывало, [небольшую] бочечку».
В д. Верхние Горки вспоминали про убогого Василия-старца, который пел духовные стихи под окошком. «Ходил па дамам и пел этава "Лазаря" -радйтилий паминал. Спросит: "Как радйтилий звать?". Эта всё как no-Божьи. А ведь раньше Бога так не знали и баялися — падавали. Вой-ой-ой как!» (Верхние Горки 2205-02).
Раздел 9 ЖАНРЫ НАРОДНОЙ ПРОЗЫ, ПОВЕРЬЯ
ОБРАЗЦЫ ТЕКСТОВ
БЫЛИЧКИ И ПОВЕРЬЯ
Среди жанров устной прозы, бытующих на тер­ритории Порховского района, особое место при­надлежит былинкам. Экспедициями зафиксирован большой объем материалов, свидетельствующий о хорошей сохранности жанра в традиции.
Наиболее развернут цикл быличек о колдунах и колдовстве. Среди этих быличек можно встретить ши­роко известные по всей России сюжеты: колдун (кол­дунья) «выкликает» (отбирает) молоко у коров, «вер­тит» (сбивает) на крыше дома масло (Бёрдово 2972-02; Верхний Мост 2988-73,75); насылает порчу на домаш­нюю скотину, лошадей, подбрасывая наговоренные предметы (Крутец 2978-03; Девонисово 2966-11; Кон-дратово 2988-40); колдунья ездит на помеле (клюке) -делает «просеки», «заломы» во ржи (Бёрдово 2972-01; Верхний Мост 2988-73; Кондратово 2988-42).
Записаны былички об оборотничестве колдунов: колдунья оборачивается кошкой на Иванов день (Яс­но 2176-06); колдун — медведем на свадьбе (Махновка 2174-06); о тяжелой смерти колдуна (Ясно 2176-03); о колдовстве на свадьбе: колдуны оборачивали свадеб­ный поезд волками (Верхний Мост 2988-74), невесту «заголяли» (Махновка 2174-06). В ряде быличек раз­вивается тема колдовства-знахарства: колдунья (баб­ка) лечит «испорченную» корову (Кондратово 2988-43; Махновка 2175-02; Ясно 2176-02,04); тема сильно­го и слабого колдуна: колдун помогает «колдовку высушить» (Девонисово 2966-11); колдун, взятый в свадебный поезд, «отколдовывает ворожбу» другого колдуна (Большой Волочёк 2977-20).
Распространены былички и поверья о домовом (дворовом). Согласно одному из поверий, домовой — это уж. Он живет под землей, поэтому его никто не видит; он сосет молоко у коров. Если дворовой по­любит скотину, то будет заплетать лошадям косы, а если нет — станет вредить скотине или может уйти. Заключить «договор» с дворовым может колдун и пастух (Девонисово 2966-12; Крутец 2978-05). Ши­роко известен сюжет былички о домовом, который приходит во сне и пытается задушить хозяина.
Среди быличек о чертях, «шишках», «бёсях» от­метим наличие таких сюжетов: черти являются во сне собаками, говорят: «Вставай, мы пришли тебя
давить!» (Ясно 2178-04); черти заводят пьяного му­жика на «разбойный» камень, валят на землю, оку­нают в мочило, кидаются камнями, хлопают в ладо­ши, хохочут (Кондратово 2988-37-39; Крутец 2978-07; Лог 2980-06; Ольхово 2980-29; Ясно 2178-03); черт ловит девушек, пришедших гадать на колосники, и заставляет рассказывать, «как готовили лен» (Качу-рицы 2204-01, 2211-19; Ольхово 2980-29). По поверь-ю, если чертенок подвернется, надо стегнуть его — и тогда найдешь клад (Крутец 2978-08).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Когда отмечают День города Пскова
  • В Пскове подошел к концу ремонт четырех дворов
  • Интересные факты о Пскове
  • АТО близка к завершению
  • Интересное