Поиск по сайту

Жанры народной прозы и поверья

27.  «Что не конь ходит по бережку» / «По бе­режку бежит конь вороной» (варианты напевов 5, 7,9)
Что не конь ходит (бежит) по бережку, не воро-ненький (вороной ходит) по крутому (по крутень-кому, по частенькому). / По бережку бежит конь вороной. По крутому вороненький.
Сивой гривушкой помахивает (потряхивает), золотой уздой побрякивает (помахивает), золота узда серебряная. Во колечушко «бряк-бряк» («бря-ки-бряки» во колечушко; золота уздечка «бряк-бряк»), во серебряно «так-так» («бряки-бряки» во серебряные).
Свалился Ваня со коня середи поля на камушек. Прибежала к нему (его) молода жена-боярыня. И по блюдечку катается, сахар с мёдом рассыпается. Что молода-молодёшенька, разбела-бела (без белил она) белёшенька, разрумяна (без румяна) румянё-шенька — Александра Ивановна.
Вариант продолжения текста:
…А я думала-подумала своего дружка Ванюшку:
— А вставай, Ванюшка, разыгрался наш добрый конь, разломал сады зелёные [см. текст 26].
Дубровенская вол.: Поддубье 2196-09,19; Путилове» 2179-15; Степерино 2206-29; Ямкино 2181-14-16, 2182-01.
Славковская вол.: Гверстно 2983-43; Козибор 2974-13; Подберезно 2973-01.
Ясенская вол.: Быстро 2194-01 (уп.).
28.  «Что на тоненький ледок выпадал белый снежок»
Что на тоненький ледок выпадал белый снежок, ехал Ванюшка-дружок. Он и ехал, погонял, с доб­рой лошади упал.
Он упавши лежит, к нему никто не подбежит. Нюша увидала, тихонько подбегала, на добра коня сажала, говорила: — Ты поедешь, мой милой, по иным городам, по весёлым пирам. Славковская вол.: Дубровичи 2985-21.
29.  «Верба ты, верба моя» / «Садовая верба, вишнёвая» /«Ах ты, верба ты, верба моя, золочёна, неточёная моя» / «Ах ты, верба-вербочка, с вино­града веточка» (варианты напевов 2, 4, 7-9)
Верба ты, верба моя. Верба кудрявая, зелёная моя. / Садовая верба, вишнёвая. / Ах ты, верба ты, верба моя, золочёна, неточёная моя (ах ты, верба-вербочка, с винограда веточка).
Ты не стой над рекой высокой (над водой глу­боко), не пускай сучья ниже воды (сучья до земли; до низу), не давай соловью гнезда вить, перепёлоч-
кам детей выводить. Перепёлочка — Любушка, со-ловеюшка — Ванюшка. / Не расти, верба, во ржи, расти в поле на межи. Ветер вербу не берёт, соловей гнезда не вьёт. / Что не ветер вербу гнет, соловей песни поёт. Верба — Танечка, соловейко — Ванечка. / Вербу ветер не «шатё» [шатает], канарейка гнёзда вьёт. Канарейка — Танечка, соловейка — Ванечка.
Вариант окончания сюжета: …Ванька ходит по двору, его шапка на боку. Люди спросят: — Чей та­кой? Таня скажет: — Это мой, удивительный такой!
Дубровенская вол.: Верхние Горки 2205-11, 30; Готовино 2206-21; Заболотье 2183-02; Заречье 2195-14; Путилове 2179-08 (поют любому гостю на свадьбе); Степерино 2207-21; Ямкино 2181-09.
Славковская вол.: Гверстно 2983-44; Малое Заборовье 2972-16; Ольхово 2980-25.
Ясенская вол.: Быстро 2193-13 (фр. т.); Жидовичи 2184-06; Щерепицы 2194-03.
30.  «Ходит голубь со голубушкою»
Ходит голубь со голубушкой. У голубки золо­тая голова, у голубя — позолоченная. Золотая голо­ва — то Манюшка, позолоченная — то Ванюшка.
Они в гости шли, разговаривали. Позади мужик шёл — позавидовал:
— Кабы мне эта жена, лебёдушка белая, я бы лет­нею порой во коляске катал, а зимнею порой во то­ченых санях.
У меня кони вороные, у меня слуги молодые. Во слугах кафтаны из дорогого сукна, черны шл>. пером, с позолоченным орлом. Славковская вол.: Подберезно 2973-05, 06 (пр.).
31.  «Тут летел орёл, тут летел сизой» (напев 15) Тут летел орёл, тут летел сизой. Сел он на     ю-
та широки, закричал орёл сизой:
— Ах ты, Настенька, не ходи боса, на дворе ро­са. — Ах ты, Коленька, если тебе жаль — возьми «под начал»: купи черевички, трое невелички, с крюч­ком, замочком, с шёлковым чулочком.
Ясенская вол.: Жидовичи 2184-05.
ОТНОШЕНИЯ СТОРОН ЖЕНИХА И НЕВЕСТЫ
сваты — свахи, дружки — подружки; хвала — хула
32.  «Хозяин наш, кудрявый наш!» (напев 18) Хозяин наш, кудрявый наш, ты кудрями потря­си и бутылку принеси (да нам по рюмке принеси).
Мы не тебя пришли смотреть, не хозяйку твою. Мы пришли глядеть вино — не прокисло ли оно?
Дубровенская вол.: Верхние Горки 2205-13, 31; Заболотье 2182-19; Степерино 2207-22.
Раздел 8 ПОХОРОННО-ПОМИНАЛЬНАЯ ОБРЯДНОСТЬ
Основные сведения о похоронно-поминальной обрядности на территории Порховского района за­фиксированы в Славковской волости в экспедиции 1990 г., а образцы плачей по умершим — в экспеди­ции 1987 г.
ПОХОРОННЫЙ ОБРЯД
-Ф- Оповещение о смерти
Когда умирал человек, его родственники ВЫ­ВЕШИВАЛИ ОТРЕЗ ТКАНИ или ПОЛОТЕНЦЕ -«беленькую тряпачку, платоник на улицы, на пя-рёжнем углу» (Кириллово 2981-31) или внутри до­ма. «В избы вешали палатёнца на угол. С каленкору атрёжу[т] тряпачку беленькую. На тряпачках ды-рычки маленьки нарежу[т] и лучининку [вставят], в уголышек втисну[т]» (Кириллово 2981-31).
Устойчивы сведения об особых способах оформ­ления поминальной ткани. «С каленкору вырежешь тряпачку. Здесь вот таким дырычкам — "уголоч­кам" вырежешь. И на уголы вешали всягда» (Капу-стино 2985-44). «И здесь "зубчикам" сдёлаишь, и здесь. И на лучйнину, к углу» (Лог 2982-23). «На лу­чинке], в таку палку там яво [воткнешь]. И плато-чик сюды павешаешь и в стену на угол вторнишь. (Капустино 2985-44).
Полотенце висело «до саракавова дня»; «кагда сорак дней прайдё[т], тагда яво саймут, снясут и в реку бросют» (Кириллово 2981-31). «Шесть недель повисит эта тряпачка, забирая. С угарычкам с этым и носют в речку, пускают. Ана и пуплывёт» (Капус­тино 2985-44). Этот обычай связан с представлени­ями о душе покойного и ее пути в иной мир. «А патом ево [коленкор] на воду пускают, штоб пашёл бы он па течению. Куда там он идёт? Гаварят, што за душой пакойнай» (Лог 2982-23). По сообщению рассказчиков, «эта и сийчас делают» (Кириллово 2981-31).
-Ф- Омовение покойного, надевание новой одежды
Сведения об омовении покойного довольно многочисленны. «Пакойника сажают на скамейку. Падставляют туда ванну или таз. И моешь, сйдючи. А нет — паложишь лёжа. Другой не застывши, так яво кладёшь. А другова моешь — он застывши, так яво кладёшь на скамейку и паварачиваешь, как ка-лабашку» (Крюково 2970-12). Для омовения брали
плохую посуду, которую не жалко было бы впо­следствии выбросить («чашечку») (Малые Заходы 2984-26).
Того, кто мыл покойного, одаривали. «Кто мо­ет — дают што-нибудь. Гаварйли, штоб руки не ба-лёли» (Подсевы 2980-19). Если мыл мужчина, дава­ли ткань на портянки.
После омовения покойного воду выливали ту­да, где никто не ходит. «А воду сливают, где хаждё-ния нет. Штобы пад нагам не была эта вада. Вот, примерна, забор стайт. Лей пад забор или куда -так, штобы не хадйли па этай вады» (Крюково 2970-12).
Полотенце, которым вытирали покойного, спу­скали на воду: «…маленькае палатёнчика на ваду пускае[т], на реку, штоб паплыла» (Малые Заходы 2984-26).
После омовения и до положения во гроб покой­ный лежал на лавке, лицом к «перёжнему углу». «А вымаишь — ляжйт проста так, на лавки. Должон ле­жать вот так — [вдоль половиц]. Галавой суда, ноги туда, штобы глядел ба на икону» (Крюково 2970-12). Под тело постилали ткань. «Немножка стелют и простынь павёша[т] наверх, штоб ана чиста была. А уже в гроб стелят другоя. Вниз каленкору и на­крывают каленкорам» (Лог 2982-23).
На покойного надевали новую одежду, «сме-рятное платье» или «саван». «Одяваю[т] харошая, "смерятное платье" надеваю[т]. И в меня вот [есть]. [На голову — платок] какой хошь. Бланжевый такёй есть, а кто беленький. А на ноги надеваешь тапки, чулки» (Славковичи 2973-12). Смертную одежду го­товили «зарань» (заранее): «А умрёшь, тагда плоха хадйть куплять, а можа и нету. А то — всё пригатов-лена, в каждава чилавёка. Калинкор куплена на­крывать — вниз на гроб падстилаю[т]» (Славковичи 2973-12).
Староверов хоронили в саванах, сшитых «баш­лычком» (Ольхово 2980-33). «Как халат, а здесь ка-пар. И% здесь такая лёнтачка в складачку, такая же белая, пришита к этаму халату. И так вот он наде-ваетца: здесь платье, внизу падвязана платок, а сверху капар адёта на платье, накидка» (Большой Волочёк 2977-03).
Одежду умершего, в том числе ту, в которой он умер, раздавали нищим, беднякам или сжигали. «Бальшинство сжигают. Выйдут за дирёвню. Если он не долга ляжал да пиридявали яво чиста — дру-
гой раз и выстираешь, и атдают каму-та, кто бённый был. А то и сами — вот как валенки астанут-ца или што такое — ни выкидывали, если свой кров­ный чилавёк помер» (Малые Заходы 2984-26). «Ста-рыя [одежда] — тагда атдадут нйшшим» (Кириллово 2981-31). «Если есть каму, так можна насйть. Я ха-ранйла атца — адёжду атдала. Мать харанйла — то­же адёжду атдала тёткам. Выстираешь, справишь, выгладишь. Успеешь, и сразу утдавай» (Славкови-чи 2973-12).
Постель покойного непременно сжигали. «Вы-тряхывают матрас и салому эту зажигают. Как толька умер пакойник, эта и делали» (Малые Захо­ды 2984-26). Обычай сжигания постели покойного объяснялся так: «Вытрехнут и салому, и матрас. Пускай витярок развёит евоны грехи» (там же).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Когда отмечают День города Пскова
  • Интересные факты о Пскове
  • АТО близка к завершению
  • Иллирийский, этрейский, эсперантский…
  • Интересное