Поиск по сайту

Жанры народной прозы и поверья

«Ты падайдй-кася, учашй-кася буйную галовушку. И што паслёдний разок учёшитца краснай дёвушкай»
(Качурицы 2210-22).
Сначала невесте чесали голову ближайшие род­ственники (мать, отец, сестры, братья, невестки), потом подруги. Проведя гребешком несколько раз по волосам, клали на стоящее на коленях невесты блюдо (тарелку) деньги («гроши», копейки) и отхо­дили. Мать подходила с голошением:
<<Учашу я, учашу буйную галовушку, Падхажу^ я к сваей дочуше, Учашу я буйную [головушку] маёй доченьке. На чужу старонушку,
в другую хатушку»
(Щерепицы 2192-22).
После чесания головы и заплетения косы по­други одевали невесту к венцу. В Дубровенской во­лости в этот момент пели «Волю»:
«Куда волюшка спыдявалася? В шелкавой травы запуталася, Ва тарной грязи замаралася, На быстрой рякё умывалася. Родный батюшка наказывал: — Насй платьица да не снашивай, Терпи горюшка да не сказывай. Не снасйвша, платьица снасйлася, Не сказавша, горюшко сказалася»
(Путилово 2180-14).
В ответ невеста кланялась подругам, благода­рила их, причитывая:
«Спасйба вам, што спели мне
«Волюшку вольную», Прастйте меня, май милые падру^кеньки»
(Заречье 2183-04).
ПОСЛЕДНЕЕ КРАСОВАНИЕ НЕВЕСТЫ. СДАЧА «КРАСОТЫ»
Непосредственно перед приездом жениха невес­та «красовалась» — ходила по избе с причетом:
«Разайдйтисе, расступйтисе, люди добрый, Дайте мне пакрасаватца, краснай девушке, У роннава батюшки сваей красой девичьей. Скора не буду красаватца красой девичьей»
(Ясно 2176-12, 13).
Затем невеста кланялась подругам в ноги и бла­годарила их: «Спасйба, што меня оклйкывали на вясёлая гуляньица» (Ясно 2176-13).
В одном из вариантов обряда «красовалась» старшая подруга невесты — ходила по избе «с голов­ным», «девичьей красой». Это был невестин плат и ленточки, уложенные на блюдо (тарелку), которое старшая «подружка» несла над головой. «Палбже-на на тарелку бант этат розавай, вывязанный с ва-лос нявёсты. Ана ходи[т], на галаву паставлена эта тарелка, ходит подружка и плаче[т]» (Ясно 2176-14).
«Разайдй-кася, расшанй-кася, люди добрый, И паглядйти, как красуитца краса девичья паслёдние часы-минуЧачки»
(Качурицы 2204-41).
ПРИЕЗД ЖЕНИХА В ДОМ НЕВЕСТЫ
Женихов поезд был богато украшен: лошадям «заплетали косы», на дугах вешали «звонки». В сва­дебный поезд обязательно брали гармониста.3
Прежде чем войти в дом невесты, жених должен был заплатить ВЫКУП. Одна из подруг невесты перегораживала вход в избу и приговаривала:
«В нашем саду стаяла ябланька, Ана цвела, да не успела расцвести -атрубйли сучья»
(Жидовичи 2184-20).
Иногда девушки прятали невесту, тогда крест­ные жениха приходили «искать молодую». Возни­кал диалог девушек и жениховых дружек:
«- Маладая у нас запрятана, Ещё каса не спрятана. — Я приду — косу спрячу И маладу^о найду!»
(Щерепицы 2192-23).
После этого дружка выкупал «красу», кричал: «Хватит ходить, давай я тебе уплачу!». Старшая по­дружка снимала «плат» — сдавала «красоту» (Ясно 2176-14). Затем жених откупал место за столом.
После того как молодых заведут за стол, дружка ПРИКЛИКАЛ К РЮМКЕ. Рюмочку дер­жала невеста, а наливал жених. Дружка стучал кну­товищем об пол и приговаривал, обращаясь к каж­дому из гостей:
«Налейте мамаше, чтоб жизнь была краше! Налейте отцу — он вас свёл к венцу! Налейте свахе — ходить в красной рубахе!»
(ЛашковоРФ1757, 1758).
БЛАГОСЛОВЕНИЕ И НАДЕЛЕНИЕ
Благословение невесты ее родителями во многих деревнях проходило до приезда жениха и завершало довенечные обряды, связанные с отчуждением невес­ты от своего рода. Голошение подруг в этой ситуа­ции связано с призыванием родных к благословению:
«А мы присядимти-ка, падр^жинки,
на дубову лавачку.
И мы папросимти Прасвятой-та Багародицы, Благаславйла б гарятйнушку
в чужйи чужанйтили. И как чужйи-та чужанйтили
и аньш разлушники.
Разлучили, развялй с роднай мамушкай. <…> Падайдй-касе и благаславй-касе
роднаю доченьку. [Подойди] и благаславй-касе,
родный батюшка. Падайдй-касе и блаГаславй-ка,
родныя матушка»
(Качурицы 2204-13, 15).
В другом варианте обряда невесту благословля­ли вместе с женихом перед отъездом к венцу. Жени-
ха с невестой заводили за стол, родители станови­лись напротив и БЛАГОСЛОВЛЯЛИ их через стол: «…заводют за стол. Берётца икона. <…> Та­релка с хлебам, с солей. А анё накланяютца вот так, к сталу» (Демиденки 2965-12).
Родители, крестные, а затем вся родня невесты водили над головами новобрачных решетом, в ко­тором находились хлеб-соль, две иконы (для жени­ха и невесты), свечи. В момент благословения воз­никал обрядовый диалог невесты и родителей, ко­торый повторялся трижды:
«- Батюшка с матушкой, чем вы нас наделяете? — Хлебам с солей и Божьей мйластью!»
(Демиденки 2965-12).4
Икона, которой благословляли молодых, назы­валась НАДЕЛЕНИЕМ: «У меня у самой наделёнь-ице счас висит — иконка» (Крюково 2970-10). «Же­ниха "Спасителем» благославляют, а невесту "Бо­жьей Матерью". Эта в каво какая иконка есть. Хлеб, круглый хлеб, чашечка соли» (Демиденки 2965-12).
После этого невесту наделяли деньгами. «Кла­дут тябё вот хрёстный, хрёстная и атёц с матерью денег. Сначала паложут тябё, маладбй, на руки, а ты уже паложишь на стол» (Поддубье 2196-14).
Жених и невеста целовались с родителями неве­сты: «А кагда наделит мать, тагда яны цалуют. Ца­луют дочку и цалуют зятя. Матка цалует и атёц ца-лует» (Крюково 2970-10).
ОТЪЕЗД ПОД ВЕНЕЦ
Перед отъездом под венец родные прощались с невестой — голосили. Мать причитала:
«Куда ты справилась-та, мая рбдная доченька? И ты не к рбднай сваей матушке,
не к рбднаму батюшке»
(Заболотье 2183-04).
По невесте-сироте голосила тетушка, а присут­ствующие плакали — «вси были обоплакавши»:
«Нет у тебя рбднай мамушки, И нету роднава папушки. И некому тебя сопроводить, Нет свовб тёплыва гнёздушка. Некому тебя благаславйть во путь-дороженьку»
(Путилово 2180-10).
«Мать причитывает свае. А нет в каво матери, там, гледйшь, тётка какая или сасёдка такая ба-явая:
Дарагая ты мая дочинька,
Пакйнула ты свае гнёздышка.
А где ты привьёшься к этыму гнёздышку?»
(Девонисово 2966-08).
В д. Поддубье получена информация, что, от­правляя невесту под венец, пели «Скобаря» под гармонь (2195-14).
ВЕНЧАНИЕ. ДОРОГА В ДОМ ЖЕНИХА
Евгения Матвеевна Петрова (1909 г. р.) из д. Крюково так рассказывала о церковном обряде венчания, вспоминая раннюю молодость: «Над га-лавой водют — в цёрькви, кагда вянчают. Вот мы ха-дйли раньши в цёрькву, [когда] были девкам. Х6-дют там вакруг стала, батюшко их наделяет там по-своему, а анй всё стаят, голову павёсивши» (Крюко­во 2970-10). На венчании примечали — «чья свечка вперёд погаснет, тот быстрее умрёт» (Шмойлово 2988-24).
После венчания молодые КАТАЛИСЬ на конях по соседним деревням. «Па деревне катали на ко­нях. Невесту вперёд вязут — катают. Вот батька, ка-торый сватал, рукавадйл лошадью. Яны с мужем сидят, и абоз. Скока там раньши сдёлыют свадьбы? На лашадях же. [Катают] маладую, катору замуж атдали. Как едут с цёрьквы — катают» (Крюково 2970-10). В некоторых случаях управлял лошадью мальчик, на шее которого был повязан подарок невесты — белый платок (Лог 2982-14; Луг 2980-05).
По дороге в дом жениха свадебному поезду преграждали путь — «закладывали ворота»; при­поднимали сани с молодыми — сдымали "на ура!"; дружка откупался «орехами» — выпечкой из ржа­ной муки.5
По пути от венца дружка требовал выкуп у не­весты — тканый пояс. «Еду[т] [от венца]. Так у этый у маладбй пригатовлин поис тканый либо там лен­ту бальшую. А на телеге дружка и скаже[т]: "Завёрт­ка сарвалась!". Как жа! Завёртка сарвалась, надо яму привязывать. Вот ленту яму либо там поис, ли­бо што там даду[т] яму. И поехали опять» (Подбе-резно 2973-04).
Существовало поверье, что от венца надо ехать не той дорогой, которой поезд двигался в церковь. «Ни адной дарогай даже, бывала, едут. <…> Надо где-то от абязательно втарой дарогой, штобы ни па адной дароги там ехать» (Демиденки 2965-12).
ВСТРЕЧА МОЛОДЫХ В ДОМЕ ЖЕНИХА
Покатавшись по деревням, молодые ехали в дом жениха, где их встречали его родители. На по­роге дома молодых ОБСЕВАЛИ ЗЕРНОМ (житом, пшеницей, овсом), конфетами, чтобы они жили сча­стливо. «Приезжают, примерна. Май радйтели встречают, жйтым их сыпют до прихода в избу» (Демиденки 2965-12).6 Под ноги молодоженам сте­лили полотенце (Подсевы 2980-16).
Родители жениха выносили на полотенцах хлеб-соль — НАДЕЛЯЛИ молодых. «Када к жениху приедут, с-пад вянца, с цёрквы, там уже встрячают. Палатёнце, на палатёнце хлеб-соль припадносят маладому ево радйтели» (Крюково 2970-10).
Новобрачные клали земные поклоны родите­лям жениха, просили прощения. «Кагда ведут её в дом к жениху, анй оба кланяютца в землю — жених и невеста прасчёния у радйтелих [просят]: "Прас-тйте меня, што я в ваш дом зашла ". Был такой абы-чай» (Демиденки 2965-12).
Когда молодые супруги заходили в дом, им приговаривали:
«На наших молодых — забота да работа, На посторонних — сон да дрема!»
(Готовино 2206-16).
«К нам непряху вядут, К нам неткаху вядут»

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Когда отмечают День города Пскова
  • В Пскове подошел к концу ремонт четырех дворов
  • Интересные факты о Пскове
  • АТО близка к завершению
  • Интересное