Поиск по сайту

Жанры народной прозы и поверья

Перечень записей колядок, не вошедших в каталог
Верхнемостская вол.: Верхний Мост 2989-01; Крутец
2978-09. Славковская вол.: Большой Волочёк 2977-04,09; Козибор
2974-20, 21,  31; Малое Заборовье 2973-29; Ольхово
2980-23.
Перечень записей церковных песнопений
Рождественский тропарь «Рождество Твое, Христе Боже наш»
Славковская вол.: Большой Волочёк 2971-09,2976-07; Го­лубево 2977-22; Козибор 2974-18; Луг 2980-01; Малое Заборовье 2972-22, 2973-30; Подберезно 2973-08; Слав­ковичи 2975-25.
Пасхальный тропарь «Христос воскресе нз мертвых»
Славковская вол.: Малое Заборовье 2974-05. Ясенская вол.: Качурицы 2204-25.
Раздел 4
ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫЕ И ПЕСЕННО-ХОРЕОГРАФИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ
Изготовление и использование ДУХОВЫХ му­зыкальных инструментов связано с пастушеской практикой. Их делали пастухи весной, когда в дере­вьях идет сок, но только после того, как прогремит первый гром (Кириллово 2981-25). Имеются от­дельные упоминания об изготовлении пастушьих рожков «на продажу» (Крюково 2970-06).
В традиции бытовали духовые инструменты двух типов — язычковые и свистковые. Зафиксиро­ваны следующие названия инструментов: «дудка» («дудочка»), «рожок», «свирель» («свирёлка», «сви-рёлочка»), «жалейка», «свисток» («хвисток», «хвис-тулька»), «труба». Наименования могут обозна­чать как инструмент в целом, так и его составные части, а также относиться к различным типам инст­рументов.
Духовые инструменты изготавливались из оль­хи, тополя, вербы, липы, березы, ракиты, ивы, тро­стника, гусиных перьев. Длина язычковых инстру­ментов- 10-15 сантиметров. Сердцевина высверли­валась или выкручивалась. Количество игровых от­верстий варьировалось от двух до шести. Раструб делался из бересты и назывался «рогом», «трубой». Вместо бересты мог использоваться коровий рог, и, наконец, дудочка могла не иметь раструба. Свист­ковые инструменты имели одно-три игровых отвер­стия.1
Пастушьи наигрыши исполнялись на выгон скотины в поле, во время пастьбы — на сбор коров в поле и на сгон домой. По имеющимся сведениям, во всех этих ситуациях наигрыш был один.2 Кроме то­го, на пастушьих инструментах могли исполняться плясовые наигрыши и песни. Некоторые пастухи так мастерски владели музыкальными инструмен­тами, что про их игру говорили — «хоть плачь или пляши» (Большие Пети РФ 1985). Помимо соб­ственно пастушьих инструментов могли использо­ваться оказавшиеся под рукой бутылки с выбитым дном, деревянные трубки. Звучание рожков могло имитироваться голосом, воспроизводившим раз­личные сигналы («как музыка», «как бы трубил»), которые организовывали поведение животных на выпасе, способствовали общению пастуха с хозяй­ками и пастухов между собой (Качурицы 2204-09). Такие голосовые сигналы включали в некоторых случаях словесный ряд: «Тру-ту-ту-ту, бабы, гоните
коров!»; «Гоните коров, лентяйки, не спите!» (Ма­лое Заборовье 2974-01-04).
На территории Порховского района в недавнем прошлом были распространены малострунные крыловидные ГУСЛИ. Имеются сведения о шести-семиструнных гуслях,3 о восьми-девятиструнных,4 десяти-двенадцатиструнных.5 Строй девятиструн-ного инструмента: g^c’-d’-e^P-g^a’-b’-c2.
Это были инструменты, состоящие из рамы и двух дек, наклеенных на нее. Колки использовались кованые. Резонаторные отверстия (одно или не­сколько) располагались на верхней деке.6 Во время игры инструмент находился в вертикальном поло­жении на коленях: «в привал», «ребром», «боком». При ходьбе (на гуляньях, ярмарках) гусли подвеши­вали на плечо.7
Приемы игры на малострунных гуслях связаны с фиксированным положением пальцев левой руки — между струн и использованием приема бряцания правой рукой.8 «[Левая] — пальцы между струн» (Де-миденки 2965-14), «…пальцы втисня между струн и бье[т]» (Девонисово 2967-04).
Сведения о ГУСЛЯРАХ довольно многочис­ленны. У одного из исполнителей — Василия Нико­лаевича Суворова (1918 г. р.) — на гуслях играл отец (Капустино 2985-60), а от сына были записаны фрагменты гусельных наигрышей. В д. Девонисово помнят старика Ивана Иванова, умершего в войну; он также играл на гуслях — после любой работы «хоть маленько побандурит»; играл на этом инстру­менте и его племянник (Девонисово 2967-02, 04).
По имеющимся сведениям, с гуслями ходили «побирахи» — нищие (Верхние Горки 2205-01). «Ха-дйли, знаишь, такйи — ну, прахадяшшии — с гуслям хадйли. Но это до нас. Толька рассказывают, што вот там такой-то ходил с гуслям старик. То с ду­дочкой, то там с какой-нибудь вот жалёичкай» (Верхние Горки 2205-02). На гуслях играли цыгане, пастухи.9 «Цыган играл на гуслях. Харашо играл всяки танцы. Теперь не сыграть никаму так на гуслях. Теперь ведь и танцуют-та не так, как рань­ше» (Демиденки 2965-14).
Экспедиции зафиксировали уходящую тради­цию гусельной игры в юго-западной части Порхов­ского района — в Славковской и Верхнемостской волостях. В Дубровенской волости (северная часть
района) также имеются свидетельства о бытовании в недалеком прошлом гуслей данного типа.
Записана игра нескольких гусляров, в основ­ном, людей пожилого возраста. Среди них необхо­димо выделить Василия Максимовича Максимова (1902 г. р.), игра которого не уступает лучшим об­разцам, известным по соседним Островскому, Опо-чецкому и Красногородскому районам. Традиция игры на гуслях, зафиксированная в Порховском районе, не представляется самостоятельной и по всем параметрам примыкает к традиции Остров­ского района.
На территории Порховского района ранее бы­товали и многострунные, «большие» гусли. По всей видимости, можно говорить о том, что здесь, так же как и в других районах области, одновременно существовало несколько типов инструментов: гус­ли звончатые (усовершенствованные в начале XX века Н. И. Приваловым и О. У. Смоленским для оркестра народных инструментов В. В. Андреева), инструменты типа эстонского каннеля, столовые гусли (или «гусли столом») и всевозможные их мо­дификации.
На гуслях звончатых (гусли «треугольником», «уголком») было 15 струн, на самодельных инстру­ментах этого типа количество струн варьировалось от 12 до 17. «Такой угольник. Такая, примерно, даска. Вот тут ролики всякие. А там вот проволо-чина толстая — струны наведена» (Демиденки 2965-14). При игре гусли висели на плече или их клали на стол. Были также самодельные инструменты, возникшие под влиянием эстонского каннеля и «столовых» гуслей; количество струн на них дохо­дило до 40.
Приемы звукоизвлечения на многострунных гуслях связаны с использованием самодельных плектров: играли «косточкой» (Малое Заборовье 2974-01), «напёрстком» (Демиденки 2965-14). Паль­цы левой руки могли ставиться как между струн, так и на струны, нередко применялся прием «под-щипывания». Наибольшее количество сведений о бытовании многострунных инструментов получено в Славковской волости.10
Сведения о бытовании СКРИПОК на террито­рии Порховского района довольно многочислен­ны, хотя музыкальных записей осуществить уже не удалось.11 Память жителей старшего поколения со­хранила воспоминания об устройстве инструмен­тов, приемах игры, репертуаре, а также имена скри­пачей («скрыпышников» — Бёрдово 2971-03). У мно­гих информаторов на скрипках играли отцы, стар­шие братья. Кроме того, скрипачами были деревен­ские пастухи. Известных в округе музыкантов при­глашали на гулянья в другие деревни.12
В порховских деревнях играли как на фабрич­ных скрипках, так и на самодельных, имеющих че-
тыре, иногда три струны. Согласно одному из сви­детельств, скрипка имела шесть струн, где каждая из трех основных струн была удвоена (Лог 2983-04), т. е., по всей видимости, инструмент представлял собой модернизированный вариант трехструнной скрипки. Смычок нередко был самодельным. В д. Тетерино записаны сведения о полукруглой фор­ме смычка (2946-01).
По имеющимся сведениям, в порховской тради­ции существовали два возможных положения инст­румента во время игры: принятое в профессиональ­ной практике положение с упором в плечо, под под­бородок, и другое — вертикальное, с упором в коле­ни, перенятое народной скрипкой от древнерусско­го гудка.13
В Верхнемостской волости зафиксировано опи­сание старинной БАЛАЛАЙКИ — самодельного долбленого инструмента с жильными струнами и пятью ладами (Тетерино 2946-01). Наряду с этим широкое распространение получила современная балалайка, разработанная В. В. Андреевым; она вытеснила более архаический вид народного инст­румента. В Порховском районе традиция игры на балалайке очень развита. Зафиксированы три вари­анта настройки: общераспространенные — гитар­ный и балалаечный, а также редко встречающийся «минорный» строй (d1-hM-gI) и настройка двух ба­лалаек, играющих в ансамбле (Кириллово 2981-25).
Отметим некоторых балалаечников, в совер­шенстве владеющих инструментом и обладающих виртуозной техникой. Это Алексей Леонович Лео­нов (1927 г. р.) из д. Махновки Митрофановской волости, Константин Григорьевич Рыбкин (1930 г. р.) из п. Славковичи, Алексей Антонович Иванов (1922 г. р.) из д. Авчух Славковской волости.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Когда отмечают День города Пскова
  • В Пскове подошел к концу ремонт четырех дворов
  • Интересные факты о Пскове
  • АТО близка к завершению
  • Интересное