Поиск по сайту

Жанры народной прозы и поверья

Сведения о праздновании Петрова дня немного­численны. Он считался в народе «пастушьим празд­ником» (Подзорово 2984-02; Подсевы 2980-19). Так же как в Егорьев день, в Петров день все жители де­ревни приносили пастуху дары. «В Петров день таг-да уже несут творагу ему, масла и па лепёшки па бальшой с творагам. <…> В Петров абизательна та­кой парядак был в деревне» (Подсевы 2980-19).
Существует только одно свидетельство о том, что на Петров день, так же как и на Иванов день, жгли костры (Заболотье 2183-06). В д. Ольхово в Петров день была ярмарка (2980-29).
По народным представлениям, Старый Новый год находился «против Петра»: по погоде в Новый год определяли погоду в Петров день (Травино 2191-10).
?ф- Спасов день
В Спасов день носили в церковь освящать хлеб, зерна ржи, предназначавшиеся для сева озимых, яб­локи. «Пекли хлебец такой, насили в цёрькву слу­жить яво. Ва Спас и сейчас приносят. И зярно при­носят в церкву. Яблоко, зярно — рожь приносят, яч­мень. У каво какое зярно есть» (Качурицы 2204-28).
?ф- Флор и Лавр
Этот день почитался в народе как «коневий праздник». К церкви приводили коней, батюшка окроплял их святой водой (Кириллово 2982-01).
ОБРЯДЫ, СВЯЗАННЫЕ
С ЗАВЕРШЕНИЕМ ЦИКЛА ЛЕТНИХ
ПОЛЕВЫХ РАБОТ
?$? Зажин, «зажинка»
Жать начинали с Ильи. В Ильин день варили кашу. «Какие крупы е[сть], такие и варили. Бывала, с свайх круп варили. С авса да с жита» (Славковичи 2975-05).
Зажинала рожь старшая женщина в деревне, считавшаяся в народе счастливой. Как и за любую работу, жать принимались благословясь. Обяза­тельно начинали жатву сытыми.125
Начало жатвы отмечали ритуальной трапезой, аналогичной той, которую устраивали на оконча­ние жатвы — «яйшенки нажарим» (Славковичи 2975-33).
ПЕРВУЮ ПЯСТКУ («ПРЯДКУ») ставили к иконе, «на божницу», в «Божий угол», чтобы был «спор».126 «Там [дед] саберё[т] каласков сколькя, и вот он так свяжет и принесёт. И раньше угал перён-ний — ён был в иконах. Такйи были иконы бальшёи, были павёшена лампады, зажигалися в субботу. <…> А пястачку адную клали туда к иконы. Дедуш­ка, бабушка — яны уже всё делали. <…> Дед — он и клал. А потом, как дедушка с бабушкой умерли, то­же стал[и] — папа и мама» (Славковичи 2974-35). Впоследствии зерна из первой пястки использовали для засева. Их клали в севню или зарывали в землю, когда шли сеять (Славковичи 2974-33).
Первую или вторую пястку сжатой ржи связы­вали узлом и прикладывали к спине или привязыва­ли к поясу (у поясницы), чтобы не болела спина. С этой же целью садились на первый сжатый сноп.127
ПРОЦЕСС ЖАТВЫ был очень трудоемким. Жницы жали весь день — от восхода до заката солн­ца. «Ведь рожь-та жать — такая жара! Лёта-та такое жаркая. [Говорили]: "Нады жать, пагода харо-шая". Так вот пабягёшь скарёй, пакупаисси — [и снова жать]» (Славковичи 2974-33). Возвращаясь «с жатья», на отыдхе и во время работы жницы пе­ли песни- «далявые» и «коротенькие».128 К сожале­нию, в памяти людей старшего поколения не сохра-
нилось ни текстов, ни напевов «далявых» — лириче­ских песен. Однако «коротенькие песни» — жнив-ные припевки — помнятся довольно хорошо. Их об­разный строй связан с «жалобой» на разлуку с ми­лым. Вот тексты некоторых из них, записанные в д. Качурицы (2204-04):
«Песни петь я начинаю, Может, слышить милый мой? В этый песни всё извес[т]но -Как гуляли мы с таббй.
Песни пела, грудь болела, Сердце надрывалася. Па лицу катились слёзы -С милым расставалася.
С-за чаво мы разайшлйся? С-за письма, миленький мой. Какие глупасти писал Мне, дявчбнке маладой.
Гаваря[т], я пахудёла -Мне не удивительна. Живу с милым я в разлуки, Жисть мая тамйтельна.
Гаваря[т], я пахудёла -Теперь буду здаравёть. Каво любила — забываю, Мне больше нёкава жалеть».
?ф- Окончание жатвы, пожинки
Завершая рабочий день или заканчивая жатву, жницы благодарили и «ЗАКАРМЛИВАЛИ» СЕРП:
«Спасибо, серяпбк,
Всю рожь сжал
И пальчик ня срезал,
И здарбвья себе ничевб не сделала.
Всё жива-здорова»
(Щерепицы 2193-06).
«Спасибо, сиряпбк, Што май ручки побярёг. Пастарайся в яравбм, Как пастарался в аржанбм, Не парёзал пальчики!
Пригавариваешь. Так и сиряпбк вазьмёшь, вот так завёрнишь каласочкам на конячок: "Ешь кыла-сбк! Харашб ты пожал и ешь! Тебе кыяасочек"» (Качурицы 2204-06).
Сжиная ПОСЛЕДНЮЮ ПЯСТКУ, клали кре­стное знамение — «перекрещивались» и приговари­вали: «И слава Богу!» (Щерепицы 2194-05).
Срезая последние колосья, ПРОГОНЯЛИ БА­БУ ГОРБАТУЮ: «Как толька видим, што уже к канцу, всё, уже там чуть-чуть остаётся и гаварим: "Ну, бягй, Баба Гарбатая, в лес! А ты, Баба Гарба-тая, бягй в лес!"» (Качурицы 2204-06).
Когда заканчивали жать, женщины обращались к ниве с приговором на возврат силы: «Нива, нива, отдай маю силу!» (Заболотье 2183-10).
«Нива!
Подай мак) силу!
Яишница у меня севбдне!
Слава Богу!
Слава Тебе, Гбспади!
Севбдне яишница!»
(Верхние Горки 2206-04).
ПОСЛЕДНИЙ СНОП завязывали с молитвой: «А так, завяже[т] завязачкай. Скольке там — три узе­лочка завяже[т] и прачитает малитву. Всё с малит-вай. Какую хошь [читай]:
Во имя Отца и Сына И Святага Духа. Аминь, аминь, аминь»
(Славковичи 2974-33).
Закончив работу, женщины садились на сноп: «А патом и на снапы пасидёть [надо], эта штоб у тя спина не балёла» (Славковичи 2974-33; также: Кон-дратово 2988-44).
С последним снопом девушки и молодухи гада­ли. Сидя на нем, крутили серпом над головой и затем бросали его за спину — куда серп упадет, туда девушка замуж выйдет. Молодые женщины смотре­ли, есть ли букашки под снопом — сколько их, столько и детей будет. Последний сноп несли в дом и ставили в передний угол (Махновка 2174-08; Оль-хово 2980-33; Тинеи 2190-11).
Закончившие жать помогали отстающим, чтобы закончить жатву вместе.129 На окончание жатвы го­товили ТРАПЕЗУ дома или на поле: варили «пожи-нальную кашу», жарили яичницу, пекли пирог из «нового» хлеба.130 «Уже кагда сажнёшь, всё эта спра­вишь. Яишенку-то дома там нажарим. Нажаря[т] до­ма уже ужину, как пажали всё ёта. Старый гаварйли:
Ну, слава Тебе, Господи,
Што Гаспбдь дал,
Радйл нам хлебушка наш насущный,
Дашь нам есть»
(Славковичи 2974-33).
Возвращаясь с поля домой, ломали ольховые ветки и махали ими в избе — «ВЫГОНЯЛИ МУХ» (Тинеи РФ 1757).
ОСЕННИЙ ПЕРИОД КАЛЕНДАРЯ
Всю осень женщины занимались ОБРАБОТ­КОЙ ЛЬНА — мяли его, трепали, чесали щетками. Делали льняное масло.131
ОБМОЛАЧИВАЛИ ЗЕРНО — молотили цепами пять-шесть человек. «[Рожь] сначала абстябывают [хлещут снопами об лавку], с бальшова-та калосья-та штобы зярно-та высыпалася. Яё отстябывают, а патом расстилают эты снапкй. Связачку развязыва­ют и вот расстилают па обе стороны. Вот так на­стилают, и вкругавуютак и идёшь, выколачиваешь. В сирядйнке-та тоже есть эти кыласочки, они же не
обстябаютца. Ну вот, поначалу идёшь — по маковоч-кам, што где аставишь эти зернйночки. Патом па сирядйне идёшь, патом пиреварачиваешь эты всю саломку и втарую старонку [обмолачиваешь]. Так вот прайдёшь два раза. Патом апять эту саломку стряхываишь. Вытряхываишь зярнйнки и апять в пуки связываешь и уносишь» (Качурицы 2204-28).
С «Постным Иваном» связан запрет на некото­рые огородные работы, в которых использовались режущие предметы. По легенде, источником кото­рой является каноническое житие святого, в этот день нельзя ничего рубить и резать в память о том, что Иоанну отрубили голову (Заболотье 2183-08). «А то есть в сентябре праздник такой — "Постный Иван" назывался. Ну и мы сичас, кто вот старики, дак малёнька атмячают. Где-та бутылку там сыка-номят, а то и две, и халадцу наварют» (Подсевы 2980-10).
На Покров примечали погоду. «Поговорку га-варйли, бывала всё, што: "Пакрдв или листам па-крое[т] (лист срывае[т] с лесу), или снег[ом] пакрд-е[т]". Вот эта такая поговорка была. А калй как» (Кириллово 2982-01).
Девушки гадали. «Вот кагда лажйсся спать на Пакров и вот скажи сам себе. Три раза сказать нужна:
Пакров, Присвятая Багарбдица, Пакрбй свайм пакрбвам Нёба и землю, И меня, маладу.
И расскажи, што сбудетца со мной в нынешном гаду.
И вот на Пакров всё приснйтца, што вот будет» (Подсевы 2980-06).
СУПРЯДКИ, ГУЛЯНЬЯ МОЛОДЕЖИ
В период от поздней осени до ранней весны -от Покрова до Рождества и от Крещения до Масле­ницы — девушки собирались на ПОСИДЕЛКИ, СУПРЯДКИ. Ходили по вечерам — с семи и до одиннадцати-двенадцати часов ночи. Отправляясь на супрядку, девушки пели «далявые» песни. По окончании супрядок парни провожали девушек до дома.132
Собирались на супрядки в «откупных избах» или по очереди в избах, девушек — «череду», «оче­редь» держали. Собственно прядение осуществля­лось в будние дни, а в воскресенье вечером прохо­дило гулянье без работы, на которое приглашали гармониста.133
Девушки пряли на супрядках лен, а также вяза­ли кружева — готовили себе приданое. Набиралась полная изба народа, могли приходить девушки из ближайших деревень. В одной деревне собиралось обычно несколько супрядок, на каждой из которых
было, в среднем, по десять-двенадцать девушек, а иногда доходило и до двадцати.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Когда отмечают День города Пскова
  • В Пскове подошел к концу ремонт четырех дворов
  • Интересные факты о Пскове
  • АТО близка к завершению
  • Интересное