Поиск по сайту

Жанры народной прозы и поверья

праздники» (Верхний Мост 2988-72). Ставили «коз­лы» и на веревку клали большую доску, «на дасках каталися». На одном конце доски сидели три-четы­ре девушки, на другом — парни. Они раскачивали качели так сильно, что можно было и перевернуть­ся. Другой вариант устройства качелей — «на кана­тах»: к большому столбу, врытому в землю, привя­зывали четыре большие веревки, на концах кото­рых располагались «сиденья»; парни «заносили» ве­ревки при помощи деревянных подпор-«рогатин» вокруг столба и отпускали (Верхний Мост 2988-72). Когда качались на качелях, пели песни «сутолокой» [все вместе] под балалайку.»’
Мужики и парни ИГРАЛИ «В РЮХИ». «Муж­чины играли в свай игры — "рюхи ганяли". Вот рю­хи паставют — "горад" назывался. Рюхи расставют в нёскалька рядов. Палки у каждава сделанные и вот анй паддают — эта "гарада" сбивают» (Верхний Мост 2988-72). «А то мальцы "в рюхи" играют — в "гарада" бьют палкам. В общем, весила была! А сечас…» (Девонисово 2965-13). Жители порховских деревень с горечью говорят о том, что сейчас местные традиционные обычаи не соблюдаются. «Прайдй всю деревню — в будень ли, в праздник ли — челавёка нет! И какой-та народ стал — ни к каму ни зайти. Все какй-та, как дикари стали» (Девони­сово 2965-13).
ОБРЯДЫ, СВЯЗАННЫЕ С ЛЕТНИМИ ПОЛЕВЫМИ РАБОТАМИ
На территории Порховского района устраива­ли ТОЛОКИ для вывоза навоза на паровые поля во время Петрова поста. Возили навоз на пяти-шести конях. Существовало строгое распределение трудо­вых обязанностей. «Нас, падросткав — навоз вазйть. А старший накапывают. Вот накоплют навоз — пер­вый и пашёл» (Подсевы 2980-14).
Подростка-повозника, приехавшего послед­ним, дразнили «килой», «гонцом». Его в шутку об­ливали водой, кричали: «Гонец! Аи, гонец! Папасй наших авёц!» (Щерепицы 2192-30). Приехавшего предпоследним называли «подкйлок».112 «С абёда абганяли — вот хто впярё[д] запрягёт… Кто сзади, во говорит: "Кила, кила ёдит!". А ещё эты — не-бальшйи падростки. Вот гаварйт [старший]: "Заец там — в хамутй!". Он [мальчишка] астановитца, йшшит, а зайца там нет. А ево абганяют. А он паслёдний астаётца. Вот тебе и "кила"!» (Подсевы 2980-14).
Обливали не только последнего, но и других участников толоки. В основном, это делали стар­шие девушки и парни. «Абливалися. Вот, бывала, дак и не знаишь. Сичас с вёдра — чебурах! — на тябя вот так. Тячёт! <…> Ну, эта старший. Нас-та, ма-лалётак, ни абливали, эта — между сабой» (Подсевы
2980-14). Парни силой тащили девушек и кидали в реку, в озеро, в «мочило» (пруд, где мочили лен), несмотря на их отчаянное сопротивление. «В6зю[т] навоз. Саберутца молодые парни и вот пабягут, ва-ды вядрам принясут. А девушки идут. И вот пайма-ют, паставя[т] яну, паливаю[т] вадой. И дамой пай-дёшь — так и тякё[т] с тебя! Паливали, паливали. Нас, била, паймают да — в реку! Там паставя[т], в самую глубину ввядут. И идёшь дамбй — как рыба!» (Славковичи 2974-35).из
Окончание работы отмечалось совместной тра­пезой: угощал хозяин толоки, или делали СКЛАД­ЧИНУ. «На талаку ели: шчи варили в печках, кар­тошку тушили. Делали кто што. Каши варили ався-ныи, житный» (Славковичи 2974-35). Проходило гулянье с гармонистом.114
ЛЕТНИЕ КАЛЕНДАРНЫЕ ОБЫЧАИ И ОБРЯДЫ
-Ф- Иванов день
На территории Порховского района накануне Иванова дня проходили ночные гулянья молодежи в поле, у реки.
Немногочисленны, но чрезвычайно важны све­дения о КОСТРАХ в иванскую ночь, зафиксиро­ванные только в записях экспедиции 1987 г. в север­ной части района — на территории Дубровенской и Павской волостей: на пожне жгли веники, а также колеса и бочки. Их поднимали «повыше», укрепляя на высоких палках, жердях.115
Иванов день называли «ЦВЕТОЧНЫМ» или «ЦВЯТНЫМ ИВАНОМ» (Лог 2982-22; Подсевы 2980-12). В этот праздник собирали травы и цветы, которые впоследствии широко использовали в бы­товой и лечебной практике. Цветы «иван-да-марья» («Иванова трава»), а также «богатки» («богачки», «божанки») скармливали скоту, приносили в дом и стелили по полу.116
Для гадания собирали двенадцать цветков: «Двянадцать цвятбв разных-разных. Не так, што ка­ли напала на анные цвяты-та [и] нарвала. Разных -двянадцать цвятбв» (Бёрдово 2972-03). Среди цве­тов, на которых гадали, обязательно должны были быть «богатки» — «такая травина, такой цвет; и ён вот так расцвятё[т]; такой сдёлаетца, как лапуха» (Бёрдово 2972-03).
Основные виды гаданий:
— Богатки затыкали под матицу, в потолок, под слегу и загадывали на замужество или смерть.117 «В Иванов день сабираю[т]. Вот тбрка-ю[т] багатки, гадаю[т]. На улице нарвёшь, патбр-нишь пад матицами. Што ты задумаишь?.. Расцвя-тё[т] твая багатка — Зта сдёитца, правда. Завяне[т] -[не сбудется]. Вот патбрнишь и думай» (Бёрдово 2972-03).
—  Клали богатки (или венок из цветов, двенад­цать разных цветов) в изголовье, приговаривали: «Суженый-ряженый, приди ко мне за цветам», — ко­го увидишь во сне, за того и замуж выйдешь.118
—  Кидали цветы в колодец («ключ»): «Вот на Иванав день сабярй двянадцать цвятбв разных, кинь в калбдец — в тот (па шесть) и в тот угал. Саединятца анй вместе, букетики, — ты выйдешь замуж, не са­единятца — так не-е. Вот скинь в тот вугол, в ключ, и в другой [угол]. И [если] яны вот сойдутся вмести, приплыву[т], ага — выйдишь. Ня йменна замуж. Што ты задумаишь, то бу\ця. А если яны врозь, то твая дума — вся неправда» (Бёрдово 2972-03).
—  Плели венки и бросали в реку, смотрели: к какому берегу пристанет — в ту сторону девушка выйдет замуж.119
Повсеместно распространены представления об Ивановом дне как КОЛДОВСКОМ времени. Обе­регаясь от колдунов, обходили двор «по солнцу», «чтобы колдуны не заколдовали». Разгул нечистой силы связывался с ночным, темным временем суток или предрассветным. Считалось, что колдунам в ночь накануне Иванова дня не заснуть.120
Объектами негативного воздействия колдов­ских чар были: домашний скот, возделанное поле, на котором вызревал урожай, жилище, сам человек. «Рассказывали, там бь’ша три или чатыри старухи. Вот што-нибудь рассёрдитца на тябя, ана так сдела­ет тебе, што ты хадйть ня будешь. Ноги есть, руки есть, а хадйть ня будешь!» (Подсевы 2980-12).
Среди способов нанесения порчи на скотину ча­ще других называли подкладывание магических «наговоренных» предметов.
Наиболее традиционные меры защиты домаш­них животных от колдовства, предпринимаемые в иванскую ночь: замыкание двора на замок, подпи-рание дверей осиновым колом («осинкой»), подкла­дывание под порог или к двери «деда». «А в дверях ставили (ну как назвать?) — "дёдышник" такой, кбл-кай-та. "Дед" называли явб. Он малбдинькай-та кблкай. Вот этат "дед", штобы калдун ня спортил двор» (Подсевы 2980-12).
Верили в то, что накануне Иванова дня колду­ны («колдуньи», «коддбвки», «русалки») бегали по ржи («на мятлах ездили») и «прожинали» рожь, де­лали «прожйны» во ржи, рожь «заламывали», «за­жинали залом» — выстригали колоски в середине полосы, забирая «спор» из хлеба — «хлеб не будет спарйтца».121 Колдовка в образе «зверюшки» или женщины с длинными распущенными и растрепан­ными рыжими волосами бегала по полю, махала руками, кричала: «Выжин ёстя!».122
Колдуньи пережинали поле «с угла на угол» («наскос^ю»), срезая по 3-4 соломинки («прожй­ны», «просеку» делали), и завязывали узлы в ржа­ном поле — «залбмы», наговаривали на них. Расска-
зывали, что «заломы» нельзя сжинать. Если этот узелок случайно попал в руку — человек заболеет, у него «заломит» руки, поэтому такую полосу не жа­ли вовсе, «залом» сжигали.123
Стремлением противодействовать вредонос­ным силам обусловлен обычай не спать в иванскую ночь — караулить колдунов. Занимались этим мужи­ки и парни. По народным поверьям, колдуны обо­рачивались в иванскую ночь кошками. Кошку-обо­ротня невозможно убить, но зато можно нанести ей вред и тем самым «узнать», кто в деревне колдует. В д. Качурицы записана быличка о том, как мужики, караулившие колдунов, ударили пробегавшую кошку по задней лапе, и на следующий день колду­нья заболела. Чтобы оградиться от колдовских чар, во время ночного бдения на Ивана вели себя шум­но и громко, стучали и брякали железками. С этой же целью мальчишки-подростки волочили по де­ревне борону зубьями вверх.124
В некоторых деревнях Порховского района за­писаны рассказы о посещении СВЯТЫХ МЕСТ ут­ром в Иванов день: ходили в часовенку и «на клю-чок» (родник), там умывались, брали воду, прино­сили домой. Взятая из святого источника вода счи­талась святой, ее пили сами и давали скотине (Ка-пустино 2985-42; Столыпине 2190-02). В д. Подсевы в этот день была служба на полях, где растет хлеб (2980-15).
?ф- «Летний Егорий»
Упоминается празднование «Летнего Егория»: «Егорий — эта женский праздник был в старину, "бабий праздник". Летам он был. Егорий этат был в июле месяце. Атмечали Егорий: всегда в старину-матушку сбиралисе, все наряжалисе, все угащалисе, все пели, все танцавали, и вся музыка сабиралася. Гуляли только аднй жёншчины» (Верхний Мост 2988-72).
?ф- Петров день

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Когда отмечают День города Пскова
  • В Пскове подошел к концу ремонт четырех дворов
  • Интересные факты о Пскове
  • АТО близка к завершению
  • Интересное