Поиск по сайту

Жанры народной прозы и поверья

ДИАЛЕКТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РЕЧИ, по возможности, отражены в расшифровках. В говоре встречаются следующие особенности: в области фонетики — «аканье» и «яканье», спорадически -«оканье», наряду с мягким «ч» отмечается и твердое «ч»; в области морфологии — может отсутствовать «-т/ть» в окончаниях глаголов 3-го лица единствен­ного и множественного числа (например, «ходя» -ходит, «нося» — носит, «прося» — просит).
Раздел 2
КАЛЕНДАРНЫЕ И ТРУДОВЫЕ ОБЫЧАИ, ОБРЯДЫ, ПРАЗДНИКИ
святки
(СВЯТЫЕ ВЕЧЕРА, КОЛЯДЫ)
Святки — двухнедельный праздничный период, во время которого строго соблюдались традицион­ные ЗАПРЕТЫ НА ПРЯДЕНИЕ, мотивирующиеся различным образом: «На Святках нельзя прясть -будут овцы кружйтьца» (Славковичи 2975-01). В «Коляды» все «верятёшки» сматывали и прятали -если в Святки увидишь «верятёшко», то летом уви­дишь змея (Качурицы 2211-15). В других случаях указывалось, что прясть все же можно, но только дома, в одиночестве, рано утром.1 По одному из свидетельств, с Рождества до Нового года проходи­ли гулянья, а с Нового года собирались супрядки, и только на Крещение следовало заключительное гу­лянье без работы, замыкающее святочный период (Верхние Горки 2205-37, 38).
Для того, чтобы в новом году был хороший урожай овса, на Рождество в прялку ввязывали но­вую кудель. «Накануне Ражаства Кыляда пришла. Кужлй тягали, ввязывали свежие в прялку, штобы был авёс хароший. Вот, бывало, стягаю кужель бальшённый и в прялку ввяжу. Эта в Ражжество» (Малое Заборовье 2973-35). Оставшуюся недопря-денной кудель прятали и хранили до Крещения.
На Рождество в доме ЗАСТИЛАЛИ ПОЛ РЖАНОЙ СОЛОМОЙ. «Христос родился в салом-ке в яслях — салбмку и клали» (Щерепицы 2193-06, 07).
Наиболее насыщены обрядовыми действиями были кануны праздничных дней святочного пе­риода, называвшиеся КОЛЯДАМИ. В подавляю­щем большинстве случаев Колядой считали день накануне Рождества; «на Коляду» начинали ря­диться. Сохранилась также память о двух Колядах — рождественской и крещенской — «хрящёнской», реже трех — перед Рождеством, Новым годом и Кре­щением.2
К кануну Рождества было приурочено ЗАКЛИ-КАНИЕ МОРОЗА3 — хозяйка заваривала толокно (или варила картошку) и затем ставила его на окно (выносила на улицу, в сени) — «на мороз», кричала:
«Марбз, Марбз, Ни марбзь мой авёс! Иди на акнб,
Ешь талакнб! Талакнб, талакнб, Кто выгляни[т] в акнб, Придёт есть талакнб!»
(Щерепицы 2193-06, 07).
То же самое делали в канун Крещения. Хозяин дома или ребятишки, садясь ужинать, клали в та­релку жито, ставили на стол и кричали:
«Марбз, Марбз,
Ни марбзь мой авёс!
Иди [в]ун к сусёду — марбзь! <…>
На тябё талакна,
Ешь талакнб!»
(Ясно 2178-01).
Накануне Рождества с пением «молитв», «сти­хов», с поминовением умерших «родителей» и прось­бами о подаянии ХОДИЛИ НИЩИЕ, СТАРЦЫ.-»
Вечером накануне Рождества совершался ОБ­РЯД КОЛЯДОВАНИЯ — обход дворов с пением пра­зднично-поздравительных песен — колядок. Участни­ками колядования могли быть дети (мальчики-под­ростки, девочки 11-12 лет). Колядовали, в основном, под окнами (пели «по подоконью»), иногда заходили в дом.5 Колядки завершались возгласным обращени­ем к хозяину дома с требованием одаривания.
Императивность слова усиливалась характером интонирования — «вот так и вопишь», «кричишь гулка»:
«Тётенька Праскавёя, Надялй-ка паскарёй! Марбз вялйк, Стаять не вялйт! Хлеба ламтйны, Нету — денег питачйны! Не режь, не ламай, Так и весь падавай!»
(Бёрдово 2971-11).
Колядовщиков наделяли конфетами, печеньем, яблоками, давали хлеб, сахар, деньги. Собранное после обхода деревни угощение делили между со­бой или устраивали складчину.6
Сведения об исполнении виноградин зафикси­рованы только в Дубровенской волости — северной части Порховского района, тогда как в централь­ной части района (Славковская и Верхнемостская волости) в памяти людей старшего возраста (1900-1910 гг. р.) уже не сохранилось воспомина-
ний, связанных с обычаем петь празднично-поздра­вительные песни с припевом «Виноградье красно-зелёное моё».
Обход дворов колядовщиками непосредственно сменялся пением рождественского тропаря «Рожде­ство Твое, Христе Боже наш» — РОЖДЕСТВО СЛАВИЛИ, ХРИСТА СЛАВИЛИ, ХРИСТОСЛА-ВИЛИ. Исполняли тропарь преимущественно муж­чины («пасалбмшшики»), когда возвращались с церковной службы домой. Его пели так же, как и колядки, под окнами.7 Славление Христа продол­жалось утром в день Рождества. В утренних обхо­дах активное участие принимали дети и подростки. Хозяев вызывали на крыльцо, или один-два челове­ка из колядующих заходили в дом, а другие остава­лись на улице и пели тропарь.8 Участников ритуала обязательно одаривали. «Вот подайдут под акнб, пают. Праздравили, прапёли — нада вынести рубе-лёк. А раньше выносили зярнб, и с саночкам езди­ли. В мяшбк, хто што вынясит — высыпали и вазй-ли» (Луг 2980-01).
Взаимодействие обрядов колядования и христо-славления проявляется в фольклорной традиции в контаминациях молитвословного текста и импера­тивных обращений к хозяевам дома с просьбой о наделении («Образцы напевов и текстов календар-но-обрядовых песен, припевок, выкриков», № 6).
Христославщики обходили дворы «СО ЗВЕЗ­ДОЙ», описания которой многообразны: «Ришатб калбли напопалам, ётат абручбк-та. Калбли и дела­ли так — крястбм. Он палучаетца как пузырь такой. Масла пириливали в бумагу и обтягавали. Ико-ночки с аднбй стороны [и] с другой стороны (бу­мажные есть такие иконки) приляпляли. А туды ставили пузырёчек с маслам. Зажжён, как свечечка» (Луг 2980-01). «Звязда — вот так: сначала палка, па­том круглая штучка такая, и ана бумагой обклёи-ватца. Такая нада, штоб вот такй дуги. Фонарём, штоб там святило это в сярёдку. Там аны придела­ли, штоб свечка не валйлася, так стаяла. А тут -кругом сделана, и кресткй поставлены. И ходят аны [христославщики], вертят эту штуку-та и пают» (Большой Волочёк 2976-09).’
Одна из важнейших доминант святочного пери­ода связана с традицией РЯЖЕНЬЯ. Ряженые хо­дили «…с Ражаства и да Крищёнья, две недели пач-тй» (Подсевы 2980-19). Народная терминология ря­женья: «облаживались», «обделывались», «чуди­ли», «комёдили», «комедианили», «бедокурили», народ становился «пугалом», «шутили», «шутки де­лали», наряжались «чучелом». Собственно ряженые именовались «наряжбниками», «наряжухами» и «наряжбхами».’ °
Общие сведения о ряженье зафиксированы по­всеместно на территории Порховского района. От­мечается приуроченность ряженья к вечернему вре-
мени, к канунам. Рядились и молодые, и старики. Ря­женые ходили артелью по своей деревне, ездили в чу­жие деревни. Для веселья брали с собой музыкаль­ные инструменты- гармошку и балалайку, на кото­рых подыгрывали себе под пляску, пели припевки.11
Среди персонажей ряженья наиболее многочис­ленны описания ряженых «цыганами»:12 «цыганям собирались», «сряжались» — надевали длинные «ма­мины» платья, старинные сарафаны. Важное качест­во их облика — то, что они одеты «не так, как следу-е[т]»: шуба — кверху шерстью, «толкушка» привяза­на к боку (Осташево 2982-06). «Девушки — в цыган­ках, ну а парьни-то цыганам наряжались — усы на-вядут углём, вот. Рубахи какй-небудь найду[т], што вот на цыгана был бы схож ба» (Подсевы 2980-10). «Цыган» приходил вдвоем с «цыганкой», она гада­ла по руке, вместе они плясали, и их одаривали хле­бом, куском мяса. «Цыганка с ребенком» просила подаяние: «Сахару давайте — ребёнку на соску!».
Распространены такие ряженые, как «Старик», «Старая Баба», «Баба Яга», «Чёрт», «Нищие».13 Название персонажа ряженья поясняет наиболее характерную деталь его облика: у «Старика» -льняная борода, у «Бабы Яги» — помело, у «Нищих»
—  соответствующее одеяние. «Нарядимсе и вот па дирявням ходим. Адёнимся-та грязна, худа и рвана. И каликай,14 и маркбвкай, капустай абвёсимси» (Ольхово 2980-29).  Ряженый «Чёртом» надевал «пальтушку», самодельную маску из марли, приде­лывал «рожки».15
Среди мифологических зооморфных персона­жей: «Медведь», «Свинья», «Гусь», «Козёл». «Хадили и медьвёдем. Вот Сенька любйу хадйть всё медьвёдем
— шубу вываратют, и он и придёт. <…> Пляшут и всё» (Подсевы 2980-19). «Лошадь» — связывали двух чело­век «задница к заднице» и накрывали покрывалом, еще один человек садился на «лошадь» верхом.16
В нескольких деревнях Порховского района за­фиксирован ряженый «Курыш»/«Куруш».17 Харак­терно, что в представлении этого персонажа уча­ствовали дети. «Раньши даже малинькии-та мы, бы­вала, [рядились]. Шубу абарбтим, да и веник привя­жем — хвост, и пляшем. Руки, рукавы-та, туда, е на-гу [в валенки]. И вот тут и пляшишь:
Куруш-куруш, папляшй, Тваи дети харашй. Аи, нос кручком, Жопка с яшшечком.
А куруш пляше[т]! Абдёлавши-та» (Ольхово 2980-29).
Один из характерных приемов ряженья — пере­одевание в одежду противоположного пола.18 «Жёншчина одяваетца там в мужчину: штаны там, каку-та гимнастёрку с арденам. А мужчина там в жёншчину пиридяваетца. Ну и кто как мог — чуди­ли» (Подсевы 2980-10). В некоторых случаях такие
ряженые получали наименование — «Суженый-ря­женый»: женщины надевали мужские брюки, «ко­жанку», шапку, брали в руки гармонь (Качурицы 2211-15).

Оформление могил от мастерской 40 дней на любом кладбище оформление могил на кладбище фото.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Когда отмечают День города Пскова
  • Интересные факты о Пскове
  • АТО близка к завершению
  • Иллирийский, этрейский, эсперантский…
  • Интересное