Поиск по сайту

Всеволод Мстиславич

В свою очередь, в текст погодной статьи Ип. было добавлено известие о приглашении в Новгород Святослава Ольговича, в результате чего была нарушена стройность повествования: «…а Святослава Олговича оуведоша к собе а Всеволод Мьстиславичь и приде Кыевоу к строеви своемоу». Здесь явно ощущается шов, вызванный редакцией текста. Было опущено указание на годичный срок пребывания князя в Вышгороде, вместо чего вставлено клише: «Того же лета», из-за чего события двух лет были окончательно втиснуты в рамки одной погодной статьи. Исключив новгородцев из состава делегации в Вышгород, редактор сделал сознательный акцент на активных действиях псковичей: «Того же лета придоша Плъсковичи и пояша к собе Всеволода княжить а от Новгородець отложиша». В этой интерпретации псковичи в пику новгородцам самовольно отправили посольство к Всеволоду в Вышгород для того, чтобы пригласить его к себе на княжеский стол. Всеволод Мстиславич принял это предложение и «сед Пльско-ве». Кроме того, в текст погодной статьи была включена развернутая дата кончины князя: «преставися,… месяца февраля в 11 масленой неделе в четверг». Когда, где и при каких обстоятельствах были внесены эти поправки?
Общерусский летописный свод южной редакции (Ипатьевская летопись)—довольно сложный по своему составу памятник конца XIII — начала XIV в. Он состоит из трех самостоятельных частей: Повести временных лет (до 1118 г.), Киевской летописи (до 1200 г.) и Галицко-Волынской летописи (до 1292 г.). Этот памятник складывался постепенно, путем включения материалов одного летописного свода в другой. Так, га-лицко-волынские известия появляются в тексте Ип. начиная с 40-х годов XII в. Среди источников Киевской летописи был черниговский летописец. Активно привлекались при составлении свода материалы Северо-Восточной Руси20. Известия 1138 г. хронологически соответствуют второй части Ип. Но владимирская обработка второго вида известия 1138 г., возникшая в самом начале XIII в., не могла попасть в Киевский свод 1200 г. Видимо, в нем читалась первоначальная версия второго варианта, которая позже была заменена обновленным текстом. Возможно, привлечение владимирской обработки текста второго вида и ее новая редакция были предприняты в ходе оформления галицко-волынского летописного материала, который был использован при составлении Ип. летописи как в ее второй, так и в третьей частях. Как псковские известия могли попасть в руки автора галицко-волынского летописного свода? Следует вспомнить еще одно дейстующее лицо, которое соединило между собой новгородско-псковскую, владимирскую и галицко-волынскую историю.
На страницах Ип. достаточно много внимания уделяется Мстиславу Мстиславичу Удалому (Удатному). Этот князь происходил из смоленской ветви Ростиславичей, но смоленский стол он никогда не занимал. Его судьба была прочно связана с Новгородской землей, а позже с Галицкой. Его отец — Мстислав Ростиславич Храбрый — умер в 1180 г. на княжении в Новгороде и был похоронен в Софийском соборе21. Это обстоятельство и привело в Новгород Мстислава Мстиславича, который занимал до этого княжеские столы в Треполе, Торческе и Торопце. Под 1210 г. НПЛ описывает его внезапное появление в Новгородской земле: «На ту же зиму приде князь Мьстислав Мьстиславиць на Тържьк и изма дворяне Святославли (Святослава Всеволодича), и посадника оковаша, а товары их кого рука доидеть; а в Новъгород приела: «кланяяся святей Софии и гробу отця моего и всем новгородьцем; пришьл еемь к вам, слышав насилье от князь, и жаль ми своея отцины». То слышавъше новгородьци послаша по нь с великою честью: «пойди, княже, на стол»; а Святослава посадиша в владыцьни дворе и с мужи его, донеле будеть управа с отцемь (Всеволодом Большое Гнездо — К.Т.). Приде Мьстислав в Новъгород, и посадиша и (его — К.Т.) на столе отци, и ради быша новъго-родьци»22. Занимая княжеский стол в Новгороде, он активно вмешивается в дела Северо-Восточной Руси, особенно после смерти в 1212 г. Всеволода Большое Гнездо. В1216 г. он возглавил новгородские полки в Липицкой битве, которые выступили на стороне Константина Всеволодича. Их противниками были младшие братья Константина Юрий и Ярослав Всеволодичи. Последний приходился Мстиславу Удалому зятем. К отцовскому гробу Мстислав Мстиславич апеллировал и в 1218 г., когда он окончательно ре-шилсятгеребраться на юг и занять освободившийся княжеский стол в Галиче: «кляня-юся святей Софии и гробу отця моего и вам; хоцю поискати Галиця, а вас не забуду; дай бог леци у отця у святей Софии»23. Но его надежды на погребение рядом с отцом в новгородском Софийском соборе не сбылись. Через десять лет княжения в Галиче он скончался, где и был погребен в 1228 г.
Мстислав Мстиславич был правнуком Мстислава Великого, в честь которого он и получил свое имя. Следовательно, он доводился родственником (внучатым племянником) Всеволоду Мстиславичу. Совершая многочисленные военные вылазки против чудских племен (в 1212 г. — «на Търму», в 1214 г. — «на Ереву»)24, он неоднократно бывал в Пскове, посещал ц. СвЛроицы, где находилась гробница Всеволода — Гавриила. В последнем походе принимал участие «пльсковьскыи князь Всеволод Борисовиць с пльсковици»25. Мстислав Мстиславич активно вмешивался в замещение псковского княжеского стола. Так, под 1211 г. в летописи сказано: «И посла князь Мъстислав Дмит-ра Якуниця на Лукы с новогородьци города ставить, а сам иде на Тържьк блюсть волости, ис Тьрожку иде в Торопьчь, ис Торопця иде на Лукы, и съняся с новогородьци; а лучяном да князя Володимира Пльсковьскаго»26. Именно в этом рассказе НПЛ впервые упоминается собственно псковский князь. Место Владимира Псковского занял Всеволод Борисович. Вполне вероятно, что новая редакция второго варианта погодной записи 1138 г. родилась под пером автора галицко-волынской летописи при непосредственном участии самого Мстислава Мстиславича Удалого в качестве информатора или кого-то из его окружения.
Итак, в 30-е годы XII в. независимо друг от друга возникли два самостоятельных варианта изложения событий о последних годах жизни Всеволода Мстиславича. Первое из них родилось в Новгороде и сохранилось в НПЛ старшего извода. Второе принадлежало перу южно-русского летописца и в оригинальном виде не дошло. Текст второго варианта в начале XIII в. был отредактирован и дополнен во Владимире незначительными редакторскими вставками. В нем появились указание на место погребения Всеволода Мстиславича и генеалогический комментарий к его имени. Текст этой ре-
дакции погодной статьи лучше всего передает Лавр, и Радз. Важно, что оба варианта летописного рассказа о последних событиях в жизни Всеволода Мстиславича не знали точной даты его смерти и места погребения. Речь в них шла не о псковском княжеском столе, а о борьбе вокруг реальной возможности возвращения князя на новгородское княжение. Они, таким образом, не содержат никаких признаков самостоятельности Пскова и не подтверждают факт существования особого псковского княжеского стола в 30-е годы XII в.
Во второй четверти — второй половине XIII в. при составлении галицко-волынс-кой летописи этот рассказ вновь был подвергнут редактированию. Причем летописец имел в своем распоряжении владимирскую редакцию погодной статьи 1138 г. и некоторые оригинальные сведения, которые поступили к нему, возможно, через Мстислава Мстиславича Удалого. Новая редакция представлена в Ип. Именно в этом переработанном тексте впервые появились развернутая дата смерти Всеволода Мстиславича, рассказ о сепаратистских устремлениях псковичей, упоминание псковского стола. Эта редакция отражала реалии XIII в. В Пскове к этому времени уже существовал княжеский стол, вокруг которого велась ожесточенная борьба.

Детальное описание рассылка sms sms рассылка здесь.

Страницы: 1 2 3

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Княжеское правление в Пскове (XII — XVI вв.)
  • Исторические параллели Торжка и Пскова
  • В Пскове началось активное обсуждение дизайн проекта Народного парка
  • Была ли княгиня Ольга уроженкой Пскова?
  • Интересное