Поиск по сайту

Верность монархии псковских кадетов

К 1917 г. в России существовало 29 кадетских корпусов. Это были закрытые учебные заведения, предназначенные главным образом для сыновей офицеров и готовившие их к поступлению в военные училища. Вся педагогическая система в кадетских корпусах и сама их организация были проникнуты военным духом. Воспитательная работа, согласно «Положению Военного Совета» 1886 г., имела целью «в каждом из кадет… глубоко укоренить благочестие и верноподданнический долг».
В большинстве случаев сотрудники кадетских корпусов успешно решали поставленные перед ними задачи. Поэтому, в отличие от многих воспитанников гражданских школ, кадеты встретили Февральскую революцию крайне враждебно. Не стал исключением и Псковский кадетский корпус. По воспоминаниям одного из его воспитанников, В. Айзова, особое возмущение псковских кадетов вызвал знаменитый приказ № 1, который отменял военную субординацию. В. Айзов так передавал настроение своих товарищей: «Наши понятия о долге офицера перед Родиной были несложны: в мирное время быть исправным по службе, в случае же войны суметь, если понадобится, умереть за Веру, Царя
и Отечество. В политике мы не разбирались, но теперь, прочитав этот дикий приказ, мы скорее сердцем, чем умом, почувствовали приближение российской разрухи и вместе с нею крушение наших личных скромных жизненных планов».
В марте 1917 г. Временное правительство приступило к преобразованию кадетских корпусов в гимназии военного ведомства. В новые учебные заведения допускались как офицерские дети, так и сыновья солдат, унтер-офицеров, рабочих оборонных заводов. Отменялось деление воспитанников на роты и ношение ими погон, на воспитательские должности стали допускать гражданских педагогов и даже женщин. Кадеты встретили все эти новшества «в штыки». В. Айзов вспоминал: «Присягать каким-то дядям, заседавшим в Таврическом дворце в Петербурге, представлялось нам чем-то несерьезным и необязательным. Кадеты 7-го (старшего) класса демонстративно ходили группами по ротному помещению, продев под погон белый платок, обозначавший верность монархии».
Вообще новые революционные порядки казались кадетам смешными, нелепыми, глупыми. Кадеты отказывались снимать погоны, демонстративно ходили на прогулки строем. На пасхальной неделе они категорически отказывались принимать участие в революционной манифестации, сославшись на то, что в «светлый праздник» должны быть в церкви.
Тревожась за судьбу кадетов, командир роты полковник Ф. Массино уговаривал их не противиться новой власти, говорил, что падение царского правительства было закономерным. Кадеты, однако, не соглашались со своим наставником, а некоторые даже отказались его слушать. Еще большее неприятие воспитанников вызвал созданный в корпусе Совет трудящихся,
объединивший прислугу, корпусных буфетчиков, фельдшеров, дворников и т.д. Кадеты постоянно высмеивали членов Совета и особенно его председателя машиниста В. Трулля, рисовали карикатуры, писали фельетоны.
1 мая 1917 г. директор корпуса генерал-майор Боль-шев решил продемонстрировать лояльность к новому режиму и приказал корпусным офицерам вывести воспитанников на проходившую в городе праздничную демонстрацию. У кадетов это распоряжение вызвало взрыв протеста. Старшеклассники составили делегацию во главе с Н. Бороздиным, которая заявила директору, что кадеты скорее покинут корпус, чем выйдут на демонстрацию. Директор пригрозил юношам увольнением «без выдачи аттестатов». Но кадеты стояли на своем. Администрация решила распустить кадетов на досрочные каникулы, а в августе корпус был эвакуирован в Казань.
В Казани псковские кадеты совместно с местными юнкерами продолжали активное сопротивление революционным порядкам. Сразу после Октябрьской революции они участвовали в попытке юнкеров подавить выступление революционно настроенных солдат. Таким образом, с первых же дней Февральской и Октябрьской революций кадеты демонстрировали верность монархическим идеалам и воинской присяге. При этом с юношеским максимализмом они действовали зачастую более решительно, чем кадровые офицеры.
Н.Ф. Левин Псковская Дума в период революций 1917 года
Выборы в Псковскую городскую Думу состоялись задолго до Февральской революции -19 марта 1913 года. Городовое положение, утвержденное 11 июня 1892 года
Александром III и получившее в науке название контрреформы, позволило тогда включить в избирательный список лишь 500 самых состоятельных горожан, Из них пришли голосовать только 200 человек, которые выбрали на очередное четырехлетие из своей среды 44 гласных и 11 кандидатов к ним.
Председатель Государственной Думы М.В. Родзянко 1 марта 1917 г. прислал в Псков телеграмму о событиях в столице. На следующий день состоялось чрезвычайное заседание городской Думы. Городской голова А.А. Агапов зачитал телеграммы из Петербурга и Москвы, призвав население к спокойствию, и предложил послать приветствие М.В. Родзянко. В прениях решился выступить только один гласный — Л.П. Непенин. А в ответной телеграмме сообщалось, что псковская Дума «единодушно и горячо приветствует подвиг членов Государственной Думы, взявших на себя спасение родины».
По «Временным правилам о производстве выборов гласных городских Дум», утвержденным Временным правительством, псковичи 10 сентября избрали 60 гласных. Впервые голосование проводилось не за каждого кандидата в отдельности, а по шести партийным спискам. На избирательные участки пришли 14734 горожанина. Большинство голосов (7180) получил социалистический блок — 29 мест в Думе. Кадеты провели в Думу 12 гласных, прибалтийские социал-демократы — 8, беспартийные домовладельцы и торговцы — 6, латышские и эстонские национальные демократы — 3 и союз служащих — 2 гласных. Городская управа тоже стала почти целиком социалистической: два члена управы, включая городского голову Н.С. Арбузова, — из трудовой народно-социалистической партии, два — эсеры, один — социал-демократ и только один — беспартийный домовладелец.
Даже такая Дума не приняла Октябрьскую социалистическую революцию. На чрезвычайном заседании 26 октября псковская Дума осудила «преступное, организованное большевиками выступление» в Петрограде и низвержение Временного правительства. Лишь гласные-большевики приветствовали «победную революцию» и в знак протеста против резолюции Думы покинули ее заседание.
Псковская Дума открыто заявила, что не признает и созданный большевиками в Пскове Военно-Революционный Комитет (ВРК), к которому постепенно переходила фактическая власть в городе. 22 ноября Дума протестовала против разгона городских Дум в обеих столицах.
Первоначально Учредительное собрание предполагалось открыть 28 ноября. В этот день на торжественном заседании псковской Думы вновь звучали речи против новой власти, не избранной народом. Особенно резко выступил гласный Федор Эрн. А газеты «Псковская жизнь» и «Псковская речь» постоянно осуждали каждый шаг советского правительства и ВРК. В ответ ВРК закрыл обе газеты, а в ночь на 2 декабря арестовал Эрна и члена управы Нестерова. Затем произвели обыск в управе, а 5 декабря арестовали и Городского голову. Аресты членов управы продолжались, а Дума могла отвечать лишь протестами. Наконец, 10 января 1918 года на последнем чрезвычайном заседании псковская Дума призвала население не подчиняться существующей власти и не платить налоги. Тысячу экземпляров этой резолюции тайком отпечатали в Петрограде и привезли в Псков. Но 14 января 1918 года псковский уездный Совет депутатов (Совдеп) доложил президиуму Исполкома губернского Совета солдатских, рабочих и крестьянских депутатов, что лица, принимавшие резолюцию, арестованы. Открытая оппозиция против Советской власти в Пскове была ликвидирована.

А.А. Михайлов

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • История военного образования в Пскове
  • Псковское губернское земство в 1865 — 1875 годы
  • События февраля 1917 года в Пскове
  • Социалистическая революция: значение, оценки, уроки
  • Интересное