Поиск по сайту

Великие Луки

В отчете Великолукской городской управы за 1897 год упоминают­ся три парикмахерские (примерно на 10 000 населения): Капранова на Троицкой улице (ныне К. Либкнехта), Юдина-Бельского на Левой набережной (наб. Матросова) и Кантора на Никольской улице (пр. Ленина). Позднее, когда через Луки прошла железная дорога, на вок­зале открылась четвертая парикмахерская — Бейлинсона. Были они небольшими, на 2—4 места. Разделения на мужские и женские залы, по-видимому, не было. Старейший великолукский краевед А. П. Ло-пырёв вспоминает об одной из этих парикмахерских: «В южной стене Вознесенского монастыря был проем, в котором построили неболь­шой деревянный домик зеленого цвета, который арендовал парикма­хер Капранов. Вход был прямо с Троицкой. Поднявшись на три сту­пеньки и войдя в открытую дверь, вы попадаете в салон, метров 15—20, где было два кресла с кожаными подголовниками, вешалка, несколько стульев для ожидающих и столик с газетами и журналами. Перед зеркалом всегда было множество флаконов с разными духами, одеколонами, туалетной водой, баночек с бриолинами, вежетелями, фиксутуарами и другими средствами ухода за волосами».
У всех парикмахеров при обслуживании посетителей имелись об­щие приемы. Это «галантерейное» обхождение, знание элементов французского языка, считалось долгом занимать клиента городскими сплетнями или интересным разговором. При работе мастер пританцо­вывал, жонглировал инструментом, оттопыривал мизинец. Обязатель­но несколько раз спрашивалось: «Вас не беспокоит-с?» Белые халаты тогда не были приняты и мастера были одеты в сюртуки и жилеты.
Забавный эпизод происходил при бритье. С остервенением направив на ремень бритву, мастер затем вежливо спрашивал: «Вам с пальцем или с огурцом-с?» Это означало, что для того, что­бы лучше выбрить щеку, в рот клиенту засовывался либо палец па­рикмахера, либо огурец. Хотя последнее стоило несколько дороже, многие из санитарно-гигиенических соображений предпочитали огурец, который после бритья можно было съесть.
Обязательной принадлежностью любого парикмахера был т.н. «мальчик». Это действительно был мальчик-ученик, лет 12—14, в обязанности которого входило всегда иметь наготове горячую воду, подметать пол, убирать парикмахерскую и т.п. Одновременно он присматривался и учился парикмахерскому делу. Практику учени­ки обычно проходили на нищих. Вот как описывает этот процесс современник: «Скромная парикмахерская, утренний час, посети­телей нет. Входит нищий, просит милостыню. Хозяин кричит в заднюю комнату: «Федяйка, сюда!» А нищему говорит: «Мы тебя сейчас подстрижем, садись. Денег не надо, а после стрижки дадим копейку». После этот Федяйка, будущий Теодор, — начинает обра­батывать голову нищего по указанию мастера. Его стригут под раз­ные прически. Начинают брить, подстригать бороду под «Генриха Четвертого». Усы закручивают под «Ивана Поддубного». Если ни­щий не узнавал самого себя в зеркале и пытался выразить протест, его выпроваживали без подаяния».
В парикмахерских на видном месте всегда вывешивалась такса за услуги. Самая низкая цена: бритье — 5 копеек, стрижка — 10. Можно было вызвать матера на дом: причесать всю семью, укра­сить невесту и др., но это стоило довольно дорого.
Какие же прически были модны в данный исторический период? Бурное развитие капитализма принесло изменения и во внешний облик человека. Прически стали проще и разнообразнее. У мужчин главным требованием считалось приглаженность и аккуратность. В моде были разного вида проборы: то сбоку, то посредине. Некото­рые зачесывали волосы свободной волной назад, другие носили с за­чесом на лоб. Бороды и усы также были разных фасонов: усы — в кольцо, щеткой, острые, прямые, пушистые, сливающиеся с боро­дой. Усы и бороду подвивали, «нафабривали» и помадили. Некото­рые брили все лицо, подражая англичанам и американцам.
На женских прическах очень сильно сказались изобретения щипцов для волос и долговременной завивки (перманента). Дамы старались носить пышные прически. Волосы укладывались на го­лове и скреплялись многочисленными шпильками. Наиболее по­пулярные прически носили названия «Тюрбан», «Шлем», «Саха-рет»,… Многие носили косы. И мужчины, и женщины подражали в прическах знаменитым актерам и киноактерам, особенно Ру-дольфо Валентино и Мэри Пикфорд.
С началом первой мировой войны и военным бытом у женщин вошла в моду короткая стрижка, которая прежде считалась приз­наком вульгарности и неблагонадежности.
О доходах великолукских цирюльников узнать пока не удалось. Но думается, особого богатства они не имели. Городок был малень­кий, жители победнее предпочитали стричься сами, и клиентура была весьма незначительна.
А после Октябрьской революции на бедных брадобреев обруши­лись новые напасти и репрессии властей. (Капранова в 1919 году рас­стреляли), началось крайнее упрощение причесок… Короткая стрижка, бритье головы, борода а-ля Троцкий, тоненькие «бюрокра­тические» усики над верхней губой, вот и все разнообразие. Вдоба­вок, появилась мощная конкуренция со стороны государственной парикмахерской, открытой при Уисполкоме на пр. Карла Либкнехта. Но ушлые частники не сдались. Объединившись в артель во главе с А. Я. Горфинкелем, они успешно справлялись с трудностями, что вызы­вало немалое раздражение городской власти. В газете «Наш путь» за 1919 год было напечатано несколько фельетонов, в которых артель­ные парикмахерские подвергались резкой критике, в какой-то мере обоснованной. Например, Горфинкель за бритье головы брал 60 руб­лей, а в исполкомовской парикмахерской — всего 8.
Период НЭПа был самым благословенным для великолукских парикмахеров. Значительное увеличение городского населения, наличие у части жителей больших денег, вхождение в моду замыс­ловатых причесок привело к тому, что парикмахерские в Луках на­чали расти, как грибы после дождя. В «Именном списке владель­цев парикмахерских, расположенных в районе г. Великие Луки» за 1924 год, найденном в архиве историком С. Петровым, фигуриру­ет уже 10 парикмахерских: Бейлинсона, Горфинкеля, Колина, Кантора, Савельвульфа, Фукса, Юдина-Бельского, Янковского, Городского Коммунального Общества Взаимопомощи и какого-то ТПО МББ ж.а. «Красный Балтиец», расположенного в кузове на Торопецком шоссе близ станции Великие Луки.
Свертывание НЭПа в нашей стране в конце 20-х годов по-раз­ному сказалось и на великолукских парикмахерских. Одни стали работать в государственных парикмахерских, другие, пользуясь преклонным возрастом, ушли на отдых. А третьи, как «социально чуждый элемент» загремели на Соловки, откуда уже не вернулись.
1. Какие мужские и женские прически были модны в нашем городе до ре­волюции?
2. Каков был уровень обслуживания в великолукских парикмахерских?
Реклама — двигатель торговли
Эта известная поговорка стала очень популярной в России в конце XIX — начале XX вв. в период бурного промышленного подъема, связанного с этим стремительного развития торговли, а следовательно, и обострения конкурентной борьбы. Владельцам магазинов, лавок, прочих торговых заведений требовалось немало изобретательности и находчивости, чтобы побеждать конкурентов. Одним из способов борьбы и стала реклама. Не имея современных возможностей воздействия на умы потенциальных покупателей, она, в первую очередь, носила наглядный характер. Современник писал: «Появилось очень много вывесок, броских плакатов, светя­щихся названий. Рекламные объявления висели всюду, даже на стенах домов. Появилось ходячая реклама — специальные люди носили высокие рамы, на которые были1 натянуты рекламные по­лотнища. Рекламировали все: вина, лекарства, новые ткани, кафе­шантаны, цирковые представления, театры»…
Для того, чтобы выяснить, как обстояли дела с рекламой в доре­волюционных Великих Луках обратимся к письму Андрея Павлови­ча Лопырёва. Вот что он сообщает: «Реклама в начале века была раз­вита еще не очень сильно. А в нашем городе, в тиши глухой провин­ции, реклама была примитивной. Но и в Великих Луках торговцы лезли вон из кожи, чтобы заманить покупателя в свои лавки. Первое и главное средство рекламы в те времена, которое привлекало прохо­жих, это была магазинная витрина с красиво разложенными товара­ми. Великолукские владельцы магазинов ради рекламы шли даже на дополнительные и немалые расходы, связанные с устройством ши­роких и больших витрин зеркального стекла. Немалую роль в прив­лечении покупателей играло и освещение. В начале XX века богатые магазины начали освещаться спиртокалильными лампами, которые светили ослепительно белым светом и трудно было удержаться, что­бы не зайти в такой празднично освещенный магазин.
Средством для привлечения покупателей были также вывески. Разнообразного размера яркими вывесками каждый магазин был облеплен снизу и доверху. На вывесках кроме рекламных фраз ри­совали и изображения товаров. Зачастую, вывески для броскости укреплялись не на стене магазина, а поперек тротуара. Иногда для этого в мостовую вкапывался столб. Это мешало прохожим и дви­жению, и Городская управа такие вывески запрещала.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Состоялась конференция, посвященная Великой Отечественной войне
  • Современные политические силы Псковской области
  • Городские поселения: возникновение, функции, внешний облик
  • Загрязнение поверхностных вод
  • Интересное