Поиск по сайту

Великие Луки

Для подготовки педагогических кадров для школ уезда в 1909 году в Великих Луках на Козобродской улице (ныне Льва Толсто­го) открылась женская учительская семинария. Для повышения квалификации учителей Псковского губернского земства на базе учебных классов Кадетского корпуса организовало постоянно действующие курсы. Для отличившихся преподавателей вводилась стипендия имени Александра Второго в размере 380 рублей. Перс­пективы земского образования (а земские учителя проводили и большую просветительскую работу среди крестьян) были много­обещающими. Но начавшиеся первая мировая война, а затем рево­люция прервали этот процесс. Позднее созданная советская сис­тема образования выполнила ту задачу, которую не успело осуще­ствить земство: превратить наше государство в страну сплошной грамотности. А многие земские учителя продолжали выполнять свой долг, перейдя работать в советские школы, и оставили о себе добрую память в сердцах своих учеников.
1. Почему земские учителя названы «беззаветными тружениками»?
2. Какие меры принимало земство для развития образования на селе?
В тст «зеленого змия»
Слово «аль-ка-голь» в переводе с арабского означает: самая тон­кая чистая сущность вещи. Такое название дал открытому им ве­ществу один из арабских алхимиков, живший в IX веке. Именно средневековые алхимики в поисках мифического «философского камня» нашли способы получения сильной опьяняющей жидкости — спирта, которую стали наделять целебными и могущественными свойствами. С быстротой чумы крепкие напитки начали распрост­раняться по всему свету, принося неисчислимые бедствия челове­честву.
В нашу задачу не входит всестороннее освещение вопроса об истории спиртных напитков и пьянства всех времен и народов. Об этом можно написать целую монографию. Остановимся только на алкогольных проблемах маленького уездного городка Великие Лу­ки в конце XIX — начале XX века.
Начнем с того, что в 1895 году по проекту министра финансов С. Ю. Витте была введена винная монополия. Это означало, что производить спирт (как тогда говорили — выкуривать) могли част­ные предприятия, а вот делать из него водку и продавать спиртные напитки имело право только государство. Весь доход от продажи шел в казну.
В Великих Луках с 1876 года действовал крупный винокурен­ный завод, принадлежавший вначале Корвин-Круковским, а затем барону Шиллингу (ныне старый корпус завода безалкогольных на-Питков). В 1913 г. завод давал 206700 ведер спирта в год, что состав­ляло 10% от всей Псковской губернии. На нем были паровой дви­гатель в 30 лошадиных сил и кирпичная труба (единственная в го­роде), что придавало предприятию солидность. Работало на заводе 18 человек. Кстати, строительство трубы обошлось недешево — 8 тысяч рублей, а строил ее известный великолукский верхолаз и пьяница Федор Мясников, который, закончив работу, забрался на самый верх и прошелся по краю трубы к великому восторгу соб­равшейся публики. Кроме Великих Лук, винокуренные заводы были и в уезде, в имениях Рыжаково, Тараканово, Федорцево, Сту­пино и Крестилово. Сырьем для производства спирта являлись рожь, картофель и кукуруза. Весь спирт продавался казенным вин­ным складам, а отходы производства (так называемая «барда») шли на корм скоту и на удобрение.
Великолукский казенный винный склад № 6 находился в нача­ле Подолешенской улицы (ныне Первомайской). На нем спирт пропускался через угольные фильтры, очищаясь от примесей, раз­бавлялся водой и доводился до 40 градусов. Полученная водка раз­ливалась в посуду, закупоривалась пробками и опечатывалась сур­гучом с приложением казенной печати. После того, как на водку накладывался государственный налог — акциз, ее развозили по ка­зенным винным лавкам (как их называли в народе «казенками» или «монопольками») для продажи населению.
Тара, в которой продавалась водка, была в основном следую­щая: четверть, чуть больше трех литров, бутылка емкостью 0,615 литра и «сороковки» или «мерзавчики» — около 300 граммов. Стоил литр водки около 60 копеек.
1де можно было в Луках выпить? В первую очередь, конечно, в трактирах, коих в городе было пять. Там можно было заодно и по­обедать, и поужинать. Спиртные напитки (водка, вина, коньяк) подавались на столы в графинчиках или в бутылках. В этих заведе­ниях был неплохой сервис и поддерживался порядок, так как за выполнением правил содержания трактиров зорко следила город­ская санитарная комиссия.
Однако, многие великолукские любители горячительного в трак­тиры не ходили, предпочитая «уничтожать Зеленого змия в его собственной берлоге». Старейший краевед А. П. Лопырёв вспоми­нает: «Распивать водку в «казенках» (винных лавках) запрещалось. Поэтому столбы, поддерживающие навес над крыльцом, и перила их были сплошь покрыты круглыми пятнами. Это нетерпеливые покупатели, едва выйдя из казенки, снимали сургучную заливку с пробкой, как бы ввинчивая горлышко бутылки в перила. Затем од­ним мастерским ударом под донышко бутылки пробка выбивалась ровно наполовину ее высоты. Если пробка вылетала или требова­лись дополнительные удары — это указывало на неопытность и ди­летантизм. Укупорка водки в старой России была рассчитана на та­кой способ откупоривания, для этого пробка делалась из коры пробкового дуда и под нее подкладывалась вощеная бумага».
В городе и окрестностях были специальные места, почему-то об­любованные пьяницами. Это здоровенный овраг недалеко от Тор­говой площади и Волчье болото (на территории нынешнего завода ЛРЗ). Несчастные великолукские жены в поисках своих загуляв­ших мужей отправлялись туда и, отыскав-, волокли домой. На од­ной из фотографий Д. Г. Карчевского, сделанной в начале века,
пьяного хозяина семьи на телеге везут домой, а сердобольные со­седки сочувствуют хозяйке.
Много ли пили в те времена? Много. По губернскому отчету в 1900 году каждый житель Псковской губернии выпивал водки в среднем 5,3 литра в год. Немалый вклад в эту статистику вносили великолучане. Это нашло отражение даже в местном фольклоре. Вот два образчика великолукских частушек тех лет:
«Как скобски наши ребята, Они водочки не пьют, Как увидят сороковку — Пробку с горлом оторвут…»
«Я наелся не так, Я напился не так, Завалился в овраг И не вылезу никак».
Причины спивания русского народа до революции актуальны и поныне. Это и стремление забыться от тяжелой жизни, и отсут­ствие жизненных ориентиров, и низкая культура населения.
Конечно, были попытки бороться со всенародным злом. С се­редины XIX века в ряде губерний Российской империи, в том чис­ле и Псковской, начинается мощное трезвенное движение — народ по своей инициативе перестает пить вино и водку. Люди давали за­док, где индивидуально, а где общинами, расписывались в специ­альных бумагах. Нарушителей мирские суды приговаривали к штрафам, и даже к телесным наказаниям. Сельские сходы поста­новляли закрыть винные лавки. Правительство предприняло от­ветные меры. Чтобы показать видимость заботы о народной трез­вости были учреждены так называемые «попечительства о народ­ной трезвости». На борьбу с пьянством правительство отпускало полторы копейки с каждых двух рублей, вырученных за водку. Бы­ло такое уездное попечительство и в Великих Луках, председателем которого являлся уездный предводитель дворянства Голенищев-Кутузов. Увы, результатов деятельности попечительства найти в архивах не удалось.
Наш рассказ не будет полным, если не сказать несколько слов о винах и пиве. Виноградные вина продавались в так называемых ренсковых погребах и в магазинах колониальных товаров. Лучшим
винным магазином считался ренсковый погреб Юлии Николаев­ны Хританович на углу Борисоглебской улицы. А что касается пи­ва, то в Великих Луках было два пивных завода — Эдуарда Иосифо­вича Шаварды (находился на левом берегу Ловати за плотиной) и Оскара Петровича Эльстинга (остатки завода сохранились у бетон­ного моста на о. Дятлинка). Заводики были маленькие: у Шаварды работало 10 рабочих и две лошади, а у Эльстинга — 4 рабочих. Да­вали пивзаводы около 38 тысяч ведер пива в год трех сортов. Им приходилось выдерживать жесткую конкуренцию крупных рус­ских пивоваренных товариществ, которые ввозили в Великие Луки свою продукцию. Стоила бутылка пива, в зависимости от сорта, от 15 до 25 копеек. Выпить пивка можно было в пивных распивочных лавках, которых в городе было 29, почти по лавке на каждой улице.
Каламитры, цирюльники, брадобреи, куафёры.., как только не называли на протяжении веков парикмахеров. И неудивительно, ведь это одна из древнейших профессий на земле. Перенесемся в ма­ленький уездный городок Псковской губернии конца 19 — начала 20 веков и узнаем, как обстояли парикмахерские дела в Великих Луках.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Состоялась конференция, посвященная Великой Отечественной войне
  • Современные политические силы Псковской области
  • Городские поселения: возникновение, функции, внешний облик
  • Загрязнение поверхностных вод
  • Интересное