Поиск по сайту

Великие Луки

Иван Бус. По воспоминаниям старых великолучан, начал свою карьеру еще до революции и закончил ее в начале 60-х годов наше­го века. Говорят, что Бус, прожив много лет в Карцеве, очень оби­жался, что этот район города не назвали его именем.
Вася Цветастый. Этого нищего, уже послевоенного периода, немного поврежденного в уме, многие и сейчас хорошо помнят. Прозвище он получил из-за своего посоха, увешенного картинка­ми, коробками из-под папирос, тряпочками и прочей дребеденью, в верхнюю часть его палки была вделана лампочка. Был Вася тихий и безобидный, ходил по дворам со словами: «Вот и Вася пришел». Среди мальчишек ходил слух, что в годы войны этот нищий сот­рудничал с гитлеровцами, что вряд ли было в действительности.
… Еще лет двадцать назад нищенство у нас почти исчезло и вряд ли кто-нибудь тогда предполагал, что оно возродится вновь и рас­цветет таким пышным цветом.
Окно в исчезнувший пир
«Окно в исчезнувший мир», «зеркало, обладающее памятью», «история, рисуемая светом» — такими пышными эпитетами наг­раждают фотографию. Ее значение сравнивается с изобретением колеса и письменности.
19 августа 1839 года в Парижской Академии наук был сделан доклад об открытии известным художником и ловким предприни­мателем Луи Даггером способа закрепления полученного изобра­жения на серебряных пластинках, покрытых особым составом. Этот день и считается днем рождения фотографии. Конечно, прошло много времени, прежде чем новое изобретение достигло совершенства. Еще долго снимок одного изображения длился 15—30 минут, фотокамера не имела затвора, а вес фотооборудова­ния достигал 50 килограммов. Только к началу XX века основные усовершенствования фототехники были завершены. В Россию «светопись» (так переводится с греческого фотография) пришла спустя несколько лет после своего рождения. Родоначальником русской фотографии является С. Л. Левицкий.
Как же обстояли дела с фотографией в дореволюционных Вели­ких Луках? Ведь наш город имеет сейчас совершенно иной облик, очень мало осталось в нем памятников старины и только глядя на пожелтевшие от времени снимки и открытки можно представить себе, как он выглядел в прошлом.
Надо сказать, что Великим Лукам в этом отношении повезло. Сохранилось много открыток и фотографий конца XIX — начала XX века, на которых запечатлены почти все виды города. Самый полный фотоальбом их насчитывает свыше 200 листов, находится в городском архиве. Его составил известный знаток города А. П. Лопырёв, когда работал над своей книгой «Город моего детства». И хотя альбом существует в единственном экземпляре, любой, инте­ресующийся историей своего края, может с ним познакомиться.
Самые первые фотографии Великих Лук относятся к 70-м годам XIX века. На них запечатлены Троицкая церковь и площадь, дом купца Чудова, купленный для Реального училища, и некоторые другие объекты. Фотографий Великих Лук XIX века немного. В связи с этим хочется привести интересный эпизод. Когда в 1887 го­ду наш город посетил, как говорится «с кратким рабочим визи­том», командующий Петербургским военным округом брат царя
Великий князь Владимир Александрович, то сей важной персоне среди других подарков был поднесен альбом с шестнадцатью вида­ми Великих Лук. Дальнейшая судьба этого альбома неизвестна.
Среди почти сотни открыток с видами нашего города чаще все­го встречаются вышедшие из издательства А. С. Суворина. Алексей Сергеевич, миллионер и крайний реакционер, был крупнейшим издательским деятелем России. В 1911 году им было основано в Москве типографское и книготорговое товарищество «Новое время», которое рассылало своих агентов-фотографов во все горо­да Российской империи.
Было в Великих Луках и свое издательство — Петра Теренть­евича Державина, чей книжный магазин находился в первом от реки корпусе торговых рядов на Торговой площади (ныне пл. Ленина). Ряд открыток выпущен в акционерном обществе братьев Гранберг (Швеция), чья стокгольмская типография вы­полняла заказы десятков частных лиц России, прежде всего вла­дельцев писчебумажных магазинов. Заказать такие открытки могли великолукские книготорговцы Н. Я. Меншихов, А. Я. Ду-дикова и другие.
Из фотографов-любителей прежде всего нужно отдать должное Д. Г. Карчевскому. Карчевский родился в 1870 году, учился в великолукском Реальном училище. Был весьма предприимчивым купцом второй гильдии. Жил в своем доме в Новой слободе, увлекался садоводством, огородничеством, пчеловодством, занимался благотворительностью. Но глав­ным в его жизни было не это. В 1898 году купец увлекся фо­тографией. С ящиком фотокамеры и треногой бродил он по городу и снимал, снимал, причем не только виды Великих Лук, но и жизнь великолучан, что является настоящим кла­дом для краеведов.
На снимках Карчевского запечатлены ярмарка и похороны, торговцы и нищие, учащиеся и арестанты, рыболовы и водовозы. Перед нами воочию проходит жизнь великолучан начала XX века. Сохранилось около 200 фотографий, сделанных Карчевским за 1900-1911 годы.
Судьба Дмитрия Григорьевича трагична. В середине 20-х годов на заседании Городского Совета он осмелился покритиковать местное начальство. Расплата последовала быстро. Под вздорным предлогом, что до революции купец имел три дома, Карчевский
был лишен избирательных прав, а в 1930 году «за антисоветскую деятельность» тройкой ОГПУ был приговорен к трем годам лаге­рей на Соловках, где и закончил свою жизнь. Пропали и все его фотографии послереволюционного периода.
Помимо снимков Карчевского сохранился ряд фотографий брата А. П. Лопырёва — Павла. Делал до революции снимки и ве-ликолучанин Иван Георгиевич Колесов. Некоторые из них, такие как «Весеннее половодье на р. Ловать», «Патриотическая мани­фестация у часовни Александра Невского по случаю начала I ми­ровой войны» и другие очень интересны.
Какие же фотоаппараты применялись в начале XX века? Это продукция знаменитой фирмы «Кодак», созданной американ­ским бизнесменом и исследователем Джоржем Истменом. Удоб­ные и практичные «Кодаки» заряжались специальной бумаж­ной лентой и могли делать без перезарядки от 12 до 100 кадров. Аппараты в это ьремя были в основном двух видов: в виде ящи­ка и с раздвижным мехом (гармошкой), т.н. «клап-камера». Ку­пить их можно было в Петербурге, Москве, Пскове и самих Ве­ликих Луках.
Говоря о фотоделе в нашем городе, нужно обязательно упо­мянуть и о фотоателье. В начале XX века их было в Луках три: Мельника, Папроцкого и Кожевникова, расположенных соот­ветственно на Троицкой (К. Либкнехта), Озерецкой (Виногра­дова) и Екатерининской (Пушкина) улицах. Самым лучшим считалось ателье Моисея Михайловича Мельника, чьи работы
были даже отмечены золотой медалью на международной выс­тавке в Риме в 1911 году. Поскольку электричества тогда не бы­ло, снимки можно было делать только днем, поэтому стены и крыша фотоателье были стеклянными. В каждой фотографии были «задники» — передвижные декорации, на которых были нарисованы роскошные интерьеры и экзотические пейзажи. Уже применялась для съемок и вспышка магния, но она давала резкие тени, много белого дыма и использовалась редко. Каче­ство фотографий было высоким, в чем убеждаешься, рассмат­ривая прекрасно сохранившиеся экземпляры.
1. Какую пользу приносят фотографии в изучении прошлого?
2. Почему фотографии Д. Г. Карчевского особенно ценны для великолук­ских краеведов?
Поведала старая фотография
Под одним из сохранившихся снимков великолукского фото­графа Д. Г. Карчевского, сделанной в начале 20 века, стоит подпись «Колядование в Великих Луках». Колядование или славление про­исходило в святки. Святками называли период между Рождеством и Крещением. Издавна это время выделялось духовным подъемом в делах церковных, праздничностью — в делах мирских. Группы ко­лядующих, в основном молодежи, ходили от двора ко двору и ис­полняли песнопения, посвященные Рождеству Христову, и вели­чия хозяину и хозяйке, получая за это угощение. Этот повсемест­но распространенный обычай в разных регионах России проходил по-разному. Для того, чтобы узнать, как колядовали в нашем горо­де, обратимся к воспоминаниям великолучан.
К колядованию начинали готовиться задолго до праздников. Заранее изготовлялась «звезда» или «вертеп». Звезда была симво­лом той звезды, что взошла над Вифлеемом, когда родился Иисус Христос. Делали ее из старого решета. К решету прикрепляли шесть рогов из лучинок, и все оклеивали цветной бумагой. Внутри вставлялась елочная свеча. Затем звезда укреплялась на палке. А вертеп делался из подходящей коробки. Вместо крышки коробка заклеивалась прозрачной бумагой, и на эту бумагу наклеивался вы­резанный силуэт какой-нибудь библейской сцены. Внутри вертепа также находилась свеча. Эти атрибуты старались сделать как мож-но более красивыми, занятными и ори­гинальными.
Христославы, как называли в Луках ко­лядующих, собирались в группы по 6—10 человек и, как только темнело, ходили по улицам, останавливаясь перед освещен­ными окнами, и начинали петь хором. Су­ществовала конкуренция, и поэтому в чу­жие районы города, обычно, не заходили.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Состоялась конференция, посвященная Великой Отечественной войне
  • Современные политические силы Псковской области
  • Городские поселения: возникновение, функции, внешний облик
  • Загрязнение поверхностных вод
  • Интересное