Поиск по сайту

Великие Луки

С момента введения Петром I полицейских органов, они нес­колько раз подвергались реорганизации, последняя из которых произошла в 1862 году. Была создана довольно стройная система, которая должна была обеспечивать борьбу с преступностью в Рос­сийской империи. Главой полицейской власти на местах считался губернатор, отвечавший перед правительством за положение дел в своей губернии. Губернатору подчинялись уездные полицейские управления, во главе которых стояли исправники. Они следили за порядком как в городе, так и в уезде.
Великолукское полицейское управление находилось в одно­этажном каменном доме на Борисоглебской улице (сейчас это часть площади Ленина, где стоит гостиница Юбилейная). Аппарат уп­равления был маленький, всего пять человек: сам уездный исправ­ник, его помощник, секретарь, столоначальник и регистратор. Уездному исправнику подчинялся глава городской полиции — пристав Великих Лук, в распоряжении которого были два помощ­ника и 24 городовых — нижних полицейских чинов. Город был раз­делен на два полицейских участка. В первый участок входила вся левобережная часть с Новой и Троице-Сергиевской слободами и часть правого берега с Торговой площадью и левой стороной Воз-
несенской улицы (ныне Некрасова). А второй участок охватывал правобережную часть и остров Дятлинку.
Что касается уезда, то он был разбит на три полицейских стана, во главе которых стояли становые приставы. Стан делился на 5—6 участков и за каждый отвечал конно-полицейский урядник. На весь уезд таких урядников было 17 человек. В селеньях полицей­ские функции выполняли волостные старшины и сельские старос­ты. Они находились в зависимости от полицейского управления и исполняли требования урядников.
Кроме городской и уездной полиции, исправнику подчинялся отряд конной стражи, размещавшийся на Больничной улице. Это были как бы «силы быстрого развертывания» и исправник направ­лял их куда было надо в случае необходимости.
Любопытно, что подчинялась полиция Министерству внутрен­них дел и губернатору, а содержали ее город и земство. Помимо жа­лования (исправник получал 1500 рублей в год, пристав — 600 руб­лей, а городовой — 150 рублей), город обязан был предоставить стражам порядка квартиры с отоплением и светом, оплачивать коммунальные услуги, покупать для них форменное обмундирова­ние и оружие и платить за лечение в больнице. Вдобавок он платил еще и особый налог на содержание аппарата губернской и столич­ной полиции.
Форма полицейских была утверждена указом от 1884 года. Горо­довые носили зимой черную суконную шинель с барашковым во­ротником, башлыки, круглые барашковые шапки и валенки с ко­жаными галошами. Офицеры были одеты в обычную армейскую форму с серебряными погонами, отличающуюся кантами, петли­цами и цветом околыша. Вооружение состояло из шашки, именуе­мой в народе «селедкой» и револьвера системой «Смит-Вессон». Кроме того, непременным атрибутом городового являлся свисток. Впрочем, в Великих Луках в начале XX века городовые и урядники имели одно холодное оружие. И только в 1905 году город вооружил 10 полицейских револьверами, заплатив за них 89 рублей 50 копе­ек. В связи с началом первой мировой войны конные стражники получили дополнительно карабины японского производства.
Деятельность Великолукского уездного полицейского управле­ния была самая разнообразная, о чем свидетельствуют сохранив­шиеся в архивах документы. Здесь и борьба с преступностью, прес­ледование самогонщиков, выдача разрешения на покупку оружия, организация смотров извозчиков, контроль за техникой безопас-
ности при сплаве леса, пропаганда правительственных печатных изданий и многое, многое другое. Находились в управлении и мет­рические книги, в которых регистрировались браки и рождения детей раскольников, которых в Великолукском уезде было немало.
А когда началась первая мировая война прибавились заботы о расквартировании воинских частей, предоставлении помещений для госпиталей, сопровождении гуртов скота, ловле дезертиров и шпионов, наблюдении за иностранцами, распространении воен­ных займов. Занималась великолукская полиция и политическим сыском, действуя совместно с жандармерией. В губернское жан­дармское управление направлялись сведения о благонадежности ря­да лиц. Городовые принимали участие в обысках и арестах револю­ционеров, разгоне митингов и демонстраций. Так, документально подтверждена неприглядная роль полицейских в расправе над мирными демонстрантами 19 октября 1905 года, в результате кото­рой были человеческие жертвы.
Авторитет полиции среди великолукского населения был вы­сок. Распоряжения представителей власти были непререкаемы и подлежали обязательному исполнению. Но симпатиями охрани­тельные органы не пользовались. Передовая интеллигенция пре­зирала полицейских за преследование радикально настроенных элементов, а обыватели недолюбливали за произвол и взяточни­чество. Тем более, как отмечал даже официальный источник «для за­нятия полицейской должности не требовалось ни силы, ни зна­ний, ни опыта работы, ни пробной службы». Правда, существовал четырехмесячный испытательный срок на полицейские должнос­ти, но он на практике почти не применялся. Впрочем, великолуча-не старались не портить с полицией отношений, чтобы избежать неприятностей.
Невзирая на все недостатки, надо сказать, что немногочислен­ная полицейская сила (на более чем 100 тысяч населения в городе и уезде приходилось всего 50—60 полицейских чинов) успешно вы­полняла задачу поддержания порядка и обеспечения безопасности населения. Криминогенная обстановка в те далекие времена была гораздо лучше, чем теперь. Тяжкие преступления совершались крайне редко. В основном были случаи мелкого воровства, хули­ганства, пьяные драки, иногда поджоги.
Очень интересны рассуждения о причинах низкого уровня преступности в Великолукском уезде известного знатока прошло­го нашего края А. П. Лопырёва. Среди них Андрей Павлович отме-
чает немногочисленность населения. В 1910 году в Великих Луках проживало 10 тысяч человек. Все знали друг о друге решительно все, что облегчало работу полиции. К другим причинам относятся устойчивость быта, высоко развитое чувство законопослушания, самоконтроля своих поступков, уважение к старшим. Огромную положительную роль в укреплении нравственности, конечно, иг­рала церковь. Она с пеленок внушала людям: не убий, не укради, то есть все заповеди христианства, основы морали всего человече­ства. Моральный уровень населения тогда был неизмеримо выше, чем сейчас.
И в заключение о судьбе великолукских стражей порядка. По­лиция и жандармерия до конца защищали рухнувшее в феврале 1917 года царское самодержавие. Поэтому, большинство их было расстреляно сразу же после Февральской революции. А если кому-нибудь и удалось уцелеть, то он, без сомнения, был уничтожен ор­ганами ВЧК после Октября.
1. Каким был уровень преступности в дореволюционных Великих Луках?
2. Чем занималась великолукская полиция?
й в шовнях тихий свет шпал
Часовни (в Западной Европе именуемые капеллами) — это ма­лые богослужебные здания без алтаря и постоянного причта свя­щеннослужителей, предназначенные для общественных молений христиан. В них не было регулярных церковных служб, а иногда служились молебны. Появились часовни еще во времена Римской империи, где устанавливались над входом в подземные кладбища и при гробницах мучеников. На Руси часовни начали строить в пери­од распространения христианства. Ставились они на месте язычес­ких капищ, в местах, ознаменованных какой-нибудь милостью божьей, где проходили важнейшие события церковной или граж­данской жизни, для хранения священных реликвий, там, где пока не было возможности поставить церковь и т.п. На месте некоторых часовен, в будущем, возникали известные церкви или монастыри. Например, скромная часовенка, срубленная преподобным Серги­ем Радонежским в дремучей чаще, позднее дала начало знамени­той в истории России Лавре. Многие века часовни на Руси стави­лись совершенно свободно, но в начале 18 века царь Петр Первый, которому до всего было дело, издает грозный указ, требующий прекратить строить новые и разобрать старые часовни — на том ос­новании, что их используют для своих молитв раскольники. Одна­ко этот, довольно дикий, указ просто не выполнялся и после смер­ти царя был отменен. Число часовен в России резко увеличилось, когда в 1853 году Святейший Синод, которому принадлежало пра­во разрешать их постройку, передал этот вопрос на решение мест­ным архиерейским властям.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Состоялась конференция, посвященная Великой Отечественной войне
  • Современные политические силы Псковской области
  • Городские поселения: возникновение, функции, внешний облик
  • Загрязнение поверхностных вод
  • Интересное