Поиск по сайту

Великая отечественная война

Илларионович Мартынов глубоким инвалидом прожил еще долгую жизнь, работал конюхом в школе-интернате. Умер. Похоронен на Велейском кладбище.
Люди погразному рассказывают об этой трагедии. Весьма интересен очерк бывшего редактора газеты «Заря» В. М. Ши-кова.
СТОИТ ОБЕЛИСК У ЛОРОГИ
«ЗДЕСЬ 10-го ЯНВАРЯ 1943 г. НЕМЕЦКО-ФАШИСТ­СКИЕ ОККУПАНТЫ СОЖГЛИ И РАССТРЕЛЯЛИ 72 МИРНЫХ ЖИТЕЛЯ ДЕРЕВЕНЬ МАЛАГИНО И МАСЛОВ­КА».
Прохожий! Остановись у обелиска, на котором написаны эти слова. Остановись и поклонись в пояс. Святое место!
…В первых числах января 1943 года 10-я Калининская партизанская бригада под командованием М. А. Лебедева прибыла в зону действий. Разведка доложила: «8-го января Управа Александровской волости собирает старост деревень».
— Вот и наведуемся, — решило командование.
Деревню заняли без особого труда. В нее, ничего не по­дозревая, подъезжали приглашенные. Ярых отщепенцев было немного — восемь. Состоялся разговор… Остальных отпусти­ли с предупреждением, а некоторых с заданием.
«Неслыханная дерзость. Партизаны хозяйничают у нас в тылу?» — возмущалось немецкое командование. Были подня­ты все близлежащие гарнизоны: Крестов, Красного, Покров­ского, Мозулей, включая Опочку и Карсаву. Перед превосхо­дящими силами, народные мстители отступили к Малагину и Масловке. Враг шел по пятам. Взять сходу Масловку, где рас­положился партизанский штаб, не удалось. Попытки повто­рились одна за другой. И все безрезультатно.
Остерегаясь окружения и испытывая недостаток боепри­пасов, партизаны отступили…
Началась расправа с мирными жителями. Огнем охваче­ны 14 домов в Масловке и того больше в Малагине. Кипел снег, горела земля, раскалился морозный воздух. Голосили женщины, плакали дети, ревел скот.
В Масловке не горел лишь дом Ефимова. Палач ворвался в избу, прочесал автоматной очередью по тем, кто еще думал найти здесь спасение, и сунул под крышу горящую головеш­ку. Григорию было тогда лет 15. Он спрятался на печке. И лишь когда подгоревшие стропила упали на потолок, пар­нишка выскочил в окно и побежал в лес.
Семья Мартыновых была большой: восемь душ. Самой старшей — 80, самым младшим — Тане и Вале два-три годика. Вынося старуху на улицу, Сергей почувствовал, что левый бок пронзила острая боль. Словно ножом под ребро. «Держись, сын, — успокаивал отец. — Лежачих они добивают на месте».
А с конца Масловки, словно скот, гнали людей. Их толка­ли прикладами, упавших пинали сапогами. В эту толпу были загнаны и семеро Мартыновых. Отец с матерью несли на ру­ках малых дочерей, лишь восьмая, самая старшая, догорала в тряпье возле пылающего родного дома.
«Видимо, в Кресты погонят» — пронеслось по толпе.
Позади осталась пылающая Масловка. Впереди, метров через 50, начиналась пожаром охваченная деревня Малагино. Оттуда приближалась такая же группа людей.
Начиналась всеобщая паника. Родители звали детей, дети родителей. Рассвирепев, палачи сталкивали всех с дороги в снег и стреляли. Стреляли безжалостно. Кто крестился, кто ругался, кто взывал к человеколюбию. Все было напрасно. Подкошенные вражеской пулей, падали и старые, и малые. Падали в одиночку и семьями. Кто шевелился или издавал стон — добивали. Патронов не жалели. На Сергея Мартынова, например, было потрачено четыре. Одна пуля пробила левую стопу, вторая — правый локоть, третья — левое плечо, четвер­тая — словно ножом раскроила на голове кожу…
Трагедия Малагина-Масловки разнеслась по округе. Что­бы своевременно уйти в лес, при подходе немцев в деревне Вишняк установили постоянное дежурство. Очередь была за Павлом Никифоровым.
Осматривая с пригорка местность, он заметил метрах в ста на зимнике распластавшееся тело. Сказал жене. Анна Ни-кифоровна привезла человека домой на санках.
— Да это Сергей Мартынов, — узнали в деревне.
— Как выбрался из кучи трупов, как и где уползал от смер­ти к жизни, и сегодня не знаю, — говорит Сергей. — По щекам пожилого мужчины текут слезы…
Посвящает этой трагедии свое стихотворение и автор
РАСПРАВА
Малагино, рядом Масловка В сторонке стоят деревеньки. Щебечут, резвятся ласточки, Синички задорно тенькают.
Живут и работают люди, Овес сеют, рожь, мочат лен. Мечтают, что лучшее будет, Труд мирный и сладок их сон.
Откуда нагрянет к ним буря, Откуда примчится напасть, Откуда бедою подует, Не ведают— трудятся всласть. * * *
И вот накатилась, вдруг валом,
Нагрянуло горе-беда,
Всё рушила, жгла и ломала,
Жестокая, злая война.
Кто мог, те взялись за оружие,
Ушли в партизаны, в леса,
Отстаивать Родину нужно,
Изгнать, уничтожить врага.
Не спали в лесах партизаны, Их замысел очень простой: Крушить и громить гарнизоны, И вот завязался здесь бой.
Ушли, отступив партизаны,
Задача для них решена,
Укрыли их лес и туманы,
Нужна и такая борьба.
Ворвались в деревни фашисты, Команда: «Людей всех собрать».
В подвалах, по гумнам их ищут. На ком же им злость-то сорвать?
Ведут стариков, с ними дети, Старухи порой голосят. Чем людям на силу ответить? 1лаза лишь от гнева горят.
Гуртом у дороги собрали, «Стрелять», — вдруг приказ прозвучал, Сраженные тут же упали, «Ма..ма..ня.» — ребенок кричал.
Порушены хаты и клети, Остатки подворий дымят, И трубы, как призраки-свечи, Из черной земли лишь торчат.
Вандалы двадцатого века, Кровавый закончен разбой, И семьдесят два человека Лежат на земле, на сырой. ? ? ?
Стоит обелиск среди поля, Никто здесь теперь не живет. Такая, вот, выпала доля, Невинный расстрелян народ.
Всего во время этой операции было расстреляно и сожже­но 75 человек. Здесь были и жители деревень Красиковка и Александрове, пришедшие в гости на Рождество.
Поименный список погибших имеется в Книге Памяти том № 7. Среди них 29 детей, 34 женщины.
И наши маленькие деревеньки попали в ряд сотен тысяч деревень, которые были сожжены и порушены немецко-фа­шистскими захватчиками в нашей стране, наряду с известны­ми: Порховской Красухой и Белорусской Хатынью.
После первых же боев бригада партизан стала роста. К маю 1943 г. в ней уже было 6S0 человек. За первое полугодие 1943 г. подразделения бригады провели 110 боевых операций. На территории района были уничтожены 14 мостов на шос-
сейных дорогах, 13 автомашин с живой силой противника, разгромлены два имения — Синезерское и Станкеевское и че­тыре волостных управы. За второе полугодие подразделения бригады провели 222 боевых операции, из них на территории Красногородского района 85, Себежского и Идрицкого — 45, Опочецкого — 42 (из донесений штаба 10-КПБ).
Наиболее значительными операциями были: разгром гар­низона в Сутоках Себежского района в апреле месяце и в д. Бальтино Опочецкого района в сентябре месяце (12.09).
Гарнизон села Сутоки — три сотни солдат и полицейских. Вооружение — пушки, пулеметы. Проволочные заграждения, глубокие траншеи, подвалы кирпичных зданий превращены в дзоты, озеро с одной стороны села. Это был важный опорный пункт врага на партизанских дорогах к железной дороге Рига — Москва, по которой постоянно шли воинские эшелоны.
Штурм гарнизона был проведен ночью с отвлекающими маневрами и успешно был осуществлен. Никто не ушел от мстителей. Этот штурм получил высокую оценку командова­ния. Начальник центрального штаба партизанского движе­ния П. К. Пономаренко писал в 1943 г. в журнале «Больше­вик»: «Такие операции, как разгром Сутокского гарнизона… войдут блестящими страницами в историю Отечественной войны».
Бальтинский гарнизон был атакован так же ночью и так же успешно разгромлен. Печалит то, что здесь сложил свою голову наш красногородский партизан, член «Восьмерки» Ва­силий Орехов.
С целью сохранения населения, партизаны не располага­лись в деревнях, жили в специально построенных лагерях, в землянках, размещенных в труднодоступных лесных местах. Оправдала себя практика партизанских зон: «Партизанский край» — это своего рода партизанская республика, где против­ник был вытеснен полностью и население жило по законам страны.
Это позволяло обеспечивать себя и население продоволь­ствием, вести сельское хозяйство, выращивать хлеб и скот. Уже к концу 1942 г. такой край образовался в Северо-Запад­ной зоне, на стыке 3-х республик: РСФСР, Белоруссии и Лат-
вии, где действовали партизаны этих республик. В него вхо­дили территории Себежского, Идрицкого, Пустошкинского районов Калининской области, часть Витебской области Бе­лоруссии.
Несколько необычным выглядит совещание-актив под­польных райкомов партии, проведенное в начале весны 1943 г.
…В деревне, где размещался в апреле 1943 г. Себежский подпольный райком ВКП(б), прибыли секретари подполь­ных райкомов — Идрицкого, Красногородского, Опочецкого, приехали командиры партизанских бригад Федор Войдин, Владимир Марго, Николай Вараксов, Алексей Гаврилов, председатель центрального штаба партизанского движения подполковник Штрахов. Присутствовали другие члены акти­ва райкомов.
Еще более необычной была повестка дня. Председатель­ствующий Андрей Семенович Кулеш (секретарь Себежского РК ВКП(б)) объявил:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Иллирийский, этрейский, эсперантский…
  • Когда отмечают День города Пскова
  • Холмский район.
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Интересное