Поиск по сайту

Великая отечественная война

Бухгалтер райфо И. И. Иванов стал следователем, Н. Же-лудев стал начальником гражданской полиции, П. И. Гориц-кий, учитель пения средней школы, стал бургомистром, ди­ректор льнозавода Сатунин стал заместителем бургомистра, уже упоминаемые Саблов и Васильев возглавляли каратель­ные подразделения полиции. К. И. Прудовский, учитель средней школы, стал заведующим школьным образованием. Явно содействовал фашистам и склонял некоторых на прово­каторскую деятельность (учитель Степанов).
Управа размещалась в здании РК ВКП(б) на Главной ули­це (Советская улица). Была создана также биржа труда, рас­полагавшая в 2-этажном деревянном здании, также на Глав­ной улице.
Л. Н. Крикунова, привлеченная для работы в Управу рас­сказала в своих воспоминаниях:
…Примерно в середине сентября 1941 г. в помещении Бир­жи труда по вызову были собраны медики, учителя, счетные ра­ботники. Комендант через переводчика предложил бургомист­ру назначить из числа вызванных сотрудников местной управы. В управе были учреждения, отделы: секретариат, бухгалтерия, продовольственный, по ведению карточной системы и снабже­ния, финансовый, торгово-закупочный, образования, строи­тельная контора, больница, паспортный отдел, гражданская полиция, лесничество, земельный отдел. Все отделы финанси­ровались из местного бюджета и подчинялись бургомистру.
Районному управлению подчинялись 13 волостных управ, возглавляемые волостными старостами.
В деревнях также назначались (избирались) старосты. Где не было добровольцев, назначались временные, по очереди.
Подбирали старост деревень волостные старосты и утверж­дались на сходе граждан. В большинстве своем старосты дере­вень занимали нейтральную позицию, но были и явные сто­ронники нового порядка (бывшие единоличники и раскула­ченные). Были и те, которые способствовали партизанам. Как пример: Василий Михайлович Михайлов, д. Андрюши (расстрелян), Федор Гаврилович Гаврилов, д. Баранове (зажи­во сожжен), С. Ф. Федоров, д. Брусково (расстрелян).
Задача волостных и деревенских старост сводилась к осу­ществлению сборов налогов, как денежных, так и натураль­ных, организация трудовой повинности, отправка людей (подбор) в Германию и Прибалтику на принудительные рабо­ты. (Были и добровольцы). Старосты обязаны были немед­ленно докладывать о появлении партизан.
К трудовой повинности относились дорожные работы (ремонт, строительство и охрана), строительство железной дороги (Опочка — Пыталово), работа в имениях. Немцы не очень старались распускать колхозы. Им было проще управ­лять, назначали своего руководителя, но к весне 1942 г. колхо­зы практически распались. Земля и скот были разделены.
Для крестьян были установлены налоги в деньгах и в с/х продуктах: 120 рублей с хозяйства. Кроме того платили за пользование землей по 300 — 600 рублей.
Крестьяне должны были сдать с хозяйства по 27 пудов ржи (4,3 ц), 4 тонны картофеля, 70 штук яиц, по 350 литров молока от каждой коровы. При наличии собаки платили на­лог 25 рублей.
В поселке был установлен комендантский час. Жителям не разрешалось появляться на улице (даже в собственном дворе) в вечернее и ночное время, нарушивших арестовывали и держали в дежурной комнате до выяснения личности. Очень широко использовалась система слежки и доносов. Доносы поощрялись денежными средствами.
Например, извещение о партизанах, об их посещении на­селенных пунктов стоило 50 рейсхмарок, сведения о располо­жении партизан, их баз оплачивалось в два раза выше.
Имениями управлял оберлейтенант барон Иогансон из Восточной Пруссии…
В каждом из имений был небольшой гарнизон полицей­ских, в задачу которого входило охрана имущества имения и наведение порядка, охрана привлекаемых на работы в име­ниях военнопленных и рабочих принудительного труда. Возглавляли группы, как правило, немцы, но формирова­лись отряды и из местных полицейских, не всегда добро­вольцев.
Были случаи, когда члены отряда разоружали своих на­чальников и уходили в партизаны. Ю. Н. Наумов, житель де­ревни Лямоны, в своих воспоминаниях рассказал:
„.«В Лямонах было организовано госимение, здесь разме­щался полицейский отряд в количестве 15 — 20 человек. Воз­главлял этот отряд немецкий фельтфебель, а младшими ко­мандирами были наши парни из местного населения. В марте 1943 г. под Масленицу партизанский отряд во главе с Сергеем Шунаевым почти без боя разгромили полицейский гарнизон. Вскоре прибыл новый полицейский отряд, но полицейские, уничтожив немецких «отцов-командиров», в полном составе ушли в партизаны. После этого был прислан третий отряд, сформированный из отъявленных карателей. Эти несли службу старательно и отступили вместе со своими хозяевами при приближении Красной Армии»…
Строилась железная дорога Опочка — Пыталово. Она про­ходила от Опочки до Красногородска, в основном, парал­лельно шоссейной дороги. Станция находилась в районе быв­шего карьера за школой-интернатом, далее на д. Исаево и на Рудиновку. На строительстве работали, в основном, подрост­ки и военнопленные. В деревне Будково (в районе МТС), в д. Кресты были трудовые лагеря, где размещались привлечен­ные для строительства и обслуживания железной и шоссей­ной дорог. Военнопленные размещались в д. Мыза. Их приво­зили так же из г. Опочки. В 1943 году железная дорога уже действовала. Дорога сильно охранялась как местной полици­ей, отделениями РОА, так и специальными немецкими гар­низонами (местным не доверяли).
Район входил в зону действия 16-й армии противника из группы армии «Север», которая была нацелена на Ленин­град. Все дороги из Прибалтики к Ленинграду, пролегающие через район, имели для противника важное стратегическое значение и поэтому сильно охранялись. Каждый километр шоссейных дорог закреплялся за жителями района, где они должны были работать и дежурить по ночам.
Утром собирали группы и прогоняли по дороге с целью обнаружения мин, как называли «ногами». Если обнаружива­лась на участке мина или не дай бог, подорвалась машина, от­ветственные подлежали расстрелу. Заставляли рыть яму и тут же расстреливали. Так были расстреляны в 1943 году Дарья Цветкова, Елена Богданова и Надежда Вишнякова из д. Гань-ково. При проверке «ногами» подорвался Владимир Быстрое — подросток 1928 г. р. из деревни Кгушково (Пограничная во­лость), Петр Васильевич Тютенков, Егор Васильевич Ходаков из д. Мозули, Анна Кузнецова из д. Подсадница (Погранич­ная волость).
Если не заставали на месте дежурства, наказывали плеть­ми. Деньги за работу не платили. Да и вообще денег в ходу почти не было. Никто ничего не продавал, больше менялись.
Постоянно проводилась мобилизация и наборы молоде­жи и отправка ее в Германию и Прибалтику. Вот что вспоми­нает об этом П. И. Егорова из д. Подсадница Красногород-ской волости.
— «Зимой 1942 года родителей известили о том, что кто-то из нашей семьи (девушка) подлежит отправке в Германию. Родители посоветовались между собой и остановили выбор на мне. Мне не было еще и 14 лет. Чем ближе подходил назна­ченный срок, тем больше переживали за мою судьбу. Уже пе­ред назначенным днем меня решили укрыть и спрятали в д. Александрово. Знакомый полицейский предупредил, что за это могут расстрелять всю семью… Всех предназначенных для отправки девушек построили в общую колонну и под охраной погнали в Карсаву. Там нас загнали в вагон для перевозки жи­вотных (телятник). До самой Германии нас из этого вагона уже не выпускали. А выгрузили нашу группу в городе Уинген под Штудгартом. Поселили в бараки. Работали на автозаводе. С работы и на работу ходили под конвоем. Одежда была ла­герная, вместо обуви — деревянные колодки. Натирали ноги до крови. Утром 200 г. хлеба и стакан чая, в обед и вечером ба­ланда из овощей. Работали по 12 часов в сутки. Самое страш­ное — налеты английской авиации. Бомбили очень часто. Ос­вободили американцы. Где-то в августе нас передали советс­кой стороне, отправили в Брянск, там лечили. Домой верну­лась в начале осени. Родной дом был сожжен. Семья разме­щалась в колхозном сарае…
Вся система управления, бесчинства и угнетения немец­ких властей не могла нравиться людям. Многие смирились и подчинились «порядку», но были и активные патриоты, кото­рые вступили в борьбу с оккупационным режимом, организо­вывались в группы и действовали.
Шла изнурительная борьба всего населения за выживание.
Времени было недостаточно, поэтому бывшему руковод­ству района не удалось создать организованных групп для борьбы в тылу врага. Однако эти группы сопротивления соз­давались самостоятельно и вступали в неравный бой.
Акции сопротивления переросли в мощное партизанское движение. Движение, которое пользовалось широкой под­держкой народа, было выражением его воли и желания — бо­роться с завоевателями. Это целая глава в истории Отечест­венной войны как страны в целом, так и нашего района. Столь активное сопротивление, бескомпромиссность в борь-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Иллирийский, этрейский, эсперантский…
  • Когда отмечают День города Пскова
  • Холмский район.
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Интересное