Поиск по сайту

Великая отечественная война

«В Лиепае, — отмечал западно-германский историк П. Карелл, — солдат Красной Армии впервые показал, на что он способен, когда опирается на подготовленные позиции, действует под командованием хладнокровных и энергичных командиров». (В. К. П. стр. 71). Вместе с войсками сражались жители г. Лиепая, руководимые штабом во главе с первым секретарем Лиепайского городского комитета Компартии Латвии М. Бука. Были созданы батальоны и отряды из рабо­чих, партийного и советского актива. Добровольцы из моло­дежи объединялись в специальный комсомольский отряд под командованием члена ЦК ЛКСМ Латвии И. Судмалиса, став­шего впоследствии героем Советского Союза.
Того самого Судмалиса, который организовал партизан­ское движение в Латвии и сражался вместе с Белорусскими и Псковскими партизанами. Ежегодно (с 1959 г.) в начале июля месяца проводится всенародный праздник в честь партизан этого Партизанского края.
Как проходили военные действия на Красногородской земле?
Саперные части тыла 27-й армии, отведенные ранее к ре­ке Лже, 2 июля у деревни Лямоны начали строить переправу и ремонтировать дорогу от реки до деревни. В то время там не было ни моста, ни дороги.
Строительство переправы и дороги к вечеру было закон­чено. В ночь со 2 на 3 июля ушли в сторону Опочки через Красное тыловые части и подразделения, а в следующую ночь следом за тылами прошла артиллерия, мотопехота, пехота, танки и другая техника. Отступив, наши части взорвали пе­реправу через р. Лжу. Прикрывать отход основных сил армии на оборонительном рубеже остались два наших полка (факти­чески это были танкисты без танков).
4 июля рано утром немецкая разведка и передвижной от­ряд подошли к д. Голышево (Латвия) к реке Лже и сходу пы-
тались ее форсировать. Завязался бой. Артиллерия располага­лась недалеко от деревни Ганьково на высотах у шоссе, вела прицельный обстрел позиций противника в окрестностях Го-лышева.
Немцы в течение дня неоднократно пытались захватить плацдарм на восточном берегу и навести переправу, но каж­дый раз откатывались назад, неся потери. Несла потери и на­ша обороняющая часть. Немцам так и не удалось в этот день перешагнуть Лжу.
5 июля утром к реке подтянулись основные силы крупной вражеской танковой и механизированной группы. В воздухе появилась «рама», которая корректировала огонь артиллерии врага. Фашисты повели массированный огонь по нашим по­зициям, обстреливали дорогу Лямоны — Красногородск, Александрове — Жеребино, места, где отходили наши войска.
Гитлеровцы форсировали реку, построили переправу и ринулись вперед. Около 4-х часов дня они захватили Красно­городск.
В Красногородске не предусматривалось рубежа оборо­ны, однако очевидцы подтверждают, что в Красном пылали дома. Сгорел дом Культуры и близлежащие дома в центре по­селка. Около Вала были убитые бойцы Красной Армии.
Уже после падения Красногородска 6 июля завязался бой между немецкими войсками и пытавшейся выйти из окруже­ния одной из наших частей в районе деревень Трибисово, Стяньжево. Наши войска понеся потери были рассеяны, но и немцам досталось.
Представляет интерес воспоминания майора в отставке Ю. В. Погребова, который был в составе наших войск, при­крывавших отход 46-й танковой дивизии.
Не успевшие получить машин до начала войны, 9-й и 92-й полки дивизии, которой командовал герой Советского Союза полковник В. А. Копцев, вынуждены были сражаться, как простые стрелки. И все же они задержали немцев на За­падной Двине под городом Даугавпилсом, более чем на шесть суток. К утру 6 июля 1941 г. полки дивизии должны были сое-
редоточиться в районе Красногородска и занять оборону. К этому времени в строю боевых рот оставалось по 15 — 20 сол­дат, а батальон насчитывал 120 — 150 бойцов. К полудню 6.07. на позиции обороны 92-го полка под командованием участ­ника боевых действий в Испании майора Н. Г. Косогорского, обрушился удар десятка вражеских танков, позади которых следовали цепи фашистской пехоты.
С расстегнутыми кителями, с засученными до локтя рука­вами, без пилоток, в полный рост шли гитлеровцы. Подпус­тив танки на расстояние прямого выстрела по приказу коман­дира полка по ним открыла огонь батарея МПМП воентехни­ка 2-го ранга Князева.
После выстрела наводчика орудия сержанта Федоренко окуталось клубами черного дыма, а потом вспыхнула, как фа­кел, идущая впереди немецкая машина. Ценою своей жизни заместитель политрука Ткачук колбой с огнесмесью поджег ворвавшийся в наше расположение немецкий танк, а в это время бойцы лейтенанта Семенова, поднявшиеся в атаку со связками гранат закидали засевший в воронке от снаряда вра­жеский броневик. Фашисты были остановлены. Через неко­торое время на полк совершила уничтожающий налёт вра­жеская авиация.
Нами было подбито семь боевых машин врага и один бро­нетранспортер, уничтожено много живой силы противника. Особенно отличались пулеметчики Лялин и Козлов, боец Князев, старший лейтенант М. Е. Петикоп (впоследствии ге­рой Советского Союза). Велики потери были и среди лично­го состава полка. Только в ночь на 7 июля по приказу коман­дования наши батальоны отошли в районы Опочки.
С болью в сердце оставляли солдаты позиции, боевых то­варищей, оставшихся навечно на этой земле.
Пусть Красногородцы и особенно молодежь узнают име­на хотя бы нескольких солдат и офицеров 46-й танковой ди­визии и особенно 92-гр танкового полка, принявших нерав­ный бой под Красногородском в июле 1941 года.
* * *
Майор Погребов скорее всего рассказал об эпизодах боя, который 6 июля проходил в районе озера Перло (Стяньжен-
ское) у деревень Трибисово, Стяньжево, Пуданы, Равгово. Вот что о нем говорят очевидцы.
Сергеев А. Н. — житель д. Друи.
…Мне удалось побывать на месте сражения. Из рассказов уцелевших солдат и местных жителей удалось узнать, что на­кануне боя у д. Стяньжево разместился полк Красной Армии. Он выходил из окружения со стороны Латвии проселочными дорогами через Артамоны, Решетниково, Троши, Пуданы, Трибисово. Место для прорыва было выбрано у д. Стяньжево. Бой был неравный. Пехоте пришлось сражаться с танками противника. На поле боя мы увидели 4 — 76 мм и 2 — 45 мм пушки, стрелковое оружие, 28 трупов солдат и офицеров. Немцами были оставлены 4 разбитые грузовые машины, одна легковая, шесть повозок. Убитые немцы были похоронены у дороги на д. Платишино. Погибших советских воинов похо­ронили местные жители в братской могиле в д. Трибисово.
Арсентьев Ф. А — житель д. Пестова.
В первой половине июля война докатилась и до нас. В районе Стяньжевского озера около 2-х суток шел бой. Не­смотря на отчаянное сопротивление наши войска были раз­биты. Поодиночке и группами через нашу деревню отступали красноармейцы, большинство из них были ранены.
Вот еще один эпизод о котором рассказывает В. Алексеев. События того же дня, но в другом месте.
Вечером 6 июля 1941 г. в д. Пуданы вошла серая от пыли колонна отступающих советских солдат. Шествие замыкали три орудийные упряжки. Это были остатки одного из полков прикрытия. От самого Даугавпилса полк прикрывал отход ос­новных сил своей дивизии. В боях погиб весь старший ком­состав. Командование приняли комсомольцы лейтенант Ми­хаил Звягин и младший политрук Семен Кравцов. Полк про­должал жить, ибо знамя полка было сохранено.
Между деревнями Пуданы и Равгово бойцы заняли круго­вую оборону, зарылись в землю. На возвышенности установи­ли орудия. Лишь только взошло солнце, из-за леса, со стороны Красногородска показались четыре немецких мотоцикла и
помчались к Равгову. Простучал пулемет, ухнула граната и об­ратно на большак выскочил только один мотоцикл. Вскоре по­явился немецкий бомбардировщик «Рама». Задрожала земля, запылали избы. Подошли немецкие танки, за ними пехота. За­говорили орудия с Трибисовской высоты. Один снаряд угодил в прицеп с боеприпасами. Раздался оглушительный взрыв. Ма­шины остановились. Скоро на поле, где укрепилась горстка бойцов обрушился шквал огня из танков. Одно орудие взлете­ло в воздух. Развернувшись широкой цепью из леса высыпали фашистские автоматчики, но были остановлены огнем пуле­метчиков. Тогда под прикрытием 2-х танков гитлеровцы атако­вали обороняющихся со стороны деревни. Тяжелые танки, проутюжив окопы, направились к пушкам. Артиллеристы раз­вернули последнее исправное орудие, но выстрелить не успе­ли. Пушку подмяли гусеницы. Последняя связка гранат, бро­шенная одним из бойцов, поставила танк на дыбы…
Легкий стук в окно. Колхозник Андрей Иванов выглянул на улицу. В синей мгле июльской ночи стояли люди.
— Открой, дядя, — послышался голос. Открыл дверь. На пороге появился человек с забинтованной головой.
— Сынки, родные. Все-таки живы.
— Живы, папаша, живы и будем жить. Только помоги нам отсюда выбраться. Через час из деревни Троши вышло отделе­ние красноармейцев. Впереди шагал проводник Андрей Ива­нов, за ним, проваливаясь в мягкий мох, шел Семен Кравцов. Он нес сверток. Политрук нес знамя полка, которое сохра­нил. Сохранится и часть если он останется жив и донесет зна­мя до своих. Бойцы направлялись на Восток.
* * *

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Иллирийский, этрейский, эсперантский…
  • Когда отмечают День города Пскова
  • Холмский район.
  • Мезоклиматический эффект Псковско-Чудского озера.
  • Интересное