Поиск по сайту
купить гидронасосы  W.VOGEL можно на этом сайте

Уклад, быт и обряды

В настоящее время мало что сохранилось, если сказать, ничего не осталось от того уклада жизни, который несли лю­ди. Произошло много того, что коренным образом изменило жизнь людей на бытовом уровне. Изменились формы ведения хозяйства, отношение к религии, повысился уровень образо­вания.
Новостройки, бурное развитие городов и, наконец, Вели­кая Отечественная война, как Вавилон перемешали народы, вызвали невиданную миграцию людей из одного региона в другой, из деревни в город. Все это сломало устоявшийся ве­ками уклад жизни, традиции и обряды. Изменился язык, осо­бенно в деревне.
В 20 — 30-е годы все это жило полной жизнью и воспоми­нания тех лет представляют большой интерес. Передают их нам пожилые люди. Их остаются уже единицы, это долгожи­тели. Они доносят до нас те формы жизни, которые были уже в историческом прошлом. Обидно, что этот материал никем не систематизирован и постепенно безвозвратно исчезает.
Мне удалось встретиться с одним замечательным челове­ком — это Антоненко (Щеголькова) Мария Федоровна из де­ревни Залужье. Ей уже за 80 лет, но она, как молоденькая, разъезжает на велосипеде. Она закончила курсы целителей и сейчас много делает по оздоровлению людей, помогает им бескорыстно. Закончив институт иностранных языков, всю свою жизнь проработала в школе. Жизнь послала ей много испытаний. Она прошла фашистские концлагеря, не раз бы­вала между жизнью и смертью. Интересна эта женщина тем, что она пишет дневник, часто повествование ведет в стихот­ворной форме (юмористические частушки), про своих подруг, близких. Она очень много сохранила в памяти забавных мо­ментов, хорошо помнит своих бабушек.
Весь этот раздел построен, в основном, на ее материале, на ее воспоминаниях и того, что она сохранила в памяти и до­несла до нас.
* * *
…Семья была огромная: среди детей я была двенадцатой. Перед тем, как сесть за стол, обязательно нужно было помо-
литься богу, то же самое и после окончания трапезы. Ели из двух глиняных мисок деревянными ложками. Все посты в го­ду соблюдались и взрослыми и детьми. Пища была однооб­разной. Утром топилась русская печь и в нее ставился боль­шой чугун (с помощью ухвата) с супом или щами: это была еда на весь день. Иногда на ужин на «голландке» варили све­жую картошку, ели ее с солеными огурцами. Селедку вид ова­ла я только в магазине. По субботам мой дядя Вася приносил из Красного селедочный рассол, мы макали в него картошку и ели с большим аппетитом. В почете был горох — просто ка­ша из гороховой муки, блины. Все это поливалось льняным маслом. Были самодельные мельницы для размола льняного семени и пресса для отжима масла. С большим удовольстви­ем ели льняной жмых. О подсолнечном масле в то время не слыхивали. Чай пили по субботам после бани, заваривали его сушеными яблоками и травами. Карамель, в основном, само­дельная, пробовали и магазинные, но только в мясоед, когда проходили свадьбы.
В семье было 4 коровы и 2 лошади. Кормов не хватало, зи­мой животных кормили соломой (сена не хватало), поэтому молока коровы давали очень мало. Пастбищ в деревне не бы­ло.
Одежда была в основном домотканая. Летом ходили боси­ком, а зимой в лаптях. Носилитакже «поршни». Это обувь, сделанная из куска толстой кожи размером чуть больше пе­чатного листа бумаги. Годилась бычья, лошадиная или ко­ровья кожа. В передней и задней части лист стягивался верев­кой. Продевалась веревка также и по периметру. Получилось что-то вроде тапочек или галош. Носили их с шерстяным нос­ком. На ноге такая обувь закреплялась, как и лапоть, с по­мощью двух веревок, которые от пятки перекрещивались на подъеме, продевалась через боковые ушки и наматывались на ноге, закрепляя портянку. Эта обувь была более дорогая, т.к. надо было купить или самому выделать кожу. Зато поршни были более практичны, они не промокали и поддавались по­чинке. Дети очень много времени проводили на улице, были выносливы и не подвергались простудным заболеваниям. Санки, коньки, лыжи — все было самодельное.
Полы мыли по субботам, натирали их голиком и белым песком. Вытирали полы после мытья, специально заготовлен­ным для этой цели, белым болотным мхом. Кроватей не было, спали на палатях или просто на полу, на печке. Домотканые матрацы набивали соломой. Утром они скатывались в валики. Белье было только домотканым. Верхней одеждой служила зи­мой шуба из овчины. Летом — кафтан из грубой ткани.
Ходили в церковь. Перед престольными праздниками в деревню приезжал поп: заходил в дом, служил и освящал из­бу святой водой. За что надо было с ним расплатиться, в ос­новном, продуктами.
В 1929 году началась усиленная агитация за создание кол­хозов. Мы уже жили в своем доме, отошли от большой семьи. Отец вначале не соглашался вступать в колхоз, но потом сог­ласился. Других членов нашей большой семьи отправили в Синявино (раскулачили).
С образованием колхоза все обычаи, конечно, остались и соблюдались, но уклад жизни (распорядок что ли) изменился. Получали за труд мало. В основном жили за счет приусадебно­го хозяйства. Однако люди работали с большим энтузиазмом.
Моя тетя Дуня явилась раз вечером домой радостная:
— Хетьк, — говорит (отца Федором звали) — поставили 11 стогов. Заморились. Пить хотели. Платки головные совали в ямы в болоте процеживали и пили. Еды не было. Мало взяли. Еле пришли. Но зато одиннадцать стогов.
Комментарии излишни. Люди радовались своему труду. Труд был естественной потребностью. Не надо было убеж­дать, что это необходимо. И не задавали вопрос: «Зачем, ведь тяжело же?» Трудились и жили, жили и трудились.
Здесь хочется порассуждать. Уж больно не нравится мне отношение к труду некоторой части населения сегодня и по­дача этого предмета через средства воспитания (печатная пропаганда, радио, экран, учебные программы и другое).
Самое простое и естественное понятие, закон жизни -трудиться для того, чтобы жить. Другого не дано. Другой путь — жить за счет других, путем обмана, насилия, присвоения, воровства, за счет доброты людей, наконец (это уже от лука­вого).
Схема очень проста: энергия жизни берется от обмена ве­ществ в организме. Значит, чтобы жить, надо есть, чтобы есть, надо добывать пишу, а добывать — это работать. Работать нас­колько тебя хватит. Несложная философия и простые люди ее очень хорошо понимали и получали радость от труда. Однако, несмотря на выработанные человечеством определенные эти­ческие и моральные нормы, эти правила нарушаются и не только нарушаются, а ими сознательно пренебрегают. Отсю­да и происходят: неравенство, несправедливость, обман и на­силие, произрастает эгоизм.
Нарушаются эти правила на различных уровнях: на быто­вом в семье, во взаимоотношениях людей в различных сферах деятельности, на государственном уровне властьимущими. Не эта ли причина того, что очень уж активно во власть лезут нечистоплотные и морально неустойчивые люди.
И еще одно понятие вызывает противоречие с точки зре­ния философии труда. Труд подразделяется на различные ка­тегории, имеет различную значимость и различную стои­мость. Это естественно, но есть же и пределы (шкала ценнос­тей) и они определяются, прежде всего, физическими и умственными способностями человека.
Есть такая категория труда, как коммерческая деятель­ность. Это не больше, как категория обслуживающего труда. Но здесь больше всего проявляет себя то, что мы называем от лукавого: эгоизм, обман, нечестность, а то и прямое воров­ство и присвоение. Этот труд является источником незаслу­женного обогащения, разделение людей на богатых и бедных. Однако современная идеология строится таким образом, что этот труд поставлен во главу угла. Особенно это заметно в постсоветское время.
Человек должен получать за труд, за конкретные результа­ты труда, a Hfr за способность кого-то «объегорить».
Достоинство честного труда умышленно принижается. На теле-киноэкране исчез человек труда. Там только бизнес, коммерция, сделки, жесточайшая борьба за «навар» от этих сделок, борьба за зоны влияния и объекты влияния, удовлет­ворение потребностей плоти, игры на деньги. Уровень, где все производится, где появляется продукция и предметы пользо-
вания, исчез из сферы информации и пропаганды. В России этот путь становится магистральным.
Туда ли мы идем с точки зрения христианских правил и православной веры? И вообще, туда ли устремилось человече­ство? История должна дать у на эти вопросы ответ…
Начали появляться тракторы. Хотя это было и в диковин­ку, но люди видели движение вперед. Когда по деревне шел первый трактор, моя бабушка приговаривала: «Детки, пряц-тись — это нецистая сила иде»…
* * *

В интернет-магазине медицинского оборудования apomed24.ru вы сможете купить СИПАП аппараты. . Судовое оборудование по очень низким ценам предлагает гипермаркет товаров www.ailex.ru.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Основание кровати – немаловажный фактор
  • Сахаровские слушания в Риме
  • Политическая педагогика, введение.
  • Много ли это или мало?
  • Интересное