Поиск по сайту

Традиционные обряды псковских селений

—   продуцирующая магия аграрного цикла, осо­знаваемая непосредственно («на долгий лён») и как символ жизнедающего импульса, устремленного, направленного движения — начало «новой жизни» (разнообразные формы катаний);
—   культ предков,  умноженная в совместном («сообща») действии сила обращения к «родите­лям» — покровителям рода с надеждой на ответное воспомоществование (шествия, процессии — «жиз­ненный путь», «окликания»-жалобы, пожелания-императив);
—   отношения с «иным миром», мифическими персонажами-образами («Масленица»,  ряженые, ритуальные бесчинства, сюжеты и образы, относя­щиеся к сфере «смеховой» культуры);
—   символы сущности огненной стихии — воз­рождение («передача — восприятие») жизненных сил, энергии в преодолении, «умирании» старого, ветхого;  очистительная сила (ритуальные огни, костры);
—   круг жизни, продолжение рода (поминальные, брачные мотивы и символы), подтверждение сов­местной приверженности нормам жизненного по-
рядка и восстановление этих норм, обеспечение про­дуктивности намерений в достижении общего блага (праздничные формы, застолья, гулянья и проч.).
Именно с манифестацией такого уровня содер­жания связана вся сфера фольклора масленично-об-рядового цикла и, в первую очередь — музыкально-поэтические и музыкально-хореографические фор­мы, обладающие ярко выраженной публично-де­монстративной функцией, предельной степенью обобщения и концентрации необходимой смысло­вой нагрузки. Естественно, что своеобразие систе­мы художественных форм в обрядовом комплексе отдельных местных традиций, обусловленное пре­обладанием одних и отсутствием других элементов условной модели псковской Масленицы, подчерки­вает значение той или иной характерной для дан­ной традиции черты семантического спектра.
Показательным в этом плане может быть сопо­ставление круга песен, относящихся к специфически масленичной обрядности юго-восточных и северо­западных районов области. Основные темы, обра­зы, сюжетные мотивы песен, непосредственно фик­сирующие обрядово значимые моменты масленич­ного периода в Невельском, Великолукском, Кунь-инском, Локнянском районах и на примыкающих к ним территориях, выделяют аграрно-продуцирую-щий смысл и мифологический аспект событийной стороны обрядового цикла (встреча — проводы Мас­леницы, масленичная горка), отношения «старое -новое» (девушки — молодицы — старушки), брачных мотивов («своя — чужая сторона», «хмель», «трава-повилица», река «слезовая — медовая» и др.). Осо­бенно значительной здесь является и роль напева-формулы,7 получившего распространение на огром­ной территории, включающей, кроме отмеченных районов, Новгородскую, Тверскую, Смоленскую области и псковско-белорусское пограничье.
В свою очередь, ведущим элементом смыслово­го ряда масленичного комплекса в районах Псково-Чудского Обозерья выступает тема поминовения, окликания «родителей», обращения к ним. Полу­чившие воплощение в песнях-жалобах, в песнях балладного содержания образы горя-печали, судь­бы, невозвратности пути, расставания воспринима­ются как коллективно выраженное сообщение, как общее, совместное «высказывание-действие» с на­мерением быть услышанными — знак свершения же­лаемого. Магически направленный характер эти песни приобретают и в связи с особенностями их музыкального строя (структурные и стилевые ха­рактеристики музыкально-поэтических форм), при­уроченности (по месту и времени), формы и спосо­бов исполнения («уличное» звучание, хореография ритуального шествия, пение на возвышенностях).
Так же отчетливо, но уже повсеместно проявля­ется соединяющее начало, идея сопричастности, а
следовательно — важные в контексте масленичной обрядности функции празднично-обрядовых форм выражения жизненно значимых интересов общины («гостевые» столы, «складчины», гулянья, «вечера» и др.) и, вместе с тем, связанных с ними музыкаль­но-хореографических, игровых, изобразительных видов фольклора. Различия здесь прослеживаются лишь в особенностях характера и роли в системе, местной культурной традиции отдельных структур­ных элементов обряда.
Исключительно важной стороной народной культуры Псковской области является традиция плачей (причитаний, «голошений»), характерные признаки которой сосредоточены не только в спе­цифической художественной форме собственно причитаний как жанрово определенной группы му­зыкально-поэтических текстов, связанных с обря­дами отчуждения (похороны, свадьба, проводы). Элементы образно-содержательного, языково-вы-разительного порядка, закономерности плачево-повествовательного высказывания охватывают ши­рокий круг функционально самостоятельных явле­ний песенной культуры Псковской области. Более того, присущие причитаниям мотивы окликания, обращения-императива, диалога, обрядово значи­мой риторики проявляются как структурный ком­понент содержания, формы, стиля песен разных жанров обрядового фольклора. Эти наблюдения согласуются с выводами Ф. А. Рубцова относитель­но «плачевой» интонации как одного из генераль­ных типов интонирования.8
Ярким признаком псковских традиций плаче­вой культуры является сложно развитая структура жанра причитаний, которую образуют не только строго регламентированные ритуальные (похорон­ные, поминальные, свадебные), но и окказиональ­ные формы причитаний-«голошений», фиксирую­щие в конкретных состояниях-ситуациях необходи­мость особого, обрядово осмысленного выраже­ния-сообщения: «голошения на кукушку», полевые «голошения» на солнце, ветер, птиц, на расстава­ние-проводы и др. При этом, с точки зрения типо­логии музыкально-поэтических форм и видов обря­дового произнесения текста, местные традиции от­личаются своеобразием и самого строя причетного цикла, и стилистики причитаний.
Общий ряд псковских причитаний складывает­ся на основе самостоятельных в композиционном отношении типов сольной (индивидуальной) фор­мы произнесения причетного текста, в которых на­ходят воплощение музыкально-диалектные особен­ности местных традиций. По экспедиционным ма­териалам можно судить о широком распростране­нии на большей части территории Псковской обла­сти (северные, центральные, восточные районы) форм причитаний со стиховой или тирадной орга-
низацией музыкально-поэтического периода и дек­ламационно-повествовательным («сказительским») характером интонирования. Однако в южных рай­онах мы встречаемся с ярко выраженной «кличе-вой» манерой произнесения (собственно — «голоше-иием»), особенности которой находят воплощение в своеобразии интонационно-ладовой и темброво-тесситурной сторон причета (см.: Части VI-VIII).
Другой важной составляющей комплекса при­читаний на Псковщине являются так называемые «хоровые» причитания — исполняемая в определен­ной обрядовой ситуации от лица ритуально выде­ленного «коллективного персонажа» песенная фор­ма причетного текста.
Универсальность исходных значений «плаче­вой» интонации и структурно развитая система сва­дебного обряда в большой мере обусловили много­образие местных форм именно свадебного цикла хоровой причети.
Вместе с причитаниями, условно выражаясь, «классического» строя, связанного с организующей ролью метроритмики тонического стиха в процессе формообразования хоровых причитаний,9 важное место в псковской причетной традиции занимают уже отмеченные выше формы хоровой вокализации («вожоканье»). «Голосовая подводка» как вид кол­лективного интонирования без слов основного ме­лодического контура напева (на гласные — «о-о-о…», «и-и-и…») служит не только фактурным элементом музыкально-поэтической формы причитаний и сва­дебных опевальных, жнивных песен-окликаний, святочных и «толочанских» песен-припеваний па­ры, хороводных песен. Средствами вокализации -собственно музыкального события — выявляется смысловая сторона обрядового текста. Это обстоя­тельство, а также особенности бытования причет-но-песенных форм с огласовкой-«вожоканьем», спе­цифические функции, роли, характер участия при­сутствующих в реализации обрядовой ситуации ис­полнителей (например — соотношение ролей и функ­ций ведущего, «корифея», произносящего содержа­тельную часть поэтического текста, и «хора», воз­глашающего, утверждающего «мнение», коллектив­ную волю) указывает на обрядово-магическую сущ­ность происходящего, на особое значение художест­венной формы и свидетельствует о сохранности до наших дней следов исторически раннего пласта об-рядово-плачевой культуры. Широкое распростра­нение на территории Псковской области такой фор­мы исполнения ставит ее в ряд опознавательных признаков местных музыкальных традиций.
Однако для Псковской области значение при-четно-плачевого комплекса имеет принципиально более общий характер. Именно с выявлением осо­бенностей причитаний связаны и поиски решения проблемы «эпического» в псковской народно-пе-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • От автора
  • Памяти проф. И. Е. Евсеева
  • Псковская жизнь как лингвистический источник
  • Когда отмечают День города Пскова
  • Интересное