Поиск по сайту

Традиционные обряды псковских селений

КУЛЬТ СВЯТЫХ КАМНЕЙ распространен на территории северной Псковщины довольно широ­ко. Камни с «Боженькиными следочками», со «сле­дочками» Богородицы и младенца Иисуса Христа находятся на берегу ручья у Трутневской пещеры, у деревень Захонье, Сосно Гдовского района и др.145 «К Самолвы, идти за Рёмду — лежал большой ка­мень. Два следа боском — большой и маленький» (Гд., Низовицы 3135-43). По поверьям, в «детском следке» (небольшой щербинке в камне) никогда не высыхает вода (или в него по завету заливают во­ду). С этого следка умываются, кладут рядом с ним деньги. Если человек болен, то на камень вешают полотенце. По рассказам, святые камни имеют кре­стообразную, иногда с антропоморфными чертами, форму: крест «Прасковея», камень «Анастасия», «Каменная Баба», камень у д. Поречье Струго-Красненского района.146
К местным святыням до сих пор совершаются паломничества, крестные ходы в заветные праздни­ки, у них молятся и служат молебны, делают «заве­щания». Как правило, святые камни находятся ря­дом со святыми ключиками и часовенками. По имеющимся сведениям из Плюсского района в лесу у д. Должицы проходит молебен на освящение воды и совершается обход с молитвой вокруг свято-
го камня (Пл., Лышницы 4182-01). В д. Раскопель Гдовского района рассказывали, что в Ильин день из этой деревни шел крестный ход к Ильинскому камню со «стрёчными следками».
Молебны и крестные ходы «на дождь», от по­жаров, от падежа скота147 проходили по завету, ча­сто в память о каком-либо важном событии или происшествии, случившихся в тот или иной день. «Собирались, Богу ходили молиться и просили дождя. Было такое. Вот, говорят, в нашей деревне в Спас что-то было такое — выгорело всё. То ли поби­ло, то ли выгорело. Так вот, стали по завету празд­новать этим праздником — Спасом. <…> Там про­сят тогда, ходят весь народ. "Собирались, — они го­ворили, — и вот просили Богу". Прямо на поле буд­то выходили, с иконам ходили. Можа быть и со свя­щенником» (Гд., Полна 4682-13).
Практически каждый из праздников весенне-летнего периода мог праздноваться по завету. «Двадцать шестова августа — Тихон. Это заветный день был. Раньше дожжов не было. Значит, вызыва­ли свяшённика. Свяшённик где-нибудь на бугарку и паслужа и напрося дожжа. И на второй день уже дожж лятй[т]» (Гд., Горско-Рогово 4679-05). Чтобы предохраниться от пожаров в засушливое лето, со­вершались обходы деревни священником в день празднования Владимирской иконы Божией Мате­ри (Пл., Лямцево 4152-16). Крестные ходы и служ­бы «от падежа скота», «на дождь», молебны на ос­вящение воды проходили на пасхальной неделе.148
ПРЕСТОЛЬНЫЕ ПРАЗДНИКИ
Престольные или «пивные», «порученные» пра­здники (единично — Пл., Заозерье 4147-01), а также ярмарки, «ярманки» — название местных съезжих праздников. В каждой деревне был свой праздник, иногда их бывало и несколько. «У нас была Троица вот — пивной праздник. Осенью Иван был. Эта уже сабираетца малодёжь и с других диревён прихо-дют» (Пл., Почап 4141-28).
По традиции к престольным праздникам всегда ВАРИЛИ ПИВО.149 «Пиво варят кажный себе. Сде­лана у ручейка поварня, у кажнава свой котёл, боч­ки тут. Это пиво к празднику варят — к Троицы да к Ивану. "Пивны" назывались праздники, эта всегда пиво варют все» (Пл., Почап 4141-28). «В деревне в нас кажин жйхарь вышедчи с пивом на вулицу и угощаю[т] всё этых людей, которы вот эты люди е[сть], пришёдчи. И вси — падходи, пожалуста, к лю­бому к жйхарю, и всё на вулицу вынесу[т], а мама стай[т] с кружкой, да этака бочка пива. Стая[т] на вулице и всё угощаю[т] — так было признано в (й)их [в старину]» (Гд., Желча 3133-43).
Зафиксированы немногочисленные, но важные сведения о ПОМИНОВЕНИИ УМЕРШИХ в пре-
стольные праздники. Например, в Иванов день (да­та празднования не установлена), являющийся пре­стольным в ряде деревень Плюсского района, ходи­ли на кладбище: «…и пиво, и вино, и закуски на мо­гилы носили» (Пл., Почап 4143-03, также: Лямцево 4152-14). В деревнях Гдовского района то же самое делали в Ильин день, в Спасов день.150 «Вот Пасха, Троица, Спас и сам день смерти (независимо — зи­мой ли, летом) — вот в эти дни абязательна пасеща-ют магйлы. Убирают их накануне, там красят, пере­саживают цветы, всё это. И заходят в цёркавь, и абязательна ставят паминальные свечи, и [за] здра­вие ставят свечи. В общем, как паложена ва все праздники. И самому празднику ставят свечи. Служба бальшая идёт» (Гд., Чернёво 4675-08).
В престольные праздники гуляли «всем миром», собирая жителей окрестных деревень — приходами, «округами гуляли». «Кузьмин день — это 14 июля. У нас ешшё был осенний Кузьмин день — 14 ноября. Вот это праз[д]ники были. Наша деревня праздно­вала. Загорье, Заборовка — вот это всё наши дерев­ни праз[д]новали — Носовка, вот Ново-Загорьё — тут обширность така была» (Гд., Горско-Рогово 4679-05). Гулянье продолжалось от трех до пяти дней и могло проходить «по очереди» — сначала в одной деревне, потом в соседней и т. д.
В деревнях Плюсского района осенью, в Ива­нов день мужики справляли «Иванщину». «[Хо­дят] по избам мужики. У однова выпьют, у друго-ва выпьют» (Пл., Почап 4141-03, также: Нежадово 4173-23).
По престольным праздникам СОБИРАЛИСЬ РОДСТВЕННИКИ — ездили в гости «по родне». «…Бывало, не роботали. Приезжаю[т] с других де-ревён свай родныи и празднуют. На лошадях при­едут. Родичи вси — толька свай» (Гд., Тереб 4656-04). К празднику готовили обильное угощение, хо­дили в гости. «…В пёчки всё было. Там из поросят да из свиней — своя колбаса разная. Сортов было!.. И в печку всё жаркое ставили: и адно мясо, и с кар­тошкой мясо там всё поджаривали. <…> Самогон­ку-то гнали, не надо было пакупать» (Гд., Гвоздно 4657-59). «А потом и ходят па избам артелью: у те­бя саберутца выпьют, к другому пашлй. Ня так, как теперь — всё крадью. А бывало, собравши с ба­бам да с мужикам, молодёжь — своей артелью. И так три дня кажный праздник гуляют» (Пл., Почап 4141-28).
Готовясь к празднованию, забивали скотину. Перед Анастасией, престольным праздником в не­скольких деревнях Гдовского района — «на неделю пораньши [борова] убью[т]». «Мясо прибрать надо — соля[т], суша[т], тушёнку топёрь [делают]. С6ля[т], да в банки топёря рёжа, бёлае-та мясо. Солью по-тру[т] и в банки трёхлитровый. Престольная дерев­ня Настасёей. Прияжжают родствинники, гости. И
из городов даже приезжаю[т] и вот. И готовя[т], 66-рова-та [бьют] — и свежа мяса» (Гд., Подолешье 3141-34).
Как правило, УЛИЧНЫЕ ГУЛЯНЬЯ в пре­стольные праздники проходили в определенных традицией местах: у церкви, часовни, на «крестах» (перекрестках дорог), берегах рек, озер, в лесу. «В Заозёрьях была — Пятница. Тоже все туда молодёжь идёт, там и гуляют. Тама часовенка была на ручью. И постарше люди сабираютца там, молятца. В За­озёрьях была Пятница, а у нас вот — то Казанска была. Вот за ётай рекой, проти Боброва, там гуля­ли» (Пл., Почап 4141-28). В деревнях Гдовского района в летние праздники «гуляли на озере» — ка­тались на лодках (Гд., Незнамо Поле 3308-35).
Артели парней и девушек ходили по деревен­ской улице, пели припевки под инструментальное сопровождение, плясали. С уличными гуляньями связано функционирование архаических мужских плясок — «ломаний».
На гуляньях в престольные праздники проходи­ли мужские ритуально-праздничные состязания парней, ДРАКИ. Дрались, в основном, из-за деву­шек, которые обычно наблюдали за боем. «Драли-ся маладёжь, мальцы. Ну, падвь’шьют, значит, бы­вает, с-за девушки, што вот: "Я с табой, люблю те­бя, а ты вдруг пашла с другим!". Мне жалка тебя, вот я тово парня начинаю бить. А за това парня свои парни заступаютца. За меня другие заступают-ца, наши тут. Вот и драка получалась, из-за девуш­ки. А бывает так — чево-та ни паладят, бывала <…> — тоже падярутца» (Стр., Могутово 3141-15).
Участие в драках принимали не только парни, но и женатые мужчины (Гд., Спицино 3295-38). На второй день праздника старики «силу меряли» «на локтях», «на сковородниках» (Стр., Давыдове 3116-47).
Дрались деревня на деревню или один край де­ревни на другой. Зачинщиками драки зачастую бы­ли ребятишки. Начинать бой мог «атаман», и он же останавливал его. Начиная биться, парни «петуши­лись»: подходили друг к другу, «как петухи». Разза­доривая друг друга, сбивали с головы шапки «по-скобарски». Драку могли начинать также по сигналу гармониста и драться до первой крови, действуя по принципу «лежачего не бить» (Гд., Котельно 4676-30). Однако, судя по рассказам стариков, не было та­кой «ярманки», чтобы кого-нибудь не убили.151
Различались приемы кулачного боя («на кулач­ки», «в охапочку», «за пояс») и «палочного» боя, в котором дрались кольями, ножиками «засапожны-ми», «тростями», «тростками» (вересовыми или же­лезными палками), гирями.152 «…А кагда — кула-чим. Кагда и камнем, а кагда и кольем. А то пал­кам, заборы ламали. Забором дрались, били друг друга, всёво бывала» (Стр., Могутово 3141-15).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • От автора
  • Памяти проф. И. Е. Евсеева
  • Псковская жизнь как лингвистический источник
  • Когда отмечают День города Пскова
  • Интересное