Поиск по сайту

Традиционные обряды псковских селений

хивали» ее — обметали березовым веничком — «раз­метают глаза покойникам», «глаза распахивают». «Ну, спахывали — эта мёртвым открывали глаза в Троицу» (Гд., Березицы 4157-05). Березовыми вет­ками проводили по могиле крест-накрест или, по­дойдя к могиле, мели «от ног к головы», а уходя -«закрывали глаза» — мели в обратном направлении. Кроме березок, на могилы приносили ветки сирени, черемухи, венки из цветов.101
На могилу ставили березки, в этот момент голо­сили. «Когда на кладбище придут, так женщины галосят по свайм родным. Плачут и галосят, приго­варивают всё» (Гд., Тупицино 4666-02).
«Прилятйте сереньким кукушичкым, Сядьте на бёленьки берёзыньки»
(Пл., Вир 4155-18).
Зафиксированы сведения об «опахивании» мо­гил «побирахами» (нищими) за подаяние или уго­щение крашеными яйцами.102
На могиле расстилали полотенце, все присут­ствующие рассаживались вокруг. «Поставят чашку с кутьёй, кругом пирагй. Вот и поминают. Подхо­дят, [берут] по ложечке, пирожком закусывают» (Пл., Алексино 4143-04).
Поминальная трапеза включала кутью, обрядо­вые хлеба, овсяный кисель, крашеные яйца, пиво.103 По старинному рецепту кутью готовили из парено­го гороха, заправляли медом.104 В настоящее время больше используется подслащенная рисовая каша с изюмом. В описаниях довольно четко различаются поминальная трапеза в старые времена и нововве­дения последнего времени, где кутья вовсе может отсутствовать. «Эта раньше поминали, а теперь лю­ди брезгуют этим — делают канфёты» (Пл., Алекси­но 4143-04).
Поминали также лепешками, пирогами, ват­рушками, «пышками», «челпаниками» — хлебцами удлиненной формы (Гд., Полна 4682-45), «поми-нальничками» — пирогами с ячневой крупой или (в более позднее время) с начинкой из риса и яиц. По­минальные хлеба пекли рано утром, сажая в печь попарно, а на кладбище обязательно брали нечет­ное количество пирожков — «на кладбище бярй непарно» (Гд., Полна 4682-45). «Пекли пирагй, ват­рушки — в аснавном, с творогом, с ягадай, в зависи­мости от сезона» (Гд., Чернёво 4675-08).
Специально к Троице варили овсяный кисель, красили яйца: «В Троицу вот с вёничных листьев красили, яички были жёлтые» (Пл., Почап 4143-03). Есть сведения о поминовении умерших пивом. «И вино, и пиво, и закуски. Кажный на своей магйлке паминая. А потом придут домой. Дома тут опять гуляют да празднуют» (Пл., Почап 4141-01).
На могиле оставляли рюмку с вином (водкой); поливали вином, посыпали крупой, кутью и пироги мелко крошили; яйца клали по обе стороны от кре-
ста.105 «Обязательно крошат яйцо, сыпят крупку для таво, штобы птицы прилетали, штббы навеща­ли — склёвывали всё эта. И обязательно окрапят со стопачки магйлку, но не со стороны лица, а со сто­роны ног. Крест всегда стаит толька в ногах, што­бы он [покойный] мог памалитца» (Гд., Чернёво 4675-08).
Очередность блюд в поминальной трапезе мог­ла быть различной: пироги — «эта пёрвае, што у них [на помине]» (Гд., Чернёво 4675-08); или начинали с кутьи — бросали на могилку три ложечки, а в конце, «на послед», ели кисель.106
Во многих деревнях Гдовского, Плюсского и Струго-Красненского районов Троица празднова­лась как престольный праздник, «пивной празд­ник». В этот день проходили большие гулянья, ЯР­МАРКИ, собиравшие всю округу. «Вот ярманка. Значит, са всех старой, с дерявёнь приходют в этую деревню. Эта па праздникым. Вот в нашей деревне в Троицу праздник был всягда. Са всех старой при­ходют, и маладёжь идёт. В гармонь играют там, па-ют. И я сам пел тожа — иду[т], пад гармонь паю[т], падплясывую[т]. Вот как была весела, харашо!» (Стр., Могутово 3141-15).
На Троицу водили хороводы, КАЧАЛИСЬ НА КАЧЕЛЯХ. «За деревней лавушек107 наделана. Гу­лянье тако большое, качёль всегда там — сталбы вы­сокий, качаютца. Молодёжь, конёшна, больше ту-ды нихто не ходил» (Пл., Почап 4141-01).
Характерно, что общинное гулянье соединя­лось в целостный ритуальный комплекс с поми­нальными обычаями. «Берёзки все наставя[т] под окном. И в цёрков ходя[т], на могилы ходя[т] поми­нать, а потом гуляют. Тут и малодёжь, и бабы. И мужики тоже в Троицу гуляют. Кто танцуя, кто по­ёт, кто качаетца, кто што!..» (Пл., Почап 4141-01). На троицкое гулянье приходили парни из соседних деревень, устраивались драки около кладбища, на площади у церкви, часовни.108
В воскресенье после троицкой недели в не­скольких деревнях, расположенных на побережье Чудского озера, справляли заговенье на Петров пост — «БАБЬИ ЗАГОВЕНЫ».
Женщины собирали складчину и пировали на улице, «чтобы лён был хороший», говорили: «Бу­дем лён вспрыскивать» (Гд., Раскопель 4659-42). «Как "Бабьи Заговены" начиналися, бабы в эты За-говены гуляли. Плясали, песни пели, всякие хараво-ды завадили. Нам-та не прихадилось, эта наши ма­мы так гуляли. Эта у (й)их караводы были» (Гд., Спицино 3299-23).
Зафиксирован обычай РЯЖЕНЬЯ женщин в за­говенье. 109 Одна женщина «клёном» обвязывалась -«Лиственная Баба», другая рядилась «матросом»; они плясали, пели песни (Гд., Раскопель 4659-40). Из хороводного репертуара, исполняемого в заго-
венье, упоминаются: «Как у Кати-Катерины три до­чери были», «А мы просо сеяли, сеяли». На склад­чинах пели «озорные» песни, плясали, притопыва­ли ногами и в такт «причйкивали», «прикйкывали», сопровождая пляску ритмизованными возгласами -«кичками».
В д. Сосно в заговенье после Троицы «ГУЛЯ­ЛИ АКСЮТКУ». Женщины устраивали складчину на деньги вырученные от продажи собранных во время пасхального обхода дворов крашеных яиц. «Сабирались в Загавены мужики и бабы — вси на улицу — и гуляли. Сталы на улицу вь’шясим. Закуску кажный сваю принясё[т], вино на стол — и выпива­ем, и пляшем, и всяка камандуим — как кто моге[т]. Как кто хитрее здёлае[т]» (Гд., Сосно 3298-79).
ОБРЯДЫ, СВЯЗАННЫЕ
С ЛЕТНИМИ ПОЛЕВЫМИ РАБОТАМИ:
ТОЛОКИ, СЕНОКОС
В весенне-летний период народного календаря важное место принадлежало формам совместного общинного труда и коллективной взаимопомощи, которые назывались «ПОСОБЬЯ», «ТбЛОКИ», «ПОМОЧИ».110 Они распространялись на различ­ные виды полевых работ — вырубку леса и расчист­ку под пашню, посадку овощей, прополку гряд, вы­воз навоза на паровые поля, уборку урожая льна и огородных культур, окончание жатвы. Коллектив­ный характер имели работы по обработке собран­ного урожая (обмолачивание зерна), особенно льна — его мяли, трепали, чесали «толокой». В других случаях толоки представляли собой помощь вдо­вам, сиротам, бездетным старикам. Например, де­вушки мыли им избы к праздникам, тем самым «расплачиваясь» за откуп избы для гуляний в зим­нее время. Существовали и формы найма подёнщи­ков, практиковавшиеся богатыми крестьянами.111
Работников толоки непременно УГОЩАЛИ различными кашами, щами, блинами, киселем.112 Про обязательность трапезы на помочах так и го­ворили: «Пасобья за блины» (Пл., Марьинско 4149-02). Когда дожинали толокой, хозяйка угощала жниц медом, а для угощения помощников на стро­ительстве забивали барана (Пл., Усконицы 4153-06). Количество трапез регламентировалось степе­нью трудоемкости осуществляемой работы. В од­них случаях кормили только обедом или ужином, в других, требующих значительных физических уси­лий, — четыре раза: завтраком, обедом, «паужной» и ужином.
Чтобы выросла крупная капуста и брюква, на ужине после рубки капусты участники помочей вы­совывались в окно и кричали: «Коча’шки — по чаш­ки, брюква — с голову!» (Пл., Староверский Луг 4164-15).
В традициях северных районов Псковской об­ласти наиболее полно представлены «НАВОЗНЫЕ ТОЛОКИ» — «навоз возили пасобьем». Этот риту­ально-трудовой комплекс распространен повсеме­стно и сведения о нем многочисленны. Вывоз позе­ма на паровые поля представлял собой важнейший этап подготовки полей к новому аграрному циклу и проходил в период от Троицы до Петрова дня.
В толоках принимало участие несколько семей, часто — живущих по соседству. Распределение тру­довых обязанностей на толоке было четко фикси­рованным: мужчины — «капцы» — «нагребали», «ска­пывали» навоз на дворе и грузили в повозки, под­ростки (их называли «возщики» или «повозники») на лошадях вывозили навоз на поля, а женщины раскидывали, «разбивали» навоз по полю.
Активное участие в толоках принимала моло­дежь — парни и девушки, молодожены. Масштаб­ность толоки определялась числом мужчин для на-капывания навоза (наиболее трудоемкой и физи­чески сложной части работы) и количеством лоша­дей для вывоза навоза — их могло быть от трех до десяти.113
Отправляясь на обед, повозники ехали напере­гонки — устраивали «гбнки» на лошадях. Отстаю­щих в этих своеобразных соревнованиях дразнили: последнего называли «кила», «заведйха», «поскрёб-ка», предпоследнего — «подкйлок». В шутку крича­ли приехавшему последним: «Коня лечи!» — чтобы он лучше кормил лошадь. Того, кто «на килу оста­нется», обливали водой или устраивали «лобазы» -шуточное наказание: его переворачивали вверх но­гами и обливали водой.
Парни обливали девушек водой, кидали их в пруд или речку. Специально обливали молодоже­нов, в особенности молодух.114

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • От автора
  • Памяти проф. И. Е. Евсеева
  • Псковская жизнь как лингвистический источник
  • Когда отмечают День города Пскова
  • Интересное