Поиск по сайту

Традиционные обряды псковских селений

новых, нарядных платьях (Пл., Усконицы 4153-11). На выгон брали с собой икону, ветки вереса («пу­чок вирясйнки») и «вербочку», пучок вербочек, где были свежие вербные ветки и старые — с прошло­годнего Вербного воскресенья (Гд., Крутое 4653-25). «А вербочку этую (это-то и мы всё тут делали) — в первый раз когда выгоняишь в поле и эту вер­бочку берёшь с собой» (Гд., Выселок Жуковский 4657-18).
Выпуская скотину из хлева, хозяйка катала по спине коровы пасхальным яйцом (Гд., Добручи 4672-01), произносила заговоры. «Пёрид тем, как сабираютца в поля, параныие выйдешь тожа ня-множка. <…> И вот скажешь такие "стишки". Крёс-ная гаварйла: "Старайтесь весть корову в поля, каг-да уже большинство коров приведено в поля". И када вядёшь и гаварйть, што:
Коровушки-матушки, Я вам хазяюшку вяду.
Коровушки-матушки, Я вам хазяюшку вяду.
Коровушки-матушки, Я вам хазяюшку вяду.
Ана [корова] будит всегда передом хадйть и ста­да вадйть» (Гд., Полна 4681-46, 47).
Рассказы деревенских жителей о заботах, свя­занных с оберегом скотины и ее первым выгоном, исполнены любовью и нежностью. «Вот соберёмся артелью. Мужики с ружьям — стреляли через коро­вушек, мы песни поём. А коровушки вси стану[т] и любуютца на нас. И весело!» (Гд., Новая Зубовщи-на 4656-38).
ОБХОД СТАДА В ПОЛЕ происходил рано ут­ром, «до солнца». Он представлял собой круговое шествие вокруг стада в направлении против солн­ца. «Коровок с иконкай [обходили]. Яички клали пастухам, иконку, у каво кака булачка, лепёшка спечена — всё положим и идё[м]. Не так, как сонце. Сонце так идё[т], а мы коров вот против сонца аб-хадйли» (Гд., Новая Зубовщина 4656-38).
По незначительному числу свидетельств, обход мог представлять собой крестный ход по церков­ному обряду. Чаще рассказывали об обходах без участия священнослужителей, совершаемых толь­ко пастухом, пастухом с подпасками или с «охот­никами» (мужиками, стреляющими из ружей во время обхода); стариком или старухой (либо оди­нокой женщиной), всеми женщинами деревни, «всем миром».
Обход совершался троекратно и сопровождал­ся произнесением молитв, заговоров, пением пас­хального тропаря «Христос воскресе». Пройдя каждый круг, стреляли из ружей, иногда — также троекратно.80
Важное значение имели предметы-символы, ис­пользуемые в обходе. Среди них:
—  предметы христианской символики:  икона великомученика Георгия Победоносца или любая другая икона, молитвенник,81 святая вода, свеча, атрибуты пасхального периода — освященная вер­ба, «пастки», кулич, пасхальные яйца;
—  традиционные   апотропеи:   топор,   ружье, кнут; ветки вереса, «накйщенные» (украшенные тряпочками) березовые веники; полотенце;
—  предметы, связанные с аграрным  циклом: зерна ячменя,82 хмель, хлеб (кокорки, ватрушки); решето, «севалка» (лукошко, использовавшееся на засеве).83
Ритуальную еду и другие предметы складывали в решето (лукошко, севалку) — на дно сыпали жито, сверху клали хлеб, яйца, икону и покрывали белым полотенцем. Во время обхода или после него коров обсевали житом и окуривали вересом. «Кругом обойдя три раз и потом сожгу[т] [вербу] окол коров, чтобы дымом (й)их [обнесло], штобы на коров этат дымок» (Гд., Подолешье 3141-34). С магическими целями вырывали у коровы клок шерсти и бросали в стадо (Гд., Низовицы 3135-21).
Топор и кнут являлись обязательными атрибу­тами пастуха. Во время обхода он держал их в ру­ках или за поясом. Удары кнута были направлены против нечисти, диких зверей, должны были спо­собствовать дружному хождению скотины в поле. Только пастух «кнутом щёлкнет — вси, как муравьи, домой идут» (Пл., Андромер 4138-16). Ружья, как правило, были в руках деревенских мужиков -«охотников». В момент обхода они стреляли из них для того, «чтобы волк не нападал на стадо». «По­том с ружья — квёрьху [стреляет]. Так скот-то весь и сдрыгне[т]!» (Гд., Старое Загорье 4657-55). Магиче­ские действия производились и с топором: пастух кидал его через стадо или подбрасывал вверх.84
Особое ритуально-магическое значение имели пасхальные яйца. Яйцо кидали через стадо, подбра­сывали вверх и примечали — если оно при этом ра­зобьется, то летом будет убыток в стаде.85 «Два яичка бабки принясу[т] — кйну[т] через стада там. Разобьетце яйцо — то значит, это затужу[т], што: "Боже мой, наше стадо розобьётце нынче", — што это яичко разбилось. А йныиий раз кйну[т] — и не разбит» (Гд., Старое Загорье 4657-55).
В другом случае так делали для того, чтобы скотина, «как яичко», прикатилась домой, «чтобы коровы дружно ходили», «чтобы скотина не раз­бредалась».86 «Кругом скотины абхаживали. Вот три раза так обойдут и стреляли вверх, и сырым яйцам кидалися через стадо. Говорят, штобы коро­вы лучше хадйли, дружнее» (Гд., Тупицино 4666-14). «Кидают крашеными яйцами, пасхальными, у ково есть. Или другие — накрасят свеженьких и ки­дают через стадо, штобы было всё харашо» (Гд., Тупицино 4666-01). Символический характер дей-
ствия усиливался тем, что пастух дважды перебра­сывал по два яйца через стадо «крест-накрест», прочерчивая в воздухе крестное знамение (Пл., Горбово 4167-43).
В зоне наиболее активного бытования обрядо­вых действий с пасхальными яйцами существовали варианты, усиливавшие охранительную направ­ленность ритуала. Пастух (или девушки) кидали яйцо (яйца) через стадо, а мужики (парни) стреля­ли в яйцо из ружья.87 Это служило сигналом к то­му, что обряд обхода закончен. «Три раза убойдёт [пастух], вербу собирают. Вербу — эту охапку -бросают в речку, а потом кидают яичко. По этому яичку как начну[т] мужукй стрелять! Ну и попёрли коровы все домой, разбегутца» (Пл., Алексино 4143-28).
Пастух обладал значительным обрядовым ста­тусом, связанным с обеспечением охраны стада.88 Пастух не занимался земледельческим трудом, мог и не иметь собственного дома в деревне, а жить и кормиться по очереди у каждого хозяина. Во время пастьбы ему, так же по очереди, носили обед на по­ле. Пастух-лекарь изготавливал снадобья для лече­ния людей и заболевших коров. Например, приго­тавливал «муравьиное масло», с помощью которо­го лечил боль в ногах. В одной из поговорок рас­крываются и «негативные», с точки зрения крестья­нина-земледельца, стороны пастушества: «Сумка и рог не сломают бок» (Пл., Погорелово 4173-02). Особый статус пастуха в деревенской общине был связан с его близостью природе и обладанием спе­циальными знаниями, связанными с пастушеством и знахарством: он умел определять время по солн­цу, подзывать животных с помощью голосовых сиг­налов или наигрышем на рожке.
Особыми ритуальными функциями обладали пастушьи музыкальные инструменты, которые мог­ли быть использованы и при обходе скотины в Его-рьев день.89 Хорошие пастухи знали заговоры, «за­ветные слова», помогавшие им в удачном выпасе коров. Некоторые пастухи читали заговор («об­ход») на одно из животных, которое в процессе вы­паса «держало» всё стадо.
После обхода скотины в поле ПАСТУХА ОДА­РИВАЛИ — собирали «запорно». Каждая хозяйка давала пастуху по одному или по два вареных яйца, пироги, ватрушки.90 «Вот када пастух убойдёт три раза коров, [он] собирал яицы. С рога по яичку да­вали. <…> Подпасок идё[т] с карзйночкой сзади» (Пл., Почап 4143-28). Пастух расстилал на пожне скатерть, куда ему складывали принесенные пиро­ги, яйца, обрядовый хлеб — «балабки» (Пл., Лющик 4160-24).
После обхода стада ветки вербы собирали вме­сте — в «охапку», в «кучу» — и отдавали пастуху, ко­торый бросал их в реку.91 Распространен и другой
способ магического использования вербы: ее уно­сили в лес и ставили в муравейник — в «муравей», в «сяхи», в «сяшник» или «шасник».92 «А мы всегда -вот выгоним своё стадо коров, вся деревнюшка, и адйн старичок в ришето ставит иконку, кладут скоко-та яичек. И мы берём — кладём в этое ришето яички. Он их обносит — коров. А эту вербочку он снесёт, где муравей большой — в муравей этот вер­бочку всю вторкнет» (Гд., Выселок Жуковский 4657-18). Когда ставили вербу в муравейник, приго­варивали три раза:
«Как муравьи дружны,
так бы наши коровушки были дружны»
(Гд., Полна 4681-41).
Существовали и другие способы уничтожения вербы: ее зарывали в землю, складывали на камне, сжигали (Гд., Кленно 3300-35). «Коров — куча их, обгоня[т] так пакучнёй. И зажгу[т] ётат вересок и этакую вёрьбу. Зажгу[т] и дымом (й)их, коров, нада [окурить], штобы хорошо хадйли да ни бодались ба» (Гд., Подолешье 3141-34). Через костер прыга­ли и примечали — кто прыгнет дальше, у того теле­нок будет лучше. Считали также, что прыгать нуж­но для того, «чтобы коровы не волочили ноги».93
По нескольким свидетельствам, на костре сжи­гали не только вербу, но также и решето, использу­емое в обходе. Костер служил местом приготовле­ния обрядовой трапезы — там «варили яйца».94

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • От автора
  • Памяти проф. И. Е. Евсеева
  • Псковская жизнь как лингвистический источник
  • Когда отмечают День города Пскова
  • Интересное