Поиск по сайту

Традиционные обряды псковских селений

На Пасху артели нищих с пением обходили дво­ры — ПОМИНАЛИ РОДИТЕЛЕЙ.
В первые дни пасхальной недели (рано утром в Пасху, «до солнца»; вечером первого дня или на третий день) деревню обходили «ХРИСТОНОСЫ» — небольшие группы детей, иногда в сопровожде­нии священника. Они «славили» Христа, «христо­совались» — пели пасхальный тропарь, молитвы, за что их одаривали крашеными яйцами.72
В д. Сосно Гдовского района записана своеоб­разная припевка, исполняющаяся во время такого обхода. «У нас мода была — в Пасху хадйли "Ак-сютку" пели, яйцы сабирали. Под окно вот придём к кажнаму и пели "Аксютку". А потом: "Тётенька, яичко!" — и вот вынося[т] яйцо к нам. А потом эты яицы прадаём. А эти деньги-та берягём, што к Зага-винам. Загавины придя поели Троицы, нидёля спу­стя. Ну, вот этаки яицы прададйм и вина купим и пропьём» (Гд., Сосно 3298-76-79).
К Пасхе пекли куличи, «пастки», делали тво­рожную «паску», красили яйца луковой шелухой. «И в Пастку, бывала, "пастки" пяклй. Сдобный та-кйи, разукрашеныи. Там такйи красивый!.. На стол поставя[т] и вот и разговлялися» (Гд., Подолешье 3141-33). Еду, освященную в церкви, складывали в решето и ставили в «божий угол» дома, на лавку. Разговлялись также холодцом, различными тво­рожными блюдами, «коровьим» (сливочным) мас­лом; варили клюквенный кисель, который всегда подавали на праздничной трапезе последним.73
Особое значение имело ПАСХАЛЬНОЕ ЯЙЦО — «христовое яичко». Оно хранилось за иконами це­лый год (от Пасхи до Пасхи); на второй день празд­ника старое яйцо зарывали в землю в подполье под красным углом, чтобы его «ногами не топтали», а его место занимало новое крашеное яичко (Пл., За­полье 4176-23). Пасхальными яйцами христосова­лись, ели по утрам.
С пасхальными яйцами играли — «каталися яич­ком»: дети бросались ими друг в друга, мужчины или детвора катали яйца в деревянных лотках.74 «Лунка была в нашей деревни. Каталися. Столько мира! Ужас! Лотоки [лотки] такйи были — поставим, катаютца яички. Как тукнерг] — и забираю[т]. Дру­гой выиграя несколько яиц, а другой проиграя» (Гд., Горско-Рогово 4657-26).
Празднованием Пасхи открывался период ВЕ­СЕННЕ-ЛЕТНИХ УЛИЧНЫХ ГУЛЯНИЙ МО­ЛОДЕЖИ, которые проходили по воскресным дням и в праздники. В это время на улице устраива­лись общинные трапезы.
На второй день Пасхи начинали водить хорово­ды, которые назывались здесь летними песнями: «Из-за лесу, из-за гор», «Што по морю», «А я сяду и поеду». Молодежь плясала, играла в лапту. К Пасхе были приурочены традиционные подвижные игры («на розбёжки бегали») и игры с мячом (лап­та, «в рюхи» и др.).
В Гдовском и Струго-Красненском районах четкую пасхальную приуроченность имеет обычай КАЧАТЬСЯ НА КАЧЕЛЯХ." Их устанавливали на горах, высоких местах. Качаясь, девушки пели «далявые песни», припевки. «Качели вешала моло­дёжь. Бальшу-у-ю качёль! Брёвны ставили, казлы-та, и всю нидёлю Паску празднавали, всю неделю на качёле каталися. Это молодёжь — девки, рябяты» (Гд., Спицино 3299-23).
ФОМИНО ВОСКРЕСЕНЬЕ, РАДОНИЦА
Имеются сведения о праздновании Фомина вос­кресенья в деревнях Плюсского района. ГУЛЯНЬЕ проходило в лесу или в поле, у костра. «Ето у нас так было принято. В Фомино воскресенье собирали ко­стры и жгли. Сучья рубили, из сушнягу делали» (Пл., Почап 4141-24). Устраивали СКЛАДЧИНУ — тай­ком несли из дома съестное, посуду, на костре жари­ли яичницу. «В Фомино воскресенье тоже соберёмси все — хто што з дому уташшит. Свинины, яиц, сково­роду обязательно» (Пл., Почап 4141-24). «Это такой рельгиозный празник — Фомино воскресенье. <…> Все собираютца, жарют ейшницу. А едят — обшиим, все вот- и девушки, и парни» (Пл., Заполье 4176-20). Даже если яичницу готовили дома, то ели ее непре­менно «в поле, на воздухе»: «…в лес надо уходить, ня дома есть ейшницу» (Пл., Заполье 4176-20).
К костру были приурочены МОЛОДЕЖНЫЕ БЕСЧИНСТВА. «Уходили в лесы, и вот мы там в лесу и шпанничиим. Кастры жгём, яйшницу жарим, ядйм, [о]зырничаем>> (Пл., Почап 4141-24). Этот праздник отмечается и в наши дни: «Мы-та и то каждый год в лес уходим в Фомино воскресенье. [Едим] все ейшницу и пляшим там, <…> [песни] вся-ки разные поют! Кто какую знает — таку и поют пес­ню» (Пл., Заполье 4176-20).
Вторник на следующей неделе после Пасхи -«Радонка», «Радонки», «Радунки» — «Пасха мерт­вых», родительский день, посвященный ПОМИ­НОВЕНИЮ УМЕРШИХ РОДСТВЕННИКОВ.76 «В Паску родителей не поминают — родители атды-хают. Радунки — вот ёта радйтельскай день» (Гд., Зубовщина 3118-05). Рано утром (до восхода солн­ца) вывешивали на окно полотенце — «родители вы­тираться будут», потом шли поминать в церковь. «Вот Радунки. Дак в (й)их перва в церкву ходили, поп читал, каждава пакойника называл» (Стр., Узь-мино 3130-08).
После церковной службы шли на кладбище. «Магйлки убирали» и садились поминать. Поми­нальная еда: кутья («з гороха иль с риса наварют -сладко-сладко» — Стр., Узьмино 3130-08), пироги, «поминальные пирожки», «ляпёшки», в настоящее время часто заменяемые покупным печеньем. «Если есть — водки берут маленькую, там тоже вот разо­пьют» (Гд., Зубовщина 3118-05); «…там польют по могилке» (Стр., Узьмино 3130-08). Принесенную еду крошили на могилу, клали на крест. На могилах голосили.
С Радоницей связаны запреты на выполнение некоторых домашних работ. Считалось, что в этот день нельзя мыть пол.
ЕГОРЬЕВ ДЕНЬ
Основная обрядовая семантика Егорьева дня отражена в названиях «коровий» или «скотий» пра­здник (Гд., Малое Чернёво 3294-27; Шелопугино 3109-26). К этому дню обычно был приурочен пер­вый выгон скота в поле, совершались обряды, на­правленные на оберег стада в течение периода пастьбы.
Обрядность Егорьева дня включала в себя: дей­ствия на дворе (окропление скотины святой водой, кормление домашних животных, «угощение» дворо­вого и др.); выгон скотины в поле с вербами и ико­ной; круговое шествие-обход стада на поле; одарива­ние пастуха — «с рога по яичку»; праздничное гуля­нье на выгоне с общинной трапезой — «коровам рога замачивают»; исполнение лирических и хороводных песен, инструментально-хореографических форм.
Даже если погода в Егорьев день была холод­ная и на полях еще лежал снег, коров все равно вы-
гоняли. «В поле погуляют [коровы], а потом и до­мой пригоним. Немного пасут, што пёрвай день. Так анй немножко обходятца — и домой. А потом уже самостоятельно — каждый день в поле ходят» (Гд., Тупицино 4666-01). Если весна была ранняя, теплая, то скотину выпускали в поле еще до Егорье­ва дня: «А выгоняли, другой раз, до Ёгория ишшё выгоняли, а в Ёгорий "роги замачивали"» (Гд., Вы­селок Жуковский 4657-18).
Прежде чем выгонять скотину, рано утром хо­зяйка ОБХОДИЛА КОРОВУ В ХЛЕВУ, произноси­ла молитвы и заговоры: «Вербу нада [взять], свечку, топорик, кусок хлеба — в решето [сложить], в кото­ром нет гвоздей (раньше были решёта плетёные) и обносишь корову решетом со всем этим — с иконкой и со всем. Три раза обносишь и говоришь, што:
Егорий-батюшка!
Спаси маю милую скатйнушку
В чйстам пбли, в зелёных лугах.
Это уже от себя или «Отче», может быть, нада читать. Вот три раза абнесёшь корову и овёчик так же обнесёшь (Гд., Полна 4681-43, 44). «В это риша-то клали хлебец такой маленький, спецальна испя-чённый, и яички два клали, и иконку клали. И вот обхаживали хозяева скот свой ва дварё» (Гд., Тупи­цино 4666-14).
После совершения обхода хлеб скармливали скотине, давали коровам по кусочку освященного хлеба, выпеченного в «Сороки». ПОДАВАЛИ УГО­ЩЕНИЕ «ХОЗЯИНУ» (дворовому) — клали в хлеву несколько кусочков хлеба по числу скотины.77
Перед тем как выгонять скотину в поле, под по­рог хлева закапывали «христовое яичко» (пасхаль­ное яйцо) и топор, чтобы «Христос оберегал» жи­вотных во дворе, чтобы была «преграда колдунам». «После этат топорик положат [под] эты варбта; то­порик и яичка на три дня зарываишь в подворотню так, штобы ляжала там. И три дня скатйна далжна хадйть через эта всё. <…> Потом ножик уберёшь через три дня, а яичка так и астанетца пусть. Ета то­же, гаварят, хорошо для скатйны» (Гд., Полна 4681-44).78 «Штобы ни спортили, от порчи от разнай ко­ровам, <…> ещё вот зам[к]нуть корову нада на Его-рий — привязать к рагам тряпачку, так и зам[к]нуть эту тряпачку на замок и ключом [закрыть]. И так падайть неотом[к]нута, а падайл — замком отом-[к]нул» (Гд., Полна 4681-45).
Хозяйки ОКРОПЛЯЛИ ХЛЕВ, прыская святой водой по углам, «святили» подойники — ставили их к иконам.79 С представлениями о возможной порче скота колдунами, «худым глазом» связан обычай «закрещивать» двери (ставить меловые крестики на дверях дома) в Егорьев день (Пл., Нежадово 4173-18).
ПЕРВЫЙ ВЫГОН КОРОВ В ПОЛЕ проходил очень празднично. Женщины выходили на улицу в

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • От автора
  • Памяти проф. И. Е. Евсеева
  • Псковская жизнь как лингвистический источник
  • Когда отмечают День города Пскова
  • Интересное