Поиск по сайту

Таможенная пошлина с иноземных торговцев

Немецкий двор, вероятно, был не меньше, чем Московский гостиный двор в городе, занимавший пространство в 1015 кв. саж. (35 х 29 саж. ). Иноземцы жили в двух палатах. Одна из них была каменная, выполненная в стиле немецких построек в виде двухэтажного здания формой буквы Z , с двумя входами, с маленькими окошками по бокам входных дверей, с углублениями во внутренних стенах для шкафов и т.д.11 Во дворе также находились конюшни, а амбары и навесы предназначались для товаров иностранцев. Кроме того, им разрешалось складывать свои товары в специальных подвалах на Сенной Ниве в Окольном городе’2.
В штат Немецкого двора входил также дворник, следивший за порядком на территории и в помещениях двора. Он также готовил для гостей «стряпню», зимой топил печи в комнатах, обеспечивал постояльцев постельным бельем и посудой и т. д., за что брал с них деньги в свою пользу. Обычно обслуживание русских и иноземных дворов в городах отдавалось на откуп за незначительные суммы (4-6 руб.), но для Пскова об этом сведений нам не встретилось.
Весь перечисленный таможенный и вспомогательный персонал Немецкого двора подчинялся псковскому таможенному голове, который выбирался на каждый год из купцов Москвы, Новгорода, Пскова, Владимира и других городов самими торговцами этих городов. Выбранные головы для псковских таможен заведовали также и кабаками и Денежным двором, где чеканились русские серебряные деньги до 1628 г., когда он был ликвидирован, как и Денежный двор в Новгороде13.
Специальный же административный контроль за проживающими и торгующими на дворе иностранцами осуществлял «приказной голова» из дворян, назначаемый воеводами по их челобитьям об этом. Срок их пребывания в должности не был четко определен и обычно составлял 1-3 года. Головы разрешали иностранцам вьезд на двор и выезд из него, следили за их поведением и не выпускали их без надобности в город.. Они же «ведали» стрельцами, охранявшими двор. Такие же дворяне были «у дел на государеве службе» на псковском Денежном дворе, «у судных дел», на уличных «обьездах» и т.д.
Общее руководство всеми казенными финансово-хозяйственными псковскими заведениями осуществляли воеводы, назначаемые в город из Разрядного приказа по два человека сроком до трех лет.
О количестве иноземных купцов, живущих на Немецком дворе, можно судить по обыскному делу о самовольном выезде со двора за рубеж в декабре 1630 г. без разрешения приказного головы двора А. Сумороцкого «любского немчина» Пантелея Иванова, которого власти заподозрили в «лазутчестве»’4. В это время их насчитывалось там всего 11 чел., но этот год был не показательным, потому что тогда в городе и его окрестностях свирепствовало «моровое поветрие» и по псковским дорогам стояли заставы, никого не пропускавшие в город и из него. В обычное же время иностранных торговцев на дворе было в 2-3 раза больше. Иноземец П. Иванов, по его словам, жил на псковс-
ком Немецком дворе «лет с пять» и являлся «мальцом» (приказчиком) английского купца Виллима Рогуля, а также «любского немчина» Ратикруза. Он выучил русский язык и завел знакомство с псковскими торговцами, постоянно продававшими ему лен, кожи и сало (Трифон Устинов, Анофрий Андреев, Григорий Антонов и др.). Интересно, что у него был помошник — «немчин детина Анско». Приказчик по нескольку раз в год привозил в город и отвозил за рубеж товары своих хозяев. Так, в 1630 г. 8 сентября он явил «в привоз» в таможне Немецкого двора 1000 ефимков «да бочюрку меди в шкилях» (в другом месте источника «в шелехах», т. е. в обрезках и бляшках), а купил за период с 13 сентября по 1 декабря (по 14 записям таможенной книги) у псковичей 367 лосин, 670 кож яловичьих сырых, 43 берковска (берковск -10 пудов) и 2 пуда сала, 153 берковска и 5 пудов льну, всего на 2596 руб. 8 алт. 1 ден.15
За ефимки, купленные у него таможенным головою Д. Воскобойниковым «на государя» и за проданную медь, он приобретал в городе вывозные товары за наличные деньги и в долг.
К сожалению, в приведенных таможенных выписях не отмечались пошлинные выплаты за проданный и купленный товар у этого иноземца, поэтому анализ видов таможенных пошлин и их размеров для иноземных торговцев проведем по материалам нашего основного источника — «сыска» 1633 г.
В Пскове с середины XVI в. по уставной таможенной грамоте 1550 г. тамга (она же рублевая пошлина) взималась с иноземцев с весчих и невесчих товаров по 7 ден. с 1 руб. цены товара или 3,5 %, причем в ассортимент этих товаров входило золото и серебро.
Однако это положение изменилось в 1555 г., когда по таможенной памяти с весчих товаров, к которым приравняли золото и серебро, стали брать уже по 9 ден. с рубля с цены явленной партии, т.е. уже по 4, 5 %. В 20-х годах XVII в. серебро и ефимки в Пскове приобретались у иностранцев таможенниками по договорной цене (не дороже 45 коп. за ефимок) для местного Денежного двора, где из них чеканились русские серебряные деньги «ис прибыли». С закрытием Денежного двора эти товары стали приобретаться «на государя» и высылаться в Москву, а деньги за этот товар стали выдавать «из московской присылки», на которые иноземцы покупали в городе нужные им товары, «а с ефимков де таможенной пошлины по государеве грамоте 138 (1630) г. не емлют». Привезенное золото иностранцы продавали на деньги или выменивали на различный товар. Отсюда видно, что Русское государство, заинтересованное в развитии своего внутреннего денежного хозяйства и в получении прибыли от перечеканки иностранных монет, даже отказалось от взимания пошлин с продажи ефимков, тем самым поощряя их ввоз в страну.
Кроме основной пошлины — тамги, взимаемой с товаров у иноземцев, с них еще брались всякие дополнительные мелкие таможенные пошлины: мытные, свальные, пудовые (весовые), померные, гостинные и др. Так, в 1550 г. с иностранцев с привезенного для продажи в i ород товара бралась дополнительная пошлина с каждого воза, телеги и тюка по 3 ден. Таможенники 20-х годов XVII в. объяснили, что под этой пошлиной они понимают полозовую и свальную пошлины, за которые они в сумме брали 4 ден. В этом случае заметно увеличение таможенного обложения в пользу Казны.
Таможенным целовальникам при важне Немецкого двора рекомендовалось в 1550 г. с иноземцев «имать» за взвешивание товара по 1 ден. с продавца и столько же с покупателя. В 1555 г. весовую пошлину с товаров иноземца-продавца стали взимать уже по 2 ден., а с покупателя — по 1 ден. Целовальники Немецкого двора в 20-х годах XVII в. со взвешивания товаров иностранцев брали по 1 ден. с продавца, т. е. как и в 1550 г., и по их речам «в роспросе» они теряли 1 ден. «против памяти 1555 г.». Здесь уже «нестыковка» псковских таможенных распорядительных документов оборачивалась в пользу иноземных купцов.
С померного товара «немцев» в середине XVI в. померная пошлина не бралась — по уставной грамоте 1550 г. «немецким людем про тое пошлину не описано», но по записям таможенных книг начала XVII в., как сказали целовальники, она с них собиралась в размере «с чети ржи по 2 ден.». Однако продажа ржи и прочего померного товара иностранцами на Немецком дворе была представлена очень редкими случаями.
По памяти 1555 г. таможенникам рекомендовано с иноземцев, которые «ездят через немецкую и литовскую землю… имать тамга с рубля по 7 ден. продаст товар свой или не продаст». Однако в уставной грамоте 1550 г. и по практике сбора пошлин в 20-х годах XVII в. с иностранцев, не продавших в Пскове привозной товар, рублевая пошлина не взималась. В этом случае разногласия двух ранних таможенных указных документов впоследствии были преодолены с выгодой для иноземцев.
По уставной грамоте 1550 г. «за проезд на возех с товаром, а в городе не торгуют…» с иноземцев брали «за костки и за восминичье (та же тамга. — М.Б.) и за гостинное по 2 ден.». Если иноземцы везли в проезд деньги, то с них бралась «явка за костки и за гостинное по 1 ден.». В 20-х годах XVII в. из ответов целовальников выясняется, что все перечисленные пошлины с проезжих иностранцев уже «исстари не имывали», т. е., вероятно, с конца XVI в. Здесь опять дело обернулось к выгоде иноземных купцов.
В середине XVI в. с иностранцев «с конской записки» (с покупки лошадей) таможенники брали с 1 руб. по 8 ден. ( с цены лошади). В практики сбора пошлин последующего времени эта пошлина уже отсутствовала, о чем сетовали целовальники Немецкого двора в 1632 г. Такое положение относительно конской пошлины было также в пользу иноземцев.

Краски для рисования большие краски для рисования.

Страницы: 1 2 3

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Торговля Пскова с Ганзой и Ливонскими городами
  • В Пскове будет проведено празднование Международного дня соседей
  • «Четвертные доходы» как источник самофинансирования Пскова
  • В Пскове подошел к концу ремонт четырех дворов
  • Интересное