Поиск по сайту

Таможенная пошлина с иноземных торговцев

Известно, что информация о сборах торговых пощлин с иноземных торговцев содержалась в уставных таможенных грамотах, таможенных книгах, а также в других материалах таможенного делопроизводства. Однако по городу Пскову за изучаемый период таможенных книг не сохранилось, но, к счастью, до нас дошло дело, касающееся сбора таможенных пошлин с иностранцев, торгующих в городе. В деле представлены выписки из псковской уставной таможенной грамоты 1550 г., из памяти головам и целовальникам 1555 г., из «наказа немецкого двора голове гостю Олексею Хозе с товарищи» 1594 г., а также материалы» роспросов» голов и цело-
вальников двора о порядке сбора пошлин с иностранных торговцев (с указанием их видов и размеров) с 1620 по 1632 г.1 Кроме этого привлекались и другие документы, имеющие отношение к теме.
Появление дела о сборе пошлин с иноземных торговцев было вызвано двумя причинами: 1) нормы сбора пошлин с иноземцев по уставной грамоте 1550 г. и по 1555 г. не совпадали с практикой их взимания в 1620-1632 гг.(«между собой не сойдутца»).Это обстоятельство служило поводом для жалоб иностранных купцов в Москву в Посольский приказ, где сосредотачивалось управление иноземцами, 2) в период подготовки России к войне с Польшей между Россией и Швецией наметилось политическое сближение. В виду этого, в Пскове срочно выделили место под специальный шведский гостиный двор в «Окольном каменном городе размером 30 х 20 саж., чего упорно добивались шведы по условиям Столбовского мира 1617 г. Именно в это время правительство стало «разбираться» с организацией и порядком сбора пошлин с иноземных торговцев на немецком гостином дворе, чтобы перенести это на новый Шведский двор.
Однако со строительством своего двора шведы совсем не торопились, и после смерти шведского короля Густава — Адольфа идея союза двух государств была похоронена. В итоге право шведов на строительство гостиного двора в псковской крепости в 1633 г. было аннулировано и им в очередной раз предложили строить двор в Завеличье около старого Немецкого двора, который изначально назывался Л юбским двором, на что они снова не согласились. И пока шли такие препирательства, затянувшиеся почти на все столетие, шведские купцы продолжали жить и торговать на старом Немецком дворе2. В 1662 г. после пожара на этом дворе, рядом с ним был построен специальный «свейс-кий» (шведский) двор с отдельной таможней, важней (весовой), гостиной избой, каменной палатой и сараем. На территории этого двора находилась старая караульная изба, а от Немецкого двора новый шведский двор был огорожен забором «от палаты в 15 прясел». Стоимость нового двора оценивалась в 3277 руб. медных и 17 руб. серебряных денег. Однако, шведский приказчик X. Штраус не принял от русских этот двор (шведов освободили даже от строительства двора), заявив, что им не надо таможни, важни и караульной избы, а другие строения сделаны «не по их обычаю»3. Шведы не оплатили стоимость построек и продолжали торговать в старом Немецком, восстановленном после пожара дворе.
И только, очевидно, в 1693 г., после переделки строений нового двора, стороны (шведы и русские) достигли компромисса. Годовая сметная роспись г. Пскова 1699 г. отметила новые строения двора — таможню, амбар, две «коморы с комнатами», но уже без караульной избы, и указала, что в «коморах живут иноземцы свейской земли»4.
Старый Немецкий двор сметной воеводской росписью 1699 г. даже не упомянут — он был поглощен, вероятно, новым Шведским двором. Также укажем, что в течение XVII столетия в отчетных финансовых документах Пскова упоминается только старый Немецкий двор в Завеличье, который огмечен псковской писцовой книгой 1585-1587 гг.
Эта же книга упомянула, что Немецкий гостиный двор раннее стоял на другом месте — «в Запсковском конце от Примостья на Пскове реке на Всходе…., а ныне на том месте двор да поварни — пивная и винная и вощаная и сальная»5. Возможно, что перенос Немецкого двора в Завеличье на берег р. Великой произошел в середине XVI в.
Таким образом, утверждение некоторых исследователей о том, что в первой половине XVII в. в Пскове функционировали два гостиных двора для иноземных торговцев не подтверждается фактами6.
Расследование по поводу сбора пошлин на псковском Немецком дворе не обошлось, очевидно, без участия представителя от Посольского приказа и проводилось в начале
1633 г., поскольку 1632 г. в источнике назван прошлым годом. Материалы «роспросов» таможенных голов и целовальников псковского Немецкого двора уже давно привлекали к себе внимание исследователей, занимающихся историей таможенного дела и внешнеторговыми связями России, однако ими были выявлены далеко не все информационные возможности источника7.
Сначала кратко охарактеризуем общую таможенную политику Русского государства по отношению к иноземным купцам, торгующим в Пскове. Известно, что до 1510 г. торговля в городе, в том числе и иностранцев, производилась беспошлинно. По присоединению Пскова к Московскому государству в городе со всех торговцев стали брать многочисленные пошлины, закрепленные позже псковской уставной таможенной грамотой 1550 г. Ливонская война приостановила визиты иноземных купцов в Россию, и лишь в 1593 г. Любек, возглавлявший ганзейский торговый союз, отправил в Москву своего посла 3. Майера для переговоров о возобновлении торговли. Царь Федор Иванович разрешил торговать ганзейцам в Иван-городе, Новгороде и Пскове с уплатой ими всех пошлин. Однако в Пскове таможенники стали брать с них торговые пошлины в большем размере, чем предусматривалось царской жалованной и уставной таможенной грамотами, что вызвало протесты иностранцев.
В 1603 г. Любек добился права на уплату половинных пошлин в городах, где им разрешалось торговать, но вскоре эта привилегия была отменена и ганзейцы снова стали платить все пошлины сполна8.
Шведы же в начале XVII в. до воцарения Михаила Романова торговали в Пскове и других русских городах беспошлинно9.
Отдельные иноземцы, например, дерптские, немецкие и английские купцы, во второй половине XVI — первой половине XVII в. по индивидуальным жалованным грамотам, подтверждаемым каждый раз новым царем, в Пскове производили беспошлинную торговлю, но за это оказывали Казне ряд услуг: продавали за рубежом царские товары, покупали для государя редкие заграничные вещи и т.д. Основная же масса иностранных торговцев облагалась в городе многочисленными пошлинами.
Торговцы из стран Западной Европы (Швеция, Германия, Голландия, Франция, Англия) привозили в Псков товары, пользующиеся спросом у русских: дорогие сукна, шелк, ткани, драгоценные камни, оружие, краски, олово, медь, железо, красное вино, сельдь, соль и т.д., а покупали там традиционный русский вывозной товар: пеньку, лен, коноплю, пушнину, щетину, сало, мясо, мед, воск, кожи сырые и выделанные, рогожи и т.д. Хлеб иностранцам разрешалось вывозить только по специальному царскому разрешению.
Весной и летом прибалтийские и западноевропейские купцы добирались до Пскова водным путем из Финского залива, а зимой — сухопутным из Риги. Прибыв в город, они располагались на гостином Немецком дворе, где жили и торговали. Им разрешалось торговать уолько там и только оптом, а не в розницу. По принятой торговой практике все сделки иноземцев записывались в таможенные книги двора « с их сказок, а у их де торговли таможенные головы и целовальники не стоят». В этом моменте, как нам представляется, заключался элемент демократичности по отношению к иностранцам.
В таможне двора сидели два наемных дьячка и выборные целовальники (один из них был ларешным, т. е. хранителем собранных пошлинных денег).
При дворе также находилась важня, где взвешивались продаваемые и обмениваемые оптовые товары. Взвешивание производилось на больших коромысельных весах — терязях — «а весят на них воск и мед и сало и лен и питья и иной всякой товар». В качестве «розвесов» при терезях находились железные, медные и каменные колокола и колокольчики в количестве 21 шт. общим весом более 45 пудов. Самыми большими
были два каменных колокола с железными кольцами весом по 7,5 пудов каждый. Самый маленький железный колокольчик весил всего гривенку (около 400 гр.)’°. Обратим внимание на то, что при таможнях Пскова в конце XVI в. использовались как гири колокола и каменные била (бильцы), отслужившие свой срок при городских церквях. Такие же била отмечены и на важне псковской Большой таможни. Упоминаются они и в росписи старого инвентаря псковского казенного двора 1695 г. При важне двора ежедневно находились по два наемных дрягиля (грузчика), которые заступали на работу через два дня на третий, когда подходил их «черед», т.е. всего было шесть дрягилей. Некоторые из них в свободное от работы время, как, например, Григорий Антонов, занимались торговлей -скупали на городском торгу лен и продавали его иноземцам на Немецком дворе.

Страницы: 1 2 3

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • «Четвертные доходы» как источник самофинансирования Пскова
  • Торговля Пскова с Ганзой и Ливонскими городами
  • Псковская таможенная книга 1749г.
  • Страничка Псковской образованности
  • Интересное