Поиск по сайту

Свадебный обряд

В д. Нарично Невельского района перед тем, как начинали петь, «бабка» специальным пригово­ром просила выкупа и благословения «заиграть песню»: «Бабка адна заигрывала. Ей прасйли за­играть маладьш песни. А она гаварйт:
Ну што вы мини просите песню заиграть? Я ни заиграю. Я семь лет чилавёкам ии была,
была привратйвши в бёлаю бярёзу. Я три года в полях бёлаю бярёзаю качалась. Тада мини ссекли на дрбу, принясли,
кинули на улицу.
Три года иа улице палкаю правалялась. Тады парубйли мелка, принясли,
бросили под лауку. Год под лаукой праляжала. Тапёрь привратйлася в Зилавёка. У менё язык как дуб, а живот как луб. Нала язык разманить да живот размягчить. Можа и заиграю.
Тадй паднбсють рюмку водки и, там, закусить. Она вьшьеть, скажеть:
—  Ну вот, тапёрь, есть ли в этам доме свяш-шбнам, у мире кряшшбнам батюшка родный?
Отвечают: "Есть". Хошь и нет, все равно нада отвечать: "Есть".
— Батюшка родный и матушка родная? -Есть.
— А есть ли в этам доме свяшшбнам, мире кряш­шбнам батюшка крёсный?
-Есть!
— Батюшка крёсный, матушка крёсная? -Есть!
—  Ну, благаславйте маладбму князю или кня­гине песню заиграть.
— Бог благаславйт!
— Раз благаславйли, два благаславйте. Два бла-гаславили, третий благаславйте.
— Бог благ аславйт!
Тада заиграит» (Нев., Нарично 1961-40).
Получив разрешение, «игрйцы» пели и плясали. «Чилавёк десять. Анй стаят кбла сталбв и играют с приплясом. А аны [гости] деньги плбтють. Адна жёншина принимает эта. Как сыграють, пайдут в хату и разделят деньги. Мая мама кола столу песни играла- целый вечер за 20 копеек и за руб гаркала» (Пуст., Песчанка 2056-23). На свадьбу специально приглашали посторонних женщин, которых назы­вали «заводайцы», «песняхбры» (Нев., Косёнково РФ 1690), и одаривали их деньгами за песни: «Бабы денег зарббют на свадьбе. Это прихожие, из дерев­ни, песни играть приходим этым гастём. Тады гос­ти самы играют им песни да пляшуть за сталбм» (Нев., Волчьи Горы 1775-35). «…Пастарбнние, де­ревенские, катбрые у свадьбе не участвуют. И дава­ли раньше капёйки какие или што, платили им за песни. Можа кто и платок дау, мбжа, невеста што харбшее дала» (Нев., Завруи 1960-66).
За свадебным столом поют песни участникам застолья — молодым, крестным, гостям и т. д. Пер­вая песня- «Святой Кузьма-Демьян»: «А ана [поет­ся] как начинают яшшо сабиратца, ёта, как за стол уже садятца гбсти. Выпьют по чашке, тады уже <…> и играють эту песню» (Нев., Волчьи Горы
1775-09). На приезд гостей звучат песни: «Вы сиди­те, мои братцы, в кугу на переду» — «как инвеста с жинихом сядуть за стол, тагда и пають, с-пад вин­ца приёдуть» (Пуст., Исаево 2119-41); «Мы не пить приехали, мы не есть приехали» (Нев., Волчьи Го­ры 1774-39). В начале застолья величали жениха -«Кто у нас хороший?» (Пуст., Лешни 2096-14; Тор-чилово 2095-04); «Ты любишь, Петенька, порося-тинку?» (Нев., Торчилово 2095-18); невесту — «Под логом сад садила» (Пуст., Ломоносы 1775-31); пели песни, в которых припевали молодых — «Ягодка с ягодкой» (Пуст., Торчилово 2095-01); «Перебела-белёшенька» (Пуст., Лешни 2096-15); «Вот и чей это садочек?» (Нев., Студенец 1961-17). Крестным пели — «Крёстный батюшка (крёстная матушка) на кугу сидит» (Нев., Осётки 1774-18; Пуст., Сергей-цево 2140-13); шаферицам — «Дорогая боярочка Нинутка Ивановна» (Нев., Волчьи Горы 1775-30); сватам — «Наш Ванюша богатырь» (Пуст., Ломо­носы 2120-45). Среди песен, сопровождающихся пляской — «А у людей мужья добры» (Нев., Боёво 1945-33); «Курочка хохла, под печечкой сдохла» (Нев., Борисково 1953-29); «Через сад-виноград за водой ходила» (Нев., Завруи 1950-32). Во время за­столья могла исполняться и лирическая песня «Просилась Машутушка в пир погулять» (Нев., Осетки 1774-16).
Зафиксировано упоминание о том, что родст­венники невесты на свадьбе дарили пояса — жениху, деверям, музыкантам, другим гостям (Нев., Волчьи Горы 1775-41).
Гулянье могло продолжаться целую ночь, тогда в дом к жениху молодые ехали утром следующего дня (Нев., Доминиково 1939-36; Пуст., Козодои 2097-10). В д. Доминиково после ночного гулянья утром устраивали стол, невесту наделяли (Нев., До­миниково 1939-36).
<? Отправление в дом молодого
Перед отъездом в дом молодого совершался ритуал, известный под названием «ОТРЕЗАТЬ КОСУ»: невеста садилась за стол, и ее холостой брат завязывал ей косу, грозился отрезать, тре­буя платы за нее.28 Молодой должен был отку­питься, заплатить брату за косу (Нев., Молокое-дово 1980-11).
ВЫКУП ПРИДАНОГО — подушек, перин, сундуков — мог происходить сразу после приезда жениха в дом невесты. Родня жениха забирала приданое и увозила, после чего крестные заводи­ли молодых за стол (Пуст., Козодои 2097-16). В других случаях приданое выкупали непосред­ственно перед отъездом в дом жениха. Жених рас­плачивался с тещей: «Тёща садйтца на сундук и [жених] выкуплйеть — деньги плотить… Када уже плбтить жанйх, приговаривали:
За каждый уголок — рубелёк А посерёдке — сто рублей»
(Нев., Молокоедово 1980-11).
Когда увозили приданое, пели: «За новыми се­нями погоманивают» (Нев., Волчьи Горы 1774-33).
Приданое отправляют вперед или везут вместе с невестой сваты или родственники невесты (Нев., Усово 1970-33). Иногда выбирали специального «возйлу».29 В перины, подушки заворачивали вы­пивку и закуску для «возйлы» и тех, кто будет раз­бирать приданое (Нев., Молокоедово 1980-11). «…Родня забираить нявёстино приданое и везёт тудй к жениху^ <„.> с жениховой родни кто-либо. Он свизёт и обратна приёдит. Там уже невеста приезжает, там убраная кровать, и пярйна, и па-д^шки, и застлано всё, адеялы» (Пуст., Козодои 2097-15).
Перед отправлением в дом жениха мать невесты снимала икону и БЛАГОСЛОВЛЯЛА ею. На отъ­езд невесты пели «Аи, жаль, жаль, моя родная, мне тебя» (Нев., Видусово 1958-44; Усово 1770-33; Пуст., Иванищево 2055-13). Невеста плакала, мать голосила: «Ну куды ж ты улетаешь, моя милая дет­ка» (Нев., Дроздово 1984-04).
При отъезде гостей пели: «Закололо матку в пятку» (Нев., Усово 1970-33); «Кольнуло матку у груди» (Нев., Нарично 1961-65); «Аи, была матка-мачеха» (Нев., Волчьи Горы 1775-33); «Приданоч-ки-лебёдочки, просим мы вас» (Пуст., Козодои 2097-18); «Поедем-ка, братец, домойки» (Нев., Сту­денец 1961-21).
В дом жениха ехали на застолье родственни­ки невесты. «Раньши приёдуть из-под винца к ня-вёсти и тока гуляют адны жинихбвы, а тада уже, када нивёсту забирёт жинйх, тада уже наши ёдуть к им» (Пуст., Торчилово 2098-08). «К жени­ху едет паезда полная, лашадёй десять, и вес за-прежены па аднам^» (Пуст., Иванищево 2055-13), поют «Не пора ли вам, боярочки, с-за столику домой».
Когда невесту увозили из родительского дома, мать невесты приносила гостям курицу. Обязатель­ным моментом обрядового действия была пляска с украшенной цветами курицей. «А то была такое да­же время, што сами [гости] идут в сарай и украдут эту курицу» (Нев., Видусово 1958-25; Ятмище РФ 1697). «Украсят, цвяты привяжуть к крыльям, игра-ють [т. е. — поют], прыгають:
Аи, курачка хохла Под печечкой едбхла, Дай, зять, пива, Будет курка жива.
А патом туда привязуть опять, када нявёсту привязуть дамой, и обратно з ётай курицей папля-шуть и панясуть ее в хлёу", развяжуть ноги, цвяты отвяжуть» (Нев., Завруи 1960-67).
ВТОРОЙ ДЕНЬ СВАДЬБЫ
В доме жениха молодых встречали свекор и све­кровь с иконой, хлебом-солью. Свекровь могла быть одета в шубу мехом наверх. Молодые подхо­дили, кланялись, их ОБСЫПАЛИ ЗЕРНОМ, ов­сом, ячменем, пшеницей или деньгами — к богатст­ву (Нев., Волчьи Горы 1775-07; Усово 1970-33; Пуст., Торчилово 2095-14). Выпивали по рюмке водки, а кто не пил — выливали через плечо. Моло­дую поджидали дети, у нее для них должны быть припасены конфеты: «И ребяты на печь забрауши, дажидають, гаварять: "Маладая придёть, канфёт привязёть"» (Нев., Боёво 1945-09).
«Свякрбва зярёшком в их кидаеть и приговари­вает: "Дай, Гбспыди, скбка зярёшек раскидаю, сто­ка вам ребят дай Бог!". Тада уже нявёста с женихом вдуть, садятца за стол, гуляють» (Нев., Нарично 2095-14). На пороге стелят полотно до самого сто­ла, смотрят, кто первый ступит через порог, «кто подчинённый, тада будет слухать» (Нев., Молокое-дово 1980-05). Когда невесту привозят к свекрови, поют: «Ходи к нам, коханка, ходи к нам, неженка» (Нев., Нарично 1961-68; Студенец 1961-35); «Выхо­ди, свекровка счастливая» (Нев., Усово 1970-33); «Кони ревут, богатырку везут» (Нев., Завруи 1961-09; Сергейцево 2140-10); «Выходи, мамочка, на га-ночек» (Нев., Завруи 1961-10); «Кланяйся, Манют-ка, моей маменьке» (Нев., Молокоедово 1980-12); «Цыц, не плачь, сопливица» (Нев., Волчьи Горы 1774-30). В д. Торчилово, встречая молодую, пели «Катится-валится молода на двор» и хлопали чер­ствыми пирожками (Пуст., Торчилово 2094-18).
Гостям пели «Через бор зелёненький бежит конь вороненький» (Нев., Волчьи Горы 1775-10).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Районирование и климат
  • Туры во Францию по доступным ценам
  • Коттеджи посуточно Новосибирске по доступным ценам
  • Интересное