Поиск по сайту

Свадебный обряд

«Када ёдуть к вянцу, коней абхбдить матка, во у пирёдник набираить авса. И вот и пошла — кругом коня аббйдить, усйх абсыпить. И народ, увесь абсы­пають авсбм. Абсыпають усйх — и народ усе, и коней авсбм. А патбм и паёдуть к вянцу» (Дедино 2084-06).
Из церкви жених и невеста ехали вместе в дом не­весты. Родители невесты ВСТРЕЧАЛИ их в вывер­нутых шубах, обсыпали зерном, молодые кланялись. Исполнялась песня «Не было ветрику — понавеяло».
«Абсыпають рбжью или ячменем. Абсыпають маладых ётых. Батька, матка. Выварачивають шу­бу, штоб шерстью была квёрьху. Штоб багата жили маладыи. Надёнуть самы на сябё вывернувши, да и встречають. Маладыи кланяютца, старики абсы-пють их, пацалують» (Чайки 2109-09).
В доме невесты происходил ВЫКУП места. Бо­ярки садились за стол, прятали невесту, вместо нее выводили старую бабу, ряженую «невестой». Тор­говались со старшим сватом, требовали выкуп -конфеты, бутылку. Боярки и свашки пели друг дру­гу корильные песни: «Наши сваты бобыли», «Бери, сват, чапелъник» и другие. «Боевой» жених, не до­жидаясь выкупа, лез через стол к невесте. Тогда бо­ярки выходили, освобождали место и шли на вече­ринку в другой дом.
ЗАСТОЛЬЕ в доме невесты продолжалось всю ночь. Носители традиции отмечают существовав­ший некогда особый порядок: в доме невесты за стол садились гости жениха («заезжане»), в доме жениха — гости невесты («закашники»); «а сичас мо­да: и жениховы, и нявёстины — вси умёста збузят-ца». Молодых сажали под иконами, рядом с жени­хом сидел брат, рядом с невестой — сестра или стар­шая боярка; крестные. Блюда на стол подавали по очереди: одно съедят, потом приносят другое. Пер­вым ели творог с маслом, потом — «капусту» (щи),
мясо, блины. Хозяин обносил всех по кругу водкой. Последней ели яичницу с молоком, приготовлен­ную в печке.
Свадебные песни также исполнялись в опреде­ленном порядке. В Себежском районе зафиксирова­но упоминание о ПЕНИИ У ПЕЧНОГО СТОЛБА в самом начале застолья: одна из женщин пела и хло­пала «какорками» (пирожками из ржаной муки).
«Как бувала — вот пёчка, и окала печки всегда та­кой столбик был. Ат этава столбика там, как называ­ли, грядка, палата там. И вот ана стайть, бывала, вот бкала этава. А нявёста за сталом сидйть. Окала стол­бика этава. Стайть и напяваеть» (Дедино 2132-10).
На свадьбу приходили петь «посторонние» -женщины из деревни: «Пают свадебный… бабы стыять ужо там, нарядивши, платки "пад бараду" завизауши, пають эты бабы» (Нища 2007-05). Пели и плясали, притопывали, махали руками.
Сначала пели молодым: «Ягода с ягодой сока-тилися», затем — крестным: «В крёстного татухны борода горит», «Наша мамка крестная, молодица честная». Дальше пели по кругу всем сидящим за столом: свашке — «Перебела-белёшенька Нюшень­ка»; незамужней девушке — «Да не взнать Ниночку между дружины»; холостому парню — «Ахти Боже, який Васечка пригожий»; замужней женщине — «Ах ты, белая берёза»; женатому мужчине — «В каморы за дверцами»; женатой паре — «В Ванечки под ок­ном зелёный сад». Музыканты играли для гостей марши, гости платили — клали деньги. За щедрую плату благодарили песнями: «То-то дары богатые», «Дай Боже тебе, что лето — то его».
ПЕРЕЕЗД В ДОМ ЖЕНИХА
На следующий день происходил переезд моло­доженов и всех участников свадьбы в дом жениха. Сначала ПЕРЕВОЗИЛИ «СКРЙНЮ» (сундук неве­сты), затем ехали молодые и гости. Мать невесты садилась на сундук и требовала выкуп: «Прала и ткала, пальцы парёзала» (Горелово 2034-25). Выку­пал и увозил сундук старший сват. В доме жениха к приезду молодых развешивали невестины полотен­ца, застилали скатерти, постель.
«Пёрва скрйню павязуть: "А-ё, скрйню павяз-лй, скора и свадьба паёдить!". Пастель привязут -там бабы стёлють. Там канфёты, водка J падуш-ках, хто стелить — тыи тады выпивають бабы» (Де­дино 2084-17).
Кроме сундука, в дом жениха увозили краденую курицу, веники и другие предметы.
«Эта ужо ат её крали курёй, или там што-ни-буть. Вязуть ужб аттуль, ат батьки ат ёйнага. Што-нибуть вот — курёй крали там, што-нибуть яшчё. Ве­ники, где эта во раньши з листьям такйи (паритца) — и эты брали так, ну — чудили. Тады эту — раньши
ж эты лапти плялй, и лыки эты, так наматана, — ук-радуть и эты, схватють, вязуть усё эта. Ну, так чу­дили… Ну, сваты ёты ужо, явбнная радня, мушшйны эты. Швагры там, ти брательники, хто-нибудь» (Горелово 2034-22).
В доме жениха молодых ВСТРЕЧАЛИ почти так же, как и в доме невесты: родители выходили в вывернутых шубах, обсыпали зерном. Свекрови под шубу могли подсунуть «горб», что отражалось в тексте песни «Катится-валится молода на двор» («Выходи, свекровка горбатая»). Невеста целовала родителей жениха, отдавала свекрови икону, све­кровь давала невестке хлеб. В дом молодых вели по разостланному полотну или вывернутой шубе -«штоб багатыи были».
«Свякроука переймаеть на дварё. А маладуха эта с иконой ёдеть, икону везёть с саббй… Тада вы­ходить свякроука на двор, икону бёреть, а ей хлеб даёть буханку, ну, раньши вот бальпши хлебы эты. И тада расстилаете на пароге шубу, и пиряводить их через парог абайх. Ужб яны разам шагають и вдуть у хату» (Горелово 2034-01).
«Падстилают Вот у хату вводить свякроука мини — а свякроука палатно разастлала. Трубку пастлала, и скрозь, скрозь пастлала — аж да столу ишла. С иконай, с иконай ишла. Ей икону атдала, ана мне хлеб атдала. А свякрбука с иконай пышла к столу, а я с хлебом ишла. Ана мне хлеб атдала, бу­ханку в руки. А я с хлебом, принесла так хлеб. Ана икону паклала на стол, а я хлеб пылажйла на стол. Вот так. А трубка-та раскочина, а тады каже: "Баб­ки, пагадйти пайти, я скачу, тады зайдйтя". А тады ана скатила эту трубку палатна, а патом ужо эты зайшлй, народ, у хату» (Дедино 2084-07).
Когда входили в дом, пели «К нам поди-ка, коханка».
В доме жениха ЗА СТОЛ садились невестины гости, в остальном порядок застолья был таким же, как и в доме невесты. Основными обрядовыми действиями, происходившими в доме жениха во время и после застолья, были невестины дары и повязывание.
ДАРЫ раздавала крестная невесты. Родителям и крестным жениха вешали на шею «намётки». Свекру дарили рубашку, другим родственникам — пояса.
«Падзывали ужо к дарам свёкора и свякрбву. И пели песню: "Сваточки мйлаи, завём сюда". <…> Тады он уже падходить, ну, мать, атёц. <…> Падходить, тады там ужо вёшаишь намётку ей. На­мётку вёшаишь на шею. Ужо матери — свёкору и свякровки. И хрёстным. Тады апять и хрёстнава завуть так само усё. Пають, припивають: "Хрёстный жа татухна, хадй сюда". <…> И тады падхбдить хрё­стный, хрёстному намётку вёшають. <…> Хрёстныя [невесты] дарить. Раньши и деверям дарили, и залбукам. И паясы дарили» (Веремеево 2045-03-06).
Как отмечают народные исполнители, пояса раньше были основными дарами.
«Давней — паясы крутили,1 а сичас вот матерья-лы, или там платбчки купл&оть. Вот давней ска-жуть: "Аи, карбмисел ни зачёпленный!" — нады и на карбмисел паяс. Там — "Веник ни звязанный!" -туда нады пайс, паясы всё давали. Тады вот, як прывязли на канё. <…> Катбрый вёз — ужб таму па­яс. Аг а. Сундук абвязываишь тожа паясбм. Усё-усё-усё, паясы и паясы. А дома тады вот — скатерти за-стилають май ужб тада, як привязуть, — эты скатер­ти тбжа паясам звязанные. Всё-всё-всё — паясы нады былб. Вот крутили такйи, с усякый пражи» (Дедино 2084-21).
В конце свадебного застолья ВЫКУПАЛИ КА­ШУ — закрывали ее тарелкой, гости клали деньги, невеста накрывала кашу материалом.
«Накрывали, бывала, раньши кашу. Ну вот, вазьмут, да тарёлкай кашу и закрьноть. Кашу нава-рють, и ставили. Паставять над маладам тарелку каши, и вазьмут да закрыють. Тагда ужб вот ня-вёстка выкупая, дари свякрбви апять» (Руково 2040-17).
ПОВЯЗЫВАЛИ МОЛОДУЮ перед отъездом невестиных гостей. Невесту сажали на дежку, крест­ная снимала с ее головы венок и надевала «шапку» или «жокошник» (женский головной убор), повязы­вала шаток. Венок крестная отдавала старшей бо­ярке. Пели «Вы боярочки-сестрицы, вы ж поедете дочойки». Сначала обращались к родителям, крест­ным и всем гостям с просьбой благословить: «Хрёстный батюшка, хрёстныя матушка, Багаславйти дявйцу пиривизать на маладйцу! Батюшка ронный, матушка рбнная, Багаславйти дявйцу пиривизать на маладйцу! Дом хрящёный, мир свящёный, Багаславйти дявйцу пиривизать на маладйцу!
А народ атвичаить: "Гаспбдь багаславйть!"» (Лешково-Павлово 2010-40).
«Вянок снимають, садють апять на хлебную дёжку. И раньши бабы шили чепчики такйи — шап­ки называвшей, женский. И вот эту шапку ужб бё-реть свякрбука, и хавають. А жениху нады найти иё. <…> Ужб пры мне ни были тыи шапки, ни нада­вали. А раньши эта так наливали. Бяз этый шапки ужб маладуху эту ня пустють ни f хлев к скатйны, ни J в амбар, ни хадйла йна никуда ужб» (Горело-во 2035-20).
«Хрёстная снимаеть у меня вянбк, а падвязываеть платок. А када платок мне падвязывають, то я бры-саю канхвёты на мир» (Лешково-Павлово 2010-40).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Районирование и климат
  • Туры во Францию по доступным ценам
  • Коттеджи посуточно Новосибирске по доступным ценам
  • Интересное