Поиск по сайту

Свадебный обряд

—  Татонька родненький, я в’ гости пришла. — Дочушка-горюшка, гости у меня. [Далее диалог повторяется: «Мамонька милая…»;  «Сестрица родная…» — «Сестричка-"горятнйчка", гости у меня»].
—   Братетка родненький, я в гости пришла. — Бо-жуся, клянуся, что жёнка лихая.
—  Братетка родненький, пить-есть не хочу, только на тебя погляжу.
Глембочинская вол.: Горелово 2015-22, 2016-22. Дединская вол.: Дедино 2087-05,18.
«Давно я, давно я у татки была»: Глембочинская вол.: Горелово 2036-32. Дединская вол.: Дедино 2078-13. 1  Не «вспадабала» — не понравилось, невзлюбила.
135.  «Коло лесу солнце лезет» (варианты на­пева 26)
Коло лесу солнце лезет, оно лезет — не зале­зет. Коло окошка братец едет, а он едет — не за­едет. / Над лесом солнце играет, а за лес не зале­зает. По полю братец проезжает, а ко мне не за­езжает.
—  Заедь, заедь, мой братетка, хоть под кутнее окошко. Скажу тебе три причины.
Увяжу в шелковую «хустйну».1 Вези в кусты, в болота, где б девочки не ходили, и кручину не со­рвали, моей мамке не сказали.
Глембочинская вол/. Горелово 2002-12, 2013-48, 2025-07. 1 «Хустйна» — платок.
136.  «Над рекой вербинка стояла, там девчонка воду брала» (варианты напева 26)
Над рекой вербинка стояла, там девчонка воду брала, тую вербинку проклинала:
—  Да бадай1 верба ссохла-свяла. Под тобой, верба, вода горька, а мне, молоде, жить неловко.
Что была бы я перепёлка, куда сдумала — поле­тела. Ти в кринйчинку пить водицу, та в чисто поле на пшеничку, у чистые боры по ягодки. Глембочинская вол.: Горелово 2002-13, 2013-49, 2025-05. Дединская вол.: Дедино 2113-16.
1 «Бадан» — проклятие, пожелание гибели, всего дурного (В. Даль).
137.  «Белая берёза коренистая, лихая свекровка норовистая» (вариант напевов 24, 25)
Белая берёза коренистая, лихая свекровка норо­вистая.
Белую берёзу ссеку я и срублю, лихую свекров­ку свезу и схороню. Дединская вол.: Ляхово 2116-09.
138.  «Як я, млада, як я, млада, в одиночьи жи­ла» (варианты напева 27)
Як я, млада, в одиночьи жила. Задумала — у гри­бы пошла, с грибов ишла — в кабак зашла.
Я в кабаку загулялася, с родной мамкой загу-калася.1
Петух поёт — я домой не иду, другой поёт — я не думаю. Заря взошла — я домой пошла.
Иду домой — белый полог раскрывается, а мой милый «прочихается».
— Где ж ты, шельма, всю ночь была? — Ти ты, милый, одурачился, ко мне ночью не ворочался? К стене вочмй, а ко мне плечми.
Глембочинская вол.: Горелово 2005-06, 2025-24, 25. Дединская вол.: Дедино 2078-12, 2080-01. ‘ «Загукалась» — заговорилась.
139.  «Не в пиру была, не в беседухне»
Не в пиру была, не в беседухне, я не мёд пила, да горелочку.
Как пила-пила, не упивалася, домой пришла -пошатнулася, на крыльцо взошла — двери раскры­ваются, а у меня мой муж пытается:
—  А жена-жена, где всю ночь была?
—  А ты миленький,’ а ты дурненький, неразум-ненький! Белу рученьку на тебя клала. Лавровская вол.: Песчанка 2112-12.
140. «Жалко дубу зелёного»
Жалко дубу зелёного, где за тёмным лесом, жал­ко девки-красавицы, где за старым бесом. Он сам не идет на улицу, меня не пускает.
—   Пусти-пусти, мой дёданька,1 у соседа бе­седа.
—   Иди-иди, негодница, только там не бавься. Ночую я ноченьку, ночую другую. На третью
ноченьку домойки я пошла.
Иду-иду домой — стоит дед в воротах.
—   А дёданька, а братетка, не дай мужу бита. Сошью тебе рубашечку, и тонкую, и белую, ков-нёрь вышиваный.2
Дединская вол.: Ляхово 2115-22, 23.
1   «Дёданька», «дед» — здесь: деверь (?).
2   «Ковнёрь вышивйный» — вышитый ворот рубахи.
Раздел 4 КРЕСТИНЫ («ХРЕСТЬБИНЫ»)
В Себежском районе крещение ребенка в церк­ви и домашнее застолье называли «ХРАСТЙНЫ» или «ХРЙСТЬБИНЫ» («хрёзьбины»). В обряде участвовали основные покровители ребенка -крестные родители, бабка (повитуха, помогавшая при родах), а также близкие родственники. Бабка обычно была в каждой деревне: «Вот ужо старуш­ка там якая бабить. Раньши ж дбма раджали» (Го-релово 2025-19); «Па усей дярёвне хадйла бабила всё» (Горелово 2036-05). Бабка приходила еже­дневно после рождения ребенка, пока его не по­крестят, купала ребенка, ее угощали. Крестили обычно через неделю, в крестные приглашались родственники.
«Сазывають радто, и кумушку эту с кумом, ужо там — систра там, хто там ужо, брат, этага ра-бёнка вязуть ужо храстйть к батюшку» (Горелово 2036-05).
Перед тем, как везтн ребенка в церковь, все родные собирались за столом и КРЕСТИЛИ ребен­ка, передавая его из рук в руки.
«Садють за стол радню ёту, и кум с кумой на ку-тё сядйть. Тады этага рабёнка звивають, и нясуть к стблу. Упярбд ужб матка пирахрестить ягб уже там, а тады батька,, а тады ужб дають куму, и усйм -скольки людей, и усйм этага рабёнка. Хрёстють ужо и пиридають адйн к аднаму. Вот такйй закон быу.
Ну, тады ужб укручивають, и куму и вынбсють, и вязуть — на сани или на тилёгу, и вязуть ужо к па­пу храстйть» (Горелово 2036-05).
Мать ребенка не выходила из-за занавесы и не садилась за стол. В церковь ехали крестные родите­ли и другие родственники, бабка и мать оставались дома. После крещения в церкви ребенка привозили домой, бабка выходила ВСТРЕЧАТЬ с хлебом, от­давала хлеб крестной.
«Дамой привозишь, выхбдють ужо — бабка эта, бёреть этага рабёнка, а табё хлеба даёть, ужо ты с хлебам идёшь, лбжишь на стол хлеб. Ну, этага ра­бёнка ужо паняслй тудй матки» (Горелово 2036-05).
После этого начиналось ЗАСТОЛЬЕ, на кото­рое могли приходить все желающие — «отвёдницы»: «Раньше ж мнбга людей сабиралася. И свае, и чу­ткий. Атвёдницы называлиси ужо, прыхадйли з де­ревни, женщины. Напякуть блинов, там ишчё чагб-нибудь» (Горелово 2036-05).
Крестных — кума и куму — сажали на почетное место «за сталбм, на кутё, анй главный», радом си-
дела бабка. За столом угощались, пели песни. Из традиционных кушаний называют блины, творог, холодец. Обязательным блюдом была «КАША» (яичница, приготовленная в печи), которую бабка «ПРОДАВАЛА» во время застолья, получая таким образом вознаграждение.
«Кашу прадавала… Давней1 яёшню спякуть, и накрыють чашкай, и ёту яёшню купляють. Эта ти-пёрь ужб канхвёты. Дак и то дужа дббра зта, што яёшня. А хто-нибудь вбзьметь, пасалбдить — ну, та-дь’1 ужб абрадки,2 каша багатая была. <…> Вот на-крыеть чашкай ёту чашку, а тады ужб складывають деньги там ей» (Горелово 2025-19).
«Ну вот, паставить на стол [кашу], а ей проста деньги слбжуть, эта кампания вся» (Горелово 2025-20).
«Прадаёть баба кашу. Ну, прадась, а тадй ужб аткрьноть. Тады баба эта бёреть ложку, и каши этый лбжить на тарелку. И падстывлйить куму, а кум ужб лбжить там, скольки там денег, на мыла ужб эта. Хрёстнику на мыла ужб денег лбжить» (Го­релово 2036-05).
После того, как «продадут кашу», мать ребенка дарила бабке «НАМЁТКУ» — вешала ей на плечи или на шею кусок самотканого полотна, давала бу­тылку «горелки».
«Тады [бабка] идёть тудй к радйхе за занавесы. [Намётку] — эта ужб радйха эта вёшаеть. Там ужб, на кравати, з рябёнкам. Ну, ина падхбдить туды к ей, бабка эта падхбдить… Эта ужб идёть баба з на-мёткай — раньши палатнб вешали саматканная. Ба­ба эта идёть и притбпываеть, и припеваеть ужб, ба-гата йдёть» (Горелово 2036-05).
В конце застолья крестных, бабку, отца ребенка сажали на борону или в корыто и «гбцкали» — под­нимали, КАЧАЛИ, чтобы они откупались.
«Кашу зъадуть, тут усё, делать нёчега, тады ужб нясуть барану и бабку садят на барану. Ну, а ей ужб нады бутылка — аткупливатцы» (Горелово 2036-05).
«- И мужукбв падымають. Ну, атца примерна, катбрый радйлся рябёначек. И хрбстных падыма­ють тоже. <…>
— Проста так во гбцкали на бараны.
— Гбцкали. Ну, а тадй аткупливайся. Давай плати — или бутылку, или деньгами.
— Приняслй, в карйта палажйли и падымали [бабку]» (Горелово 2025-20).
В цикл «крёстьбинских» песен входят за­стольные — величальные и корильные, исполняв­шиеся бабке и куму с кумой. Первой пели песню «Да спасибо ковалю»: «Эта первая, як тольки хрёстьбины начинаешь… "Каваль" нада. "Ка-валь" накуёть, и тада и хрёстьбины будуть. Дятёй накавал» (Дедино 2086-12).
Лирические песни, приуроченные к застолью, объединены тематикой родственных отношений. Общими для ряда текстов являются мотивы жалоб замужней женщины родителям или брату. Зафикси-
рован балладный сюжет «богатая и бедная сестра в гостях». В содержании некоторых текстов присут­ствует мотив рождения ребенка: «Да зашумела у бо­ру сосонка» («отец желает рождения сына, а не до­чери»), «Прилетели вороны» («с первой женой де­тей иметь, со второй — разогнать»).
Напевы себежских «крёстьбинских» песен, со­храняя свою уникальность и своеобразие, облада­ют значительным сходством с белорусскими и смо­ленскими вариантами, зафиксированными на тер­ритории русско-белорусского пограничья.
СОДЕРЖАНИЕ ПОЭТИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ
КРЕСТЬБИНСКИХ ПЕСЕН: ТЕМЫ, ОБРАЗЫ,
СЮЖЕТНЫЕ МОТИВЫ. ПЕРЕЧЕНЬ ЗАПИСЕЙ
ЗАСТОЛЬНЫЕ
ВЕЛИЧАНИЕ РОДИТЕЛЕЙ, КРЕСТНЫХ, КОРИЛЬНЫЕ «БАБКЕ»
1. «Да спасибо ковалю» (варианты напева 1) Да спасибо ковалю, да что сделал нам гульню.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Районирование и климат
  • Туры во Францию по доступным ценам
  • Коттеджи посуточно Новосибирске по доступным ценам
  • Интересное