Поиск по сайту

Свадебный обряд

Материалы экспедиционных коллекций из Се-бежского района во всей полноте представляют на­родную традиционную культуру и комплекс фольк­лорных жанров, сформировавшихся на данной тер­ритории. Местную традицию отличает хорошая со­хранность ее основных элементов — не только в па­мяти носителей традиции, но и в современной бы­товой и обрядовой практике. Живое, своеобразное звучание себежских напевов стало известным бла­годаря прекрасным певческим коллективам дере­вень Горелово, Дедино, Дашково, Чайки, Веремее-во, Ляхово и других. Старинные обряды, народную мудрость передали в своих рассказах знатоки тра­диции — Клавдия Андреевна Шепило из д. Дедино, Ксения Константиновна Шабловская из д. Горело­во и многие другие.
Одна из главных характеристик народной культуры Себежского района — развитость обря­довой системы и концентрация в ней архаических элементов. Себежскому песенному фольклору свойственны музыкально-стилевое единство при многообразии форм, историческая глубина поэти­ческих образов.
Имея целый ряд специфических черт, традиции Себежского района в то же время обнаруживают свою принадлежность к более широкой стилевой зоне южно-псковских районов. Некоторые призна­ки являются общепсковскими — например, распро­странение в Себежском районе хоровых причита­ний. Многие особенности связывают данные тради­ции с культурой соседних районов Белоруссии1 (что проявляется, в частности, в местном говоре).
Одним из наиболее показательных явлений сле­дует считать развернутую систему КАЛЕНДАР­НЫХ ОБРЯДОВ И ПРАЗДНИКОВ, в которой осо­бое место занимает летний период. Именно в нем сосредоточены уникальные обрядовые комплексы Иванова дня и жатвы, сохранившие целый ряд ар-
хаических элементов. Календарные обряды, празд­ники и трудовые обычаи Себежского района пред­ставляются как единый, развивающийся во времени цикл, основное содержание которого определяется аграрной направленностью. Себежский календар-но-обрядовый фольклор представлен широким кру­гом музыкально-поэтических форм: колядки, вес­нянки, волочебные, иванские, жнивные, толочные песни. Кроме обрядовых, в весенне-летнем периоде функционируют лирические песни, обладающие значительной степенью стилевого родства с кален-дарно-обрядовыми.2 Неотъемлемой частью кален­дарного цикла является система словесных фольк­лорных жанров (былички, поверья, приметы), от­ражающая традиционные народные верования.
Обряды жизненного цикла представляют КРЕ­СТИНЫ, СВАДЬБА, ПОХОРОНЫ. Наиболее раз­вернутым и насыщенным по содержанию является свадебный обряд. Зафиксированный на юге района «крестьбинский» обряд оказывается уникальным для псковских традиций по своему наполнению пе­сенным материалом. В себежской традиции сфор­мировалась обширная сфера фольклорных жанров, функционирующих в системе обрядов жизненного цикла: обрядовые свадебные и крестьбинские пес­ни, свадебные и похоронные причитания, приуро­ченные лирические песни.
Лирические песни Себежского района чаще всего оказываются включенными в тот или иной цикл наряду с обрядовыми песнями. Кроме того, зафиксированы и формы неприуроченных лиричес­ких песен, среди которых немало подлинных шедев­ров народной песенности.
ИНСТРУМЕНТАЛЬНО-ХОРЕОГРАФИЧЕ­СКАЯ КУЛЬТУРА района, сформировавшаяся в тесной связи с системой традиционных вечерок, гу­ляний, ярмарок, включает в себя разнообразный круг фольклорных жанров: хороводные и плясовые песни, вечерочные припевки, частушки, наигрыши на музыкальных инструментах. Музыкально-по­этические формы, связанные с хореографическим движением, не обладают большой степенью своеоб­разия и относятся к ряду общераспространенных. В системе инструментальных наигрышей можно от­метить как общерусские («Страдания», «Русско­го»), так и специфически псковские («Скобаря»), в
том числе характерные для южно-псковских тради­ций свадебные наигрыши («маршй»). Состав музыкальных инструментов в Себежском районе достаточно разнообразен. Наиболее характерным является ансамблевое звучание скрипки и цимбал.
В формировании своеобразного облика тради­ционной культуры Себежского района большую роль играет МЕСТНЫЙ ГОВОР, обладающий ос­новными признаками южнорусских диалектов. В произнесении гласных звуков повсеместно распро­странены так называемые «аканье» и «яканье». В большей части района (кроме северных волостей) «г» произносится как фрикативное.3 Характерно для местного говора и звучание краткого «у» на
месте «в» или «л».4 В речи наиболее пожилых носи­телей традиции сохраняются также согласные «ч» и «р», произносимые твердо в любых сочетаниях с другими звуками;5 в то же время в отдельных словах отмечено неразличение «ч» и «ц».6 В ряде случаев (в южных волостях) зафиксировано дзеканье.7 «С» в сочетаниях со звонкими согласными смягчается.8
В звучании себежских песен сохраняются все особенности местного говора. Однако произнесе­ние распетого стиха отличается от обычной речи, поскольку при пении превалирует специфически псковская певческая позиция с окраской «о».9 Наи­более ярко данные особенности выражены в пении ансамбля д. Дашкове
1    См.: Можейко 3. Я. Песни белорусского Поозерья. Минск, 1981.
2   Основной корпус календарно-обрядовых и приуро­ченных к обрядам лирических песеи опубликован в сборнике: ППЗ.
3   Обозначается значком «г».
4   «Траука» — травка, «хадиу» — ходил.
5   Твердость «ч» обозначена значком «ч», твердость «р» показана с помощью гласных звуков: «рэченька» — ре-
ченька, «пралица» — прялица.
6   «Сястрйцка» — сестричка.
7   Обозначено с помощью сочетания согласных «дж» или «дз»: «хаджу» — хожу, «дзёуки» — девки.
8   «Сьлёзы», «сьвёкар».
9   Чаще всего происходит замена гласной в кадаисовом тоне: «ходила» звучит как «хадйло»; в пении отдель­ных коллективов изменяется звучание всех гласных: «красота» звучит как «кросото».
Раздел 2
КАЛЕНДАРНЫЕ И ТРУДОВЫЕ ОБЫЧАИ, ОБРЯДЫ, ПРАЗДНИКИ
святки
В Себежском районе Святки представляют со­бой развернутый обрядовый комплекс. Основные элементы святочной обрядности и художественные формы отражают главные содержательные доми­нанты данного цикла — направленность на будущий урожай, плодородие, благополучие.
В структуре Святок особо выделяются кануны праздников — три «Коляды» (Рождественская, Ва­сильевская и Крещенская), связанные с поминове­нием предков и обращением к мифологическому персонажу — Морозу. В эти дни ВАРИЛИ КУТЬЮ (традиционная поминальная пища). Часть кутьи оставляли на ночь на подоконнике «для Мороза», остальную съедали.
«Усй три Калёды варили кутью. Блины пяклй, кутью варили. А патбм яна [хозяйка], бувала, вазь-мёть у чашечку да и кричйть:
Марбз, Мароз, хадй кутыЬ исть! Зимой хадй, а летам ни хадй, Пад калодинкой ляжй, Наше агарбднея стирягй.
Там всё перечитаеть — там и капусту, и мар-кбвку, всё агарбднея перечитаеть. Ну вот, эта в Ка-ляду. В анну, и другую, в третью — всё так. <…> В акнб, скрозь акнб кричать Мароза» (Шершни 2094-08).
С канунами связан распространенный обычай ЗАСТИЛАТЬ ПОЛ СОЛОМОЙ. В некоторых слу­чаях солому или сено клали и на стол под скатерть.
«Как Каляда, так принбсють салбму, а у ковб саломи нет, так сёна настилають пб полу. На палу в хате. А патом эта выносють назавтрея. Ва вси три Калёды» (Шершни 2094-08).
[На Рождество] «у эту ночь прынбсють сёна, на стол стёлють, и застилають настбльницей, и вужи-нають на этам сени. А тады ужо назаутрея скатаны — всим па жмёньки этага сена дають. Эта ужб вот Христос радйвся на сени. Эта ужб хазяин идёть, не-сёть карзйну эту, сабираеть са стблу, и тады несёть» (Горелово 2035-32).
Канун Рождества наиболее насыщен различны­ми обрядовыми действиями. Именно в этот вечер совершался ОБХОД ДВОРОВ с пением традицион­ных колядок.
«Па каждай хаты вечерам идуть. Часбу в десять вечера или в дёветь. Зимой же шесь часоу — уже тям-но. Ну вот пока спать ня лёгши — уже хбдють нара-жены… Хадили кыляду петь. Бывало, уже дажида-им вёчаром, кылбасы крыпаим, пару кылбас на-крыпаишь, дажидаишь — придуть кыляду петь. С другой дярёвни прихадйли втрох1 бабки. Кусок мя­са приг атбвишь, кылбасы. И аны атпають, праздра-вють с праздникам. И тада выносишь им гастин-цы… Ну такйи лет па трйдцыть, па сбрык жёншчи-ны хадили петь… Пад вакнб пають. Ты спишь, аны пають. Агбнь зажигаишь, слушаишь, ой, красива бывала! Бывала, ребятишки все на вастбрги! "Аи, мама, кыляду придуть петь! Мама, только нас раз­буди!" — да аны даже и не ляГугь спать, пакуль каля-дУ прапають. Красива так, антирёсна! Все пають! Очень красива!» (Бондари 2024-09).
В поэтическом содержании колддок присутству­ют образы «богатого двора», благопожелания хозя­евам. Встречаются и мотивы, подобные сказочным: «ловля трех рыбок», «волк-помощник». Основные сюжеты — «хозяин привозит подарки», «коляда хо­дит по дворам». Завершаются колядки традицион­ным требованием угощения: «кишка с печи, колбаса с клети, бутылка с божницы, пирог с полицы».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Районирование и климат
  • Туры во Францию по доступным ценам
  • Коттеджи посуточно Новосибирске по доступным ценам
  • Интересное