Поиск по сайту

Свадебный обряд

И притамйлася яй рятйвая, рятйвая сярдёчушка, Можат, дажидаит ана миня, сиротушки,
скорай падводушки?»
(Пуст., Ломоносы 2120-21а, 2121-14).
В свадебный день приезжали сваты, гости от жениха. В д. Голыни приезд сватов называют -«СВАТОВ ЗАКАРМЛИВАЮТ». «Када свадьба на-чинаетца, приежжают сваты от жениха. Жанйх не ёдеть, а приезжают мать, отец — ну, сродственники. Их дбрють халстбм, палатёнцем усёх. Начинаетца обед» (Нев., Молокоедово 1980-02). Сваты в ответ на дары невесты наливали ей рюмку вина и на дно бросали денежку — «проверяют», слепая или нет (Нев., Церковище РФ 1697). «Патбм сваты ёдуть дамбй. Нивёста канй сводить са двара, сватов ка[г]-да дамой атправляють — нивёста бирёт лошадь за
морду и сводить её са двара» (Нев., Молокоедово 1980-02).
Перед венчанием невесте ЧЕСАЛИ ГОЛОВУ, заплетали волосы, НАДЕВАЛИ ВЕНОК (крестная или старшая боярка). Крестная закладывала в косу «десятирублёвку» (Нев., Кубок РФ 1699). Соседи приходили посмотреть, как «адеють вянбк нивёс-ти». «Кто хочет, может голосить» (Пуст., Козодои 2096-31). Невеста также голосила в этот момент: «Падайдй-тка, мой родитель, родный батюшка» (Пуст., Песчанка 2057-09, 10); «Подойдите и вчаши-те» (там же 2056-21, 22); «Подойди, мой братетко родненький» (Нев., Рукавец 1979-16).
Затем невесту сажали посередине избы на хлеб­ную квашню, которую покрывали скатертью. Во­круг «ходют бабки, абхарашивают, надеют [венок]. Полная изба, смотрют, как атправляют, как пла­чут» (Пуст., Иванищево 2055-13). «Атправляют. Жених должбн падъёхать. Ей галаву чесали. И вот бабки ходют кругом маладбй и вот галбсют, прига-варивают… А маладая плачеть. Галбсють, катбрые чешут, причёсывают, заплетают, ахарашивают» (Пуст., Уструги 2054-06).
В д. Песчанка вспоминали, что при наделении и при расчесывании косы невесту сажали на лавку. В одном случае — лицом к собравшемуся народу, а в другом — спиной. «[Когда наделяют] невеста сидит на лавке — народу лицом. А када касу чёшуть, ана уже сидит туда, от нарбда, и чёшуть. Падхбдят пёрва апять атёц, мать» (Пуст., Песчанка 2056-16).
«А тада и гаварйть: "Падайдйте, учашйте маю буйную галбвушку". Прбсють: "Бабаньки, пагала-сйте, пагаласйте!" — таким матйхам как галбсят. Та­кая недлинная песня:
Падайдйте и вчашйте маю б^йнаю галовушку, И через правае плечо каса валитца, А рятйвая сердечка ужахаитца»
(Пуст., Песчанка 2056-21, 22).
Невеста уже в венке кланялась родителям, ша-ферице, всем остальным. Затем происходило наде­ление, одаривание (Нев., Молокоедово 1980-02).
Довенечное НАДЕЛЕНИЕ, одаривание проис­ходило как в доме невесты, так и в доме жениха. За стол невесту и жениха, каждого в своем доме, заво­дил крестный, брал за руку и сначала трижды обво­дил кругом стола (Пуст., Песчанка 2056-23). «Мнб-га нарбду туда сабираетца наделить: раднё, кто в свадьбу позвана, хатйшь, и сасёди» (Пуст., Лешни 2096-12).
Отец и мать, подходя к невесте, говорили: «Ну, дятёнок, наделяю златым-сёребром, добрым зда-рбвьем» (Пуст., Емельяново 2057-01). Вслед за ро­дителями к невесте подходила вся остальная родня. Одаривали в основном деньгами: «И деньги кладут. Наделяють — кто скбльки палбжат и косу чешут. Деньги кладут и как чешут, и как наделяют. Кладут
на стол, на тарёлачку» (Пуст., Песчанка 2056-16). Иногда «надел» клали на хлеб, покрытый белым платком (Нев., Волчьи Горы 1775-13). На хлеб мог­ли класть икону, а на икону — деньги (Пуст., Емель­яново 2057-01).
«А инвеста стоит за сталбм и плачет. А кавб причитают, те падхбдють, наделяют, деньги кла­дут, а она уже тблько кланяетца и плачеть. А с род­ными обхватываетца и тоже плачет. Раньше же всё на слязах было» (Пуст., Сергейцево 2140-06). Неве­ста стоит за столом с шаферицей и братом (если хо­лостой), приголашивает, подзывая родителей (пер­выми невесту наделяют отец и мать): «Подойди ко мне, кормилец мой родный папанька» (Пуст., Козо­дои 2097-04,05); «Подойди ко мне, родная мамень­ка» (Пуст., Торчилово 2096-12); «Подойди-тка, ты мой родитель родный татанька» (Пуст., Сергейцево 2140-04); «Ой, подойдите-ка, наделите, родная ма­тушка» (Пуст., Заболотно 2101-08); «Подойди-тка, надели-тка, родный батюшка» (Нев., Устиново 1946-39); «Подойди-ка., сударынька мамынька» (Нев., Студенец 1961-26,31); «Подойди, моя старо­родная мамынька» (Нев., Чернецово 1960-52); «А куда ж ты меня отправляешь?» (Нев., Рукавец 1979-14); «Бог с тобой, сударыня родная мамка, что от­даёшь меня в чужие людюшки» (Нев., Чернецово 1960-54).
Поэтические тексты голошения невесты заклю­чают в себе просьбу о наделении:
«Падайдй-ка, надялй, родная мамынька, Падайдй-ка, надялй златом-серебром, Мне не дбрага тваё злата-сёребро, А мне дбрага тваё благаславёние»
(Нев., Боёво 1947-05).
Вместе с невестой, обхватив ее, причитали, пла­кали родные: «атправляют, плачут, галбсют; свай рбдные галасйли, тётка галасила: "Сабрались вси добрый людюшки"» (Пуст., Уструги 2054-06).
Мать невесты также голосит, сетует на расста­вание с дочерью:
«[Упустила] мйлаю дйтетку в чужйи людюшки,
И завязать буйнаю галовушку маладёшенькаю.
Наделяють, тады галбсить мать; и песню игра-ють, и мать галбсить» (Нев., Рукавец 1978-07).
Невеста-сирота голосила, призывая умершего родителя. Боярки иногда ей подтягивали: «Приле­тай, мой кормилец родный батюшка» (Пуст., Сер­гейцево 2140-03).
На наделении звучали лесни: «А Бог, благо-словь, благослови, Христос» (Нев., Нарично 1961-41); «Видать по приметке, у кого матки нету» (там же 1961-43), «Пышные-гордые боярочки», «Перебе-ла-белёшенька Люсенька» (Пуст., Торчилово 2094-17, 2095-05), на наделении жениха пели «Как по­едешь, мой братетко, через шерый бор» (Пуст., Ру­до 2119-34). В д. Торчилово Пустошкинского райо-
на, когда наделяли, крестные или боярки хлопали двумя черствыми пирожками, пели: «Бог, басловь нам свадьбу играть» (Пуст., Торчилово 2095-13).
В рассказах народных исполнителей обраща­ется внимание на то, что перед наделением МО­ЛИЛИСЬ БОГУ: «Раньше хрестйлися Богу. Паса-дят невесту, невеста сидит в венку, пирог, сбльки в салбначки» (Пуст., Песчанка 2056-23). «Кагда бёрутца надялять, Богу мблятца, тада галбсять, тётка или сестра, [когда] мамки нет. А у кавб мат­ка — матка галбсит, паплачит» (Пуст., Песчанка 2056-23).
Перед отъездом невесты под венец мать могла причитать: «Куда, ж ты улетаешь в чужую сторо-нушкуЬ> (Нев., Городище 1954-29); «Моя милая де-тушка улетает со своей тёплой изобушки» (Пуст., Сергейцево 2140-07); «Уж ты, моя милая детанька, куда ж ты меня откидаешь?» (Нев., Рукавец 1979-21).
Голошение матери, когда невесту отправляют под венец:
«Куды ж ты, мая милая детанька,
Куды ж ты менё кидаешь?
Ат менё ты пташечкай атлетаешь,
А менё ты старенькаю кидаешь,
А как же мне биз тебе будеть тежало пражйти,
Как жа мне тебе, детанька, забыта?»
(Нев., Ермошино 1979-21).
В Невельском районе зафиксирован редкий для псковской традиции момент обряда, когда перед тем, как ехать к венцу, бабы «заигрывали» песий, при этом «лазили на столбб»:18 «Станбвятца, по­выше штоб от земли. <…> И станбвятца, бабы гава-рят, што "на сталбб лёзуть". Ляжаночка дли пёчки» (Нев., Нарично 1961-57). Роль «столба» могли ис­полнять деревянный припечек (лежанка) и простая табуретка. На «столбу» пели: «А Бог, благословь, благослови, Христос» (Нев., Нарично 1961-41); «Благословлялся светел месяц» (Нев., Нарично 1961-52). В этом обрядовом действе участвовали «старые бабы»: [Когда] «наделяют инвесту и жени­ха, <…> старые бабы пирагй дают, пирагам хлопа­ют, песни припевают. Тады: "Ой-ёй-ё! На сталбб мне никак ня взлезть, ня взлезть никак! Какёй там сталбб! <…> Тали нясут рюмку водки бабам, сме-ютца, шутят». Когда хлопали пирогами, пели «Бог благославъ, благословен Христос небесный!» (Нев., Студенец 1978-01).
Невесту одевают к венцу, «абхарашивают» бо­ярки. Перед отъездом в церковь родители БЛАГО­СЛОВЛЯЮТ жениха и невесту иконой «на правед­ный путь пайтй». «Наббжником перевяжет, лентой и тады, как отправляли пад венёц миня, так икбнай вот так, пёрши батька, а тада матка — ты кланяешь­ся унйз. А аны вот так, што эта хрест. И так мальца отправляют под веиец, и дёуку так» (Нев., Волчьи Горы 1775-13).
<? Венчание
Жених и невеста со своим свадебным поездом отправлялись к венцу каждый из своего дома. На­кануне девушки наряжали коней цветами и бубен­цами («тригляшй»), чтобы было далеко слышно, что едет свадьба (Нев., Молокоедово 1980-02). «Как едут у церкву к вянцу — не пають, а с церкви — тада уже и приданки, и хто што вздумае [поют]» (Пуст., Торчилово 2095-14).
Сохранились немногочисленные свидетельства о том, что перед венчанием невесте расплетали ко­су, оставляли волосы распущенными и завязывали ленту. «Косу расплятают, как на венец становища у церкви» (Нев., Доминиково 1940-03).19 После при­езда домой боярки снова заплетали невесте косу (Нев., Доминиково 1940-03).20 Женский головной убор невесте надевают лишь на следующий день, на «повязывании».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Районирование и климат
  • Туры во Францию по доступным ценам
  • Коттеджи посуточно Новосибирске по доступным ценам
  • Интересное