Поиск по сайту

Свадебный обряд

53.  «Гром ударит — не так сердце повредит»
Гром ударит — не так сердце повредит, как мой милый про разлуку говорит. — Скоро-скоро мы разлучимся с тобой, скоро-скоро я уеду ж от тебя в чужедальние края. Ты не услышишь и не увидишь меня.
Пустошкинский район: Забельская вол.: Быково 2055-33.
54.  «А у кого же зелен садик под окном?»
А у кого же зелен садик под окном, у кого же си­дят гости за столом? У Колютки зелен садик под ок­ном, у Колютки сидят гости за столом. Эти гости -не простые мужики, эти гости — всё бояры и купцы.
Как один купец рассказывал рассказ, другой -красну девушку ласкал. Выходили на парадное крыльцо, целовал он её белое лицо. — Ти ня выйдешь замуж за меня, а не выйдешь — лучше «за тебя».
Невельский район: Лобковская вол.: Усово 1970-24.
*  *  *
Раздел 9 ДЕТСКИЙ ФОЛЬКЛОР
В данном разделе представлены образцы фолькло­ра, связанные с детской музыкально-поэтической и иг­ровой культурой: пестушки, потешки, прибаутки, заклинки, считалки, игры, колыбельные. Все эти фор­мы сопровождали ребенка с момента рождения, фор­мировали сознание, нормы поведения, адаптировали его в системе культурных и трудовых традиций.
Формы детского пестования, игрового фольклора не имеют специфических, ярко выраженных регио­нально-стилевых особенностей. Материалы, записан-
ные в Невельском и Пустошкинском районах, вполне соотносятся с материалами других территорий Псков­щины. Вместе с тем, музыкально-поэтические формы, связанные с периодом детства и раннего отрочества, функционируют в традиции в единстве с жанровой системой данного региона, в локально конкретном эт­нографическом, этнокультурном контексте. Жанры детского фольклора обнаруживают генетические свя­зи с другими жанрами календарно-обрядового цикла, с хороводно-плясовыми формами.
Раздел 10 ЖАНРЫ НАРОДНОЙ ПРОЗЫ. ЗАГОВОРЫ
ОБРАЗЦЫ ТЕКСТОВ
Народная проза на территории Невельского района и прилегающих к нему волостей Пустош-кинского района представлена жанрами сказок, бы-личек, бытовых рассказов (анекдотов), в которых развертывается система традиционных образов и представлений. Образцы этих жанров также дают возможность с достаточной полнотой передать осо­бенности живой разговорной речи.
Наибольший объем в экспедиционных записях занимают былинки. В них отразились верования и древнейшие мифологические представления, сохра­нившиеся в культурной традиции до наших дней. Главными героями в былинках (кроме непосредст­венных свидетелей происходящего) являются су­щества, наделенные особой, сверхъестественной си­лой (чаще носящей «отрицательный» характер) -колдуны, ведьмы, «недобрые» («недббрики»), «нечй-стики», черти, русалки и т. п. Среди действующих лиц в былинках: пастух, музыкант, знахарь, стран­ник («богомолец»), вор, военный и т. п., то есть лю­ди, которые в традиционном сознании всегда соот­носятся с «чужим» миром и имеют с ним контакт.
На территории распространения невельских традиций особенностью большинства образцов этого жанра является их тесная связь с календарной обрядностью, в частности, с весенне-летним перио­дом, когда рассказы о порче скота, посевов стано­вились чрезвычайно актуальными. День весеннего Егория, связанный с первым выгоном скота, и день Ивана Купалы в народных верованиях всегда ассо­циировались с наибольшей активностью нечистой силы. Поэтому основной темой быличек является повествование о вмешательстве в жизнь и быт лю­дей сил, наносящих вред человеку и его окружению. Классическими примерами такой вредоносной ма­гии являются:
а) завязывание узлов колдунами — на ржи («за­ломы»), на нитях, кусках ткани; другие действия, которые наводят порчу, болезнь на скот и людей (например, закапывание куклы или подкладывание камней под порог хлева);
б) отбирание жизненной силы («спора») у хлеба;
в) отбирание молока у коров (это действие свя­зывается в быличках с «закликухами» — женщина­ми-колдуньями, закликающими коров).
К этим устойчивым мотивам быличек можно добавить и ряд других:
—  оборотничество (ведьма наносит вред, при­нимая облик лягушки, кошки, свиньи, собаки);
—  подстерегание ведьмы, наказание ведьмы (ча­сто с помощью другого колдуна);
—  обереги против нечистой силы (использова­ние колючих трав — крапивы, «дедбв»; наговорен­ной воды, огня; строгий запрет на передачу колду­ну вещей, принадлежащих человеку и т. п.);
—  колдун оборачивает свадьбу в волков;
—  колдун не может умереть (для облегчения му­чительной смерти колдуна разбирают потолок);
—  русалка сидит на камне, качается на ветвях деревьев, заманивает людей;
—  музыкант на празднике у нечистой силы;
—  пропажа людей как результат действия нечи­стой силы.
Главной чертой быличек является безусловная вера исполнителей в реальность происходившего, которая подчеркивается утверждениями рассказчи­ков о том, что они сами являлись свидетелями со­бытий, о которых сообщают, или рассказывают о них со слов знакомых людей. Иногда повествова­ние о чем-либо, имевшем место в реальной жизни, переплетается со сказочными мотивами (см., напри­мер, № 20, 22).
В разделе представлено также несколько образ­цов бытовых рассказов (анекдотов), включающих голошение. Все они записаны от В. И. Нарбут, 1910 г. р. из д. Нарично. Ведущим в них является смехо-вое, пародийное начало (№№ 25-27).
Завершают раздел два образца заговоров.
БЫЛИЧКИ
№ 1. Русалка расчесывает волосы на камне
«Вот здесь, к югадбишшу, мост есть, и вот, бы­вала, всё гыварять, што^а этам камне (там камень бальшбй) сидйть русалка и расчёсываетца. <…> НаЗам там сидйть русалка — пад кладбишшем сиде­ла, <…> када паспёит рожь».
д. Петраши, Пустошкинский р-н, 2143-08. Исп.: Жемчугова А. М., 1912 г. р. Зап.: Площук Г. И., 23.07.1986. Расш.: Лабазанова О. В.
№ 2. Русалки качаются на березах
«Сядут на бярёзину и кричат: "Эй, Марья, Да­рья, гутятя!"1 — русалки так, у лясу. Паймают да пашЗакочут чалавёка.
<…> В лясу бярёза, прялёгши книзу, сядут на тую бярёзу и вот качаютца, валасы распустивши, и кричат: "Дарья, Марья, гутятя!". Калышутца, гу-татают. <…> Паймают вот чалавёка и зашчакочут».
д. Кресты, Невельский р-н, 1940-30. Исп.: Желунекова М. И., 1907
г. р. Зап.: Мехнецов А. М., 23.01.1986. Расш.: Лабазанова О. В.
1 «Гутятя» — от «гутататься», т. е. качаться (русалки зовут ка­чаться на деревьях, заманивают).
№ 3. Лягушка высасывала молоко у коровы
«На Иван <…> каров высасывали, лягухами де­лались. Мая бабушка рассказывала, што у аднаво мужчйни на Иван [колдунья] высасывала малако с карови. Пайдут дайть у Иван — у ней малака нет ни-скольки. Сказали, што калдуны всякие, што пака-раулить бы на Иван. Ня спи ночь!
И этат сусёд пашёл караулить. Пришла баль-шая лягуха, павйсла у карови на вымя, вь’гсасала и паскакала. А яму сказали: "Паставь барану <…> и атсякай лапы у этай лягухи — ты узнаишь".
Вот он паставил там барану. <…> Эта лягуха насасалась малака и апять паскакала. Зерез тую ба­рану палёзла. Он взял, на баране атсёк ей две лапи. Ана закупила, запищала и пашла. И эта лягуха да-шла <…> — уже сусёдка — да сваиво двбру <…> и [обернулась] женщиной без рук».
д.  Бурмакино, Невельский р-н, 1988-05. Исп.: Горева Е. А., 1922
г. р. Зап.: Рылова М. В., 06.02.1986. Расш.: Лабазанова О. В.
№ 4. О закликании коров на Иванов день (на Егорьев день)
а) «У нас был такёй Якуш, ён валу давал [заго­варивал на воду]. <…> У миня карова — Субошка там, Васкрясёшка, Панядёшка, Пятёшка,1 а ён гаво-рить: "Никагда так ни называй телёчку, а какую-нибудь там — Пташка, там што-нибудь…"
Вот, бывала, такёй день — на Ягорья. Так вбзь-ми аброть2 эту, што каня заабрбтывають, и тады вот так <…> в пёчку [стучит]: "Васкрясёшка, Паня­дёшка, Втарёшка, Сирядёшка, ^итвярёшка, Пятёш­ка, Субошка". Вот тады паглядй на тую на аброть -там малако с тэй абрбти тякёть. Так ва всих каро-вах атабрал малако».
д.  Рыжее Сиденье, Невельский р-н, 1799-15. Исп.: Рябова П. И., 1903 г. р. Зап.: Шишкова О. В., 05.07.1985. Расш.: Лабазанова О. В.
1   Называли корову обычно по дню недели, когда она родилась.
2   «Абрбть» — недоуздок, конская узда без удил и с одним пово­дом (В. И. Даль).
б) «Пиред Иваном тбже яны ходють. Вот у нас адйн [и]з нашай дярёвни [шел]. <…> Вот гаварйт:
"Иду перед И(й)ванам, падхажу к дярёвни (а ишёл па ржи, с нашива бока тут рожь была па дарога), -гаварйть, — идёть женщина и таким голасам дур­ным, рёвам реветь, кругом дирёвни идёть. Я, — гава­рйть, — лёг на дароги в жито. <…> Пагляжу — эта Ховра идёть, бёлай простынью абкрыта или ска­тертью какой, и пашла кругом дярёвни".
У каровах малака тады нет — паатберёть усё. Ну, знахары были такие, делали. <…> Раз ана кал-дунья, ей плоха дёлаитца, её ламаить, карёжить, ей нада абизатильна сделать чилавёку, штоб ей палёг-че было».
д. Кресты, Невельский р-н, 1940-30. Исп.: Желунекова М. И., 1907

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Районирование и климат
  • Туры во Францию по доступным ценам
  • Коттеджи посуточно Новосибирске по доступным ценам
  • Интересное