Поиск по сайту

Свадебный обряд

кие родственницы (по свидетельству исполнителей, их могло быть от 20 до 40 человек). Из них выбира­лась старшая боярка (старшая «шаферйца»), чаще -какая-нибудь родственница. Она постоянно находи­лась рядом с невестой: «…и под вянцбм глядеть, и с-пад вянца, пакуль жаниху сдасть» (Пуст., Торчило-во 2095-14). До свадьбы боярки жили в доме невес­ты, помогали шить приданое (одежду, белье), де­лать свадебный венок (Нев., Осётки 1984-24). «А до свадьбы настояшшие нявёсты, мол, нашивають, вы-шивають, бывало, наббжники там, варатникй, быв­ало, шьють мужукам рубахи с халста. Баярки прихбдють, памагають нявёстам: кружева вяжуть к утиральникам и прастыням, и навалачки, было, вы­шивают прбшвай…» (Нев., Волчьи Горы 1775-15).
КАНУН СВАДЬБЫ
4- Обряды прощания невесты
Важное место в довенечном периоде занимали обряды прощания невесты со своим родом, подру­гами, соседями, с деревней. Они сопровождались голошениями невесты и боярок, имеющими кон­кретную закрепленность за определенными момен­тами обряда. Выделяются обрядовые действия, свя­занные с прощанием невесты-сироты. Особую зна­чимость имели поклоны невесты при обходе домов деревни, при прощании невесты с полями.
ПРОЩАНИЕ НЕВЕСТЫ С ДЕРЕВНЕЙ. Вече­ром, накануне свадьбы, боярки водили невесту по деревне «голосить». «Все избы па дярёвни абай-дуть, в каждый дом зайдуть, невесту вбдють» (Пуст., Устругй 2054-06).
Прощаясь с деревней, невеста «абхватывает ча-стакбл» (Пуст., Лешни 2096-10). Обычно невеста шла впереди, а боярки сзади, они плакали, «прига-лашивали», «загалашивали» невесте, «песни игра­ли». Заходили в каждый дом и невеста всем «укла-нивалась» (Пуст., Песчанка 2056-23): «Завтра -свадьба, в вечере водят невесту па дярёвни. Вадйли, невеста укланивалась всйм, и плакали, песни игра­ли». В этот момент исполнялись голошения: «Вы пойдёмте-ка, сестрицы, вдоль по улочке» (Нев., Ус-тиново 1946-36); «А мы пойдёмте, сестрицы-лебё­душки» (Пуст., Житниково 2136-22). По свидетель­ству исполнителей, невесте пели, чтобы «услезйть её» (Нев., Доминиково 1940-12).13
В д. Устругй Пустошкинского района помнят о том, что вечером в канун свадьбы «сбирали моло­дую», «завешивали», водили по деревне, пели «про­щальные» песни. «Невеста не паёт, плачеть, а бабы вси пают (штук семь). Пели песни прашальные, што ана с этай дярёвни уходить. Бабы такую песню иг­рали, што невеста апухнет, плачет. И бабы плачут, играют, пают песни и плачут. Заводит адна такая завадйлавка» (Пуст., Устругй 2054-06).
Горе и слезы невесты, покидающей родной дом, исполнители объясняли следующим образом: «Раньше <…> усйх баялись и жили в сямьё. А пер­вый год тебе еще и доли не дають: прядуть и ткуть, и доли не дають. Живи са свайм дабрбм» (Пуст., Сергейцево 2140-01).
ПРОЩАНИЕ НЕВЕСТЫ С ПОЛЯМИ. В по­следнюю ночь невесте не давали ночевать дома. В д. Студенец Невельского района зафиксирован об­ряд хождения невесты вечером «на три поля» кла­няться: «Свядуть в аднб поле нявёсту, штобы па-кланялась, в другое поле, у третье. <…> Катбрае -скот пасут, катбрае рожь запахана, то яравбе. На три поля нявёсту вбдят, па снегу, хбладна». Затем невесту заводили в крайнюю хату, где она и ноче­вала. Утром приходили боярки с песнями, подни­мали ее и вели по деревне домой (Нев., Студенец 1961-34).
В Пустошкинском районе невеста также в по­следнюю ночь перед венчанием не ночевала дома. Она оставалась у соседей или где-нибудь в деревне. Утром там голосила: «Тады встауши уже там и га-ласйла у сасёдих, што уже дал периначавать» (Пуст., Козодои 2097-09).
Накануне свадьбы НЕВЕСТА-СИРОТА ходила на кладбище с боярками и голосила там (Нев., Боё-во 1945-08). Она могла также выходить на улицу, либо садилась у окна, голосила в окно и «приклика-ла умерших родителей». Невеста причитала одна или вместе с боярками: «И вот как сяду я на тесо­вую на лавочку» (Пуст., Ломоносы 2121-14, 2120-20а); «Вы пойдёмте-ка, сестрицы, вдоль по улочке» (Нев., Устиново 1949-07).
Невеста-сирота могла в канун свадьбы выхо­дить на «рбсстань»,14 призывая умерших родите­лей: «Баярки загалашивають, ана [невеста] плачеть, прикликаить папку или мамку: "Рбдный мой ба­тюшка, прилети дрббной пташечкой"» (Пуст., Тор-чилово 2098-08).
Невеста-сирота ходила по соседям, заходила к ближайшим родственникам («шла к дядюшке»),15 прося благословения: «Вы ж, милые подруженьки, встаньте по путям, по дороженькам» (Пуст., Станки 2140-28). Голошение от имени невесты-си­роты могло исполняться пожилыми женщинами: «Женщины старые прихбдют, как наделяют, галб-сят ей:
Вы зайдёмте-тка, сястрйцы, вдоль па вулачки, Мы зайдёмте-тка, сястрйцы, к маиму дядиньки, Мы папросим-ка, сястрйцы, благаславлёния, Благаславй мянё, дядютка, в чужие людюшки, Мянё, горькаю сиротушку маладёшенькаю, Я жи ня в гости к вам пришла, ни гастйть буду, А прасйть благаславлёния сябе, дядинька, Надялй, благаславй мяне, сирбтушку. Ухажу я в чужи людюшки маладёшенькая»
(Нев., Устиново 1946-38).
?«? Вечер накануне свадьбы
Чрезвычайно насыщен обрядовыми действиями канун свадьбы и последующий свадебный день. Ве­чером перед свадьбой (в пятницу или субботу) со­бирались подруги невесты заканчивать шитье, вя­занье, приготовление невестиного венка. К невесте приезжал жених. Боярки голосили, «поголашива-ли» вместе с невестой (Пуст., Лешни 2096-19). На­чинала голосить либо невеста, либо старшая бояр­ка, остальные подхватывали: «Все байрки адинака-вые слава гаварять, адна, как главная, заводит, ао тальные уси падвбдят; мбжна и так, што нивёста скажет слбва два-три, а тада ужб падхватывають и ака[н]чають»16 (Пуст., Козодои 2097-01). Как уедет жених, невеста «даёт спасибо» бояркам за то, что помогали шить венок: «Спасибо, милые боярочки» (Пуст., Козодои 2097-02); «Спасибо, мои сестри-цынъки-боярочки» (Пуст., Лешни 2096-11); «Вам спасибо, мои боярочки» (Пуст., Лешни 2096-19).
Накануне свадьбы также устраивали «ВЕЧЕ­РИНКУ» и у жениха, и у невесты. «Вот завтра свадьба, а [сегодня] вичарйнка: маладёжь саби-раитца, танцуют усю ночь. Эта уже к дёуке и к пар­ню, как свадьба, бывала… Ночь усю гуляют» (Нев., Волчьи Горы 1775-22). Хозяева нанимали музыкан­тов — «цимбалы да скрипка». Иногда на вечерину приезжал жених, невеста должна была подарить ему собственноручно сшитую венчальную рубаху. «Приёхау, и я ему далжна была дать рубашку, пар-тянки, когда што так, што желала, ему падарйла. А рубашку венчальную — так уж в абизательном па-рядке я далжна» (Пуст., Козодои 2096-31). Иногда в тот же вечер он забирал и приданое — «шкап, ка-мбд, адёжу, пярйну, падушки» (Нев., Дроздово 1984-04).’7
ОБРЯДОВАЯ БАНЯ невесты происходила ве­чером, накануне свадьбы. Невесту сопровождали старшая шаферица, родственницы и подруги (Нев., Волчьи Горы 1775-24). «Как просваталася я, и байну вытопили, и повяли меня в байну, а я, мачеху обхвативши, и галасйла» (Пуст., Петраши 2142-30). Сведения о невестиной бане в современных записях единичны.
ДЕНЬ СВАДЬБЫ
?«? Утро свадебного дня
Этот отрезок времени наиболее насыщен обря­довыми действиями. До отъезда под венец невеста сидела с боярками, подруги пели ей песни: «Как бы­ло у меня да два братца-сокола» (Пуст., Исаево 2120-02), «Родимый мой папенька, нарисуй меня на. столике» (Пуст., Козодои 2097-10).
Вплоть до самого отъезда к венцу продолжа­лись обрядовые действия, связанные с отчуждением невесты от родительского дома.
Утром невеста (еще без венка) прощалась с род­ными, голосила одна или вместе с боярками, про­сила благословения и наделения, благодарила отца: «…спасйба уже дають папеньке, што берёг мянё у" красных девушках» (Пуст., Козодои 2096-31).
НЕВЕСТА-СИРОТА, сидя под окном, «при-кликала» родителей, «плакала, пригалашивала» вместе с боярками: «Раньше так: икону вешали, ставили свечки, крёсный с крёснай садились. Крёс-ный зажигает свечки. Невеста с шаферицей — за стол. Перед этым ана и причитает, если ана сирата. Если не сирота, то — ничевб. А сирата — вот ана и просит братца, штоб съездил там» (Пуст., Ломоно­сы 2120-20).
Голошение невесты-сироты с боярками:
«И вот как сяду я на тясоваю я на лавачку, И што ж пад ёта и пад(ы) касйстая
пад акоше[чка],
И пагляж^ я па всей тёплай, и тёплай из6бо[ньке]. И што ж ти все май ж, всё србдцы
да пасабрались,
И што ти вси-вси май приятили пазлятёлись? И што ня вси ж аны, србдцы, да пасабралися, И што ж ня все май приятели пазлятёлися, И што ж всё жи нет маёй сударани
роднай мама[чки],
И што жи нет яё с той крутбй, и крутой гора[чки], И што жи нет яё с той васокай,
васокай магала[чки]. И ты жи паслушай-ка, ты мой братец,
братитка роднинький, И што жи я буду тябё прасйть,
горькая сироту[шка]:
И ты ж выдь на ту широкаю, широкаю уланку, Аседлай-ка ты сваево добрава, дббрава коника, Ваезжай-ка ты на Чистая, чиста полю[шка] И пасматрй-тка па всем путям,
путям-дароженькам, И пасматрй-тка и па всем маленьким,
маленьким трапйнач[кам]: Ти ни спяшйт мая сударыня рбдная мамачка, Што спяшйть ана на сирбтскаю,
сирбтскаю бясёдушку? Можа ж, приспяшйлися яё скбраи,
скораи иоженьки

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Районирование и климат
  • Туры во Францию по доступным ценам
  • Коттеджи посуточно Новосибирске по доступным ценам
  • Интересное