Поиск по сайту

Суды и тюрьмы, полицейские и воры

неоднократно награждался за раскрытие самых громких уголовных преступлений в Пскове и губернии. Это и поимка фальшивомонетчиков, и раскрытие кражи напрестольного креста из Псково-Печерского монастыря, о котором было известно самому министру внутренних дел А. Макарову. За задержание преступника министр пожаловал Янчевскому крупную сумму в качестве премии -250 рублей (при годовом жаловании Янчевского в 560 рублей). Раскрывает сыщик и кражу крупной суммы денег у порховского купца Хорошавана. Наконец, отдельным делом Янчевского стала организация питомника для служебных собак в Промежинах. Собаки Атаман и Гроза были известны по всей России.
Свою задачу знаменитый сыщик выполнил и на этот раз. Преступникам не удалось прорваться к реке. 27 ноября поисковый отряд обнаружил нескольких беглецов в 15 верстах от города в деревне Малая Барановка, они схоронились в сарае. А чуть ранее в хлеву был найден А. Зюба.
Иначе развивались события по поимке арестанта Метлина, который направился в столицу. 26 ноября вечером два псковских пристава — Наперстов и Леус отправились на станцию Торошино, а роты Иркутского полка прочесывали лес вблизи железной дороги от Пскова. И утром 27 ноября Метлина обнаружили мирно спящим в будке обходчика.
Награда за поимку сбежавших арестантов не заставила себя ждать. По представлению губернатора министр внутренних дел наградил отличившихся денежными премиями от 100 до 200 рублей. Что было весьма радостным событием для полицейских, поскольку им приходилось работать и раскрывать кражи за премии в 5-Ю рублей, а иногда и просто за устную благодарность, как это сделал однажды губернатор, наложивший резолюцию на докладе о найденной лошади, которую украли на псковском рынке: «Объявляю молодцу свое спасибо!»
А.СЕДУНОВ
Политический детектив
«Ловить на пороках и смотреть как на любимую женщину…»
Эта история начиналась в уездном городе Порхове. В мае 1909 года на квартире студента реального училища Николая Коровникова офицерами Псковского жандармского управления было изъято много брошюр издания партии социал-революционеров (эсеров) Среди них было знаменитое «Выборгское воззвание», а также книжки «Как мужик у царя в долгу остался» и несколько экземпляров Программы партии эсеров. Кроме того, у студента нашли открытки с изображением лидеров партии эсеров. Судьба Николая была предрешена — его увозят в Псков и помещают в тюрьму.
Коровников родился в семье небогатого псковского купца. После окончания им начальной школы родители переезжают в Порхов. В1907 году Николай вступает в местную эсеровскую организацию, Она была весьма малочисленна и занималась в основном распространением нелегальной литературы, открыток, а также постановкой спектаклей в театре общества «Народной трезвости». В репертуаре -«На дне» М. Горького и ряд менее известных пьес. В сообщениях жандармского управления говорится, что порховская группа эсеров стала уменьшаться после событий 1905 года, никогда не производила экспроприации и вообще вела себя весьма осторожно.
Обыск и арест Коровникова, видимо, не был случайным, за ним наблюдали, знали о его связях. И ротмистр Н.П. Злобин из жандармского управления выбрал объект для вербовки весьма точно — молодой студент, «взятый» на литературе, мог стать хорошим осведомителем. Известный деятель политического сыска С.В Зубатов учил офицеров, как надо вербовать агента: «Ловить на пороках и смотреть на сотрудника как на любимую женщину, с которой вы находитесь в нелегальной связи…» Н.П. Злобину был необходим хороший агент в Порхове. От этого зависело и его продвижение по службе.
Коровникова помещают в камеру, где, кроме него, сидело еще пять человек. Без предъявления обвинения его продержали до осени. На свободу студент вышел также при странных обстоятельствах. Однажды в камеру зашел пьяный охранник и спросил, кто желает выйти на свободу? Коровников и еще трое отозвались и тут же были освобождены! И после этого чудесного выхода на свободу начинается целая цепь «случайностей». Родной дядя Коровникова советует пойти на службу в жандармы, какой-то молодой человек, встретившийся случайно на улице, также делает подобное предложение.
А далее начинается самое необычное. К Коровникову проявляют интерес и товарищи по партии. Один из членов порховской группы Ильин «поручает … поступить на службу в жандармское управление… чтобы выявить работу этого органа» и… рекомендует «через знающих людей» Коровникова ротмистру Злобину. Сам же Коровников впоследствии скажет, что решил поступить на службу, «желая оказать помощь товарищам по партии и реабилитировать себя». И в марте 19Ю года он становится платным агентом-осведомителем псковского жандармского ротмистра Н.П. Злобина. На него заводится учетная карточка, присваивается кличка «Николаев», а сообщения агента подшиваются в дело. Итак, был ли Коровников завербован жандармами либо специально направлен на службу революционной партией? Оба варианта возможны. Деятельность жандармов по вербовке агентуры известна, и она проводилась весьма активно, что подтверждают многие деятели политического сыска. Но и эсеры и РСДРП также «засылали» своих агентов в политическую полицию. Детали событий 1909-1910 г.г. весьма запутаны
из-за сбивчивых показаний самого Н. Коровникова, а также в связи с утратой ряда материалов после уничтожения оперативного архива жандармского управления в ходе революции 1917 года.
Агент «Николаев» начинает действовать с 1910 года, ему было назначено ежемесячное вознаграждение в размере от 20 до 42 рублей в месяц, в зависимости от результатов (это была солидная сумма, поскольку городовой получал около 15 рублей в месяц в качестве оклада и 15 рублей как «столовые» деньги). Высокий столичный жандармский начальник в августе 1911 года сообщает, что «Николаев освещает деятельность отдельных лиц из членов бывшей Порховской организации», а также об общей деятельности и характеристике организации». В 1911 году эсеровская группа фактически распалась, и сведения становились более скудны, уменьшается и жалованье — к 1912 году «Николаев» получает по 10 рублей в месяц.
В деле Н. Коровникова сохранились записи бесед, которые вел Н.П. Злобин с агентом. Ротмистр использовал метод «кнута и пряника». Он то был очень любезен, угощал папиросами, давал денег, то требовал: «Служить так служить, или я отправлю вас туда, куда Макар телят не гонял. Вы должны понять, — говорил ротмистр Коровникову, — что с меня тоже требуют».
С 1913 года, как запишет Н.П. Злобин в деле «Николаева», агент стал «манкировать своими обязанностями», а в 1914 году ротмистр отмечает, что «Коровников выехал неизвестно куда». И с этого момента был обьявлен розыск бежавшего осведомителя. Возможно, что «Николаев» вынужден был так поступить, поскольку организации не было, сообщать было не о чем, а ротмистр требовал… И Коровников решился бежать, думая, что после начала войны (был сентябрь 1914 года) будет не до него.
Впрочем, СВ. Зубатов в свое время учил жандармов, что «в работе сотрудника, как бы он ни был вам предан и как бы честно он ни работал, всегда, рано или поздно, наступит момент психологического перелома… Это момент, когда вы должны расстаться с вашим сотрудником. Он больше не может работать. Ему тяжело. Отпускайте его. Расставайтесь с ним. Выведите его осторожно из революционного круга, устройте его на легальное место… сделайте все, что в силах человеческих… Помните, что, перестав работать… сделавшись мирным членом общества, он будет полезен и дальше для государства… вы приобретете в обществе друга для правительства…»
Так или иначе, но Н. Коровников исчезает из поля зрения жандармов. Он ведет в столице предпринимательскую деятельность, участвует в работе Земского союза, после февраля 1917 года селится в г. Сольцы, где и был арестован в апреле 1917 года по распоряжению Псковского комитета Общественного спасения, как бывший сотрудник жандармского управления. Он просидел в тюрьме до конца мая. Шло следствие, следователи были уверены в вине Н. Коровникова, но доказать
ее не смогли. Действительно, сам подследственный заявил, что хоть и являлся агентом, но никого не выдал и всегда тяготился своим положением, говорил о том, что был специально направлен на службу партией эсеров, но подтвердить слова ни он, ни кто-либо другой не смог. В итоге Коровников был освобожден из-за отсутствия улик, а также в связи с тем, что «никаких преступных деяний против нового государственного строя… не совершил».
Россия и Псковщина вступили в бурное время революций и войн. Наш герой работает в милиции делопроизводителем, заведующим Народным домом в г. Сольцы, членом президиума союза советских работников, пока в июле 1925 года он не был арестован Псковским ОГПУ.

Страницы: 1 2 3 4 5

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Духовное училище.
  • Много ли это или мало?
  • В Пскове был выбран ученик года 2018
  • В Псковской области будут благоустроены 129 дворов в текущем году
  • Интересное