Поиск по сайту

Суды и тюрьмы, полицейские и воры

Били, клеймили, ссылали
А как и за что наказывали в прошлом столетии? Оказывается, за то же, что и сейчас: за продажу порченого съестного, за не вовремя отремонтированные дороги, оскорбительные слова и действия, пьянство.
Вот только несколько эпизодов, относящихся к 1826 году. 15 августа на утверждение псковскому губернатору поступило дело из Торопецкого уездного суда о скоропостижно умершем от излишнего употребления горячительных напитков смотрителе Костинской почтовой станции Артемии Гаврилове, что и подтвердил уездный лекарь.
Приговор был следующим. Согласно мнению уездного суда, по силе воинского артикула тело предать в обычном месте. А вот собутыльников -смотрителей Межуевской станции Николая Тиханова и торопецкого почтальона Тимофея Николаева за то, что пили и не могли удержать себя от сего поступка, а Гаврилова допустили до чрезвычайного пьянства и не приняли мер к воздержанию, арестовали и выдержали в городской полиции на хлебе и воде семь дней.
Степан Антонов — крестьянин помещика И.Елагина из Островского уезда -украл двух лошадей, а в ходе следствия совершил вторую кражу. За что был наказан 50 ударами плетьми и сослан в Сибирь.
Так же крепко наказывали и бродяг. По Псковскому уезду в тот год скитался некий Иоган Якобсон. Во время следствия он показал себя не помнящим родства, назывался разными именами. Как далее выяснилось, этот «артист» совершил побег из рабочего дома, то есть за какие-то проступки он был наказан. Приговор: 40 ударов плетьми и отправка в Сибирь.
В Порховском уезде купец 3-й гильдии Игнат Сухорукое нанес обиду словами купцу 3-й гильдии Егору Калашникову. Обидчика заставили просить прощения в присутствии городничего. И сверх того выдержали при полиции 7 дней.
В1827 году крестьянского воспитанника из Порховского уезда Орлова Якова Васильевича наказали за его очень искусные «очумелые ручки». За изготовление фальшивых ассигнации, паспортов, печатей и продажу паспортов беглым высекли умельца в Пскове на Торговой площади кнутом, дав ему 30 ударов, потом выставили на лбу и щеках знаки, заклепали в кандалы и отправили в крепостные арестанты.
Л. ФРОЛОВА
Из хроники уездных полицейских управлений
Опочецкии уезд. Грабеж
В ночь на 12 августа в деревне Лекалове Полянской волости был учинен с целью грабежа, поджог гумна крестьянина Аммоса Меркурьева. В то время, когда Меркурьев с семейством выбежал из дому на место пожара, неизвестный злоумышленник ворвался в его дом, нанес находившейся там работнице Меркурьева, крестьянке Екатерине Андреевой, несколько сильных ударов, отчего та потеряла сознание, и украл небольшой сундук, который вынес в огород потерпевшего, где его взломал и, похитив хранившееся в нем: деньги 45 р., векселя на 500 р. и другие вещи на 25 руб., а всего на 570 руб. — скрылся. На другой день утром на месте, где был взломан сундук, найдены ситцевый платок с куском хлеба, потерянный, как оказалось, грабителем. Благодаря энергичным действиям полиции вскоре удалоеь напасть на след преступника. Найденный платок с хлебом оказался принадлежащим состоящему в запасе армии рядовому деревни Верховодова той же волости Ивану Петрову, который, как посредством этого обстоятельства, так и по собранным в настоящее время другим данным, находится под следствием. Гумно Меркурьева с находившеюся в нем немолоченною рожью сгорело; убытка на 400 руб.
Несчастные смертные случаи
2 августа утром в селе Матвееве Афанасьево-Слободской волости близ питейного заведения усмотрен был мертвым отставной рядовой Иван Алик, 50 лет. 1 августа покойный пьянствовал, вечером заходил в питейное заведение и, выпив водки, ушел оттуда пьяным. Смерть его произошла от излишнего употребления водки.
5 августа отставной рядовой деревни Полехнова Жадринской волости, Василий Федотов, 60-ти лет, ловил рыбу на озере Кудо; вытаскивая из воды сеть,
по неосторожности стал на край челна, который опрокинулся, и Федотов, упав в воду, утонул.
Великолуцкий уезд. Пожар
В Вязовской волости, в деревне Ходянки, у крестьянина Ульяна Захарова сгорел 8 августа рей с гумном и сложенная в них немолоченная рожь, убытка на 205 руб. Пожар произошел от сильной топки печи во рью.
«Псковский городской листок», 1890 г.
«Дело о найденных черепах»
Стояло лето 1908 года. Обыватели уездного городка содрогнулись, узнав, что во владениях купца Вязьменского во время пожара были обнаружены человеческие черепа. Умопомрачительные слухи обрастали новыми ужасными подробностями. Будто бы с места пожарища была вынесена необыкновенного вида бочка, служившая для наполнения человеческой кровью. Но свидетели, допрошенные жандармским унтер-офицером Даниловым, не дали каких-либо показаний к данному предположению.
К исходу четвертого месяца после случившегося было допрошено 33 человека. Следствие зашло в тупик. Предстояло провести допрос последнего свидетеля, родственника Вязьменского — доктора Гурари, проживавшего в Петербурге, и которому, в силу его профессии, могли бы принадлежать черепа.
Тем не менее следствие не дало никаких результатов. 10 ноября великолукский прокурор доложил псковскому губернатору: «Судебным следователем послано требование судебному следователю 5-го участка г. Санкт-Петербурга и после допроса (доктора Гурари — авт.), если не будет открыто каких-либо обстоятельств, дело будет отправлено в окружной суд, в порядке 277 ст. Уст. Угол. Суд., за отсутствием состава преступления».
Похоже, тайна черепов, обнаруженных на пожарище, так и не была раскрыта. Хотя, возможно, пока она погребена в недрах архивов.
Л. ФРОЛОВА
Побег из псковского централа
Заметка, опубликованная в центральном полицейском журнале Российской империи «Вестник полиции», называлась «Блестящая работа по поимке беглых арестантов». Дело было достаточно громкое, ведь псковская каторжная тюрьма из-за своего знаменитого на всю Россию начальника П.И. Черлениовского, славилась весьма строгой системой наказаний. Черлениовский. получивший среди заключенных клички «Петрушка» и «Тюремная знаменитость», прославился в 1905-1911 годах, когда о массовых порках заключенных писали в газетах известные
публицисты, такие как, например, В. Короленко. После отставки Петрушки массовые наказания были отменены, но и при других начальниках тюрьмы порядок был весьма суров.
Псковская каторжная тюрьма, или псковский централ, находилась на Кахановском бульваре, ныне Октябрьский проспект, д.50, где сейчас завод «Псковмаш». Вокруг здания располагались казармы Иркутского полка. 25 ноября 1913 года в 5 часов 30 минут утра из тюрьмы совершили побег 10 заключенных, из которых пять были приговорены к смертной казни, а остальные к различным срокам заключения: от 15 до 30 лет. Мы не знаем, за какие преступления они были осуждены, но псковский централ был местом, где число «политических» было весьма велико. Известны лишь некоторые имена беглецов. Это — уроженец деревни Дрикашки, что в Островском уезде, Михаил Воробьев, его в полиции считали главарем, другие арестанты — это некто Кинятнов, Андрей Зюба, Кузьмин.
Сразу же после побега губернские и городские власти приняли экстренные меры. Губернатор Н.И.Меден вызывает к себе псковского полицмейстера Н.С.Власкова и уездного исправника. После недолгого совещания, на котором присутствовал командир 24-й пехотной дивизии, расквартированной в Пскове, был выработан четкий план действий. Решили действовать в нескольких направлениях -Островском (ведь главарь был из этого уезда), Рижском и Петербургском, т.е. вдоль основных транспортных артерий. В операции были задействованы и воинские части.
Вечером, в 19 часов, у железнодорожного моста через Великую, был пойман Кинятнов. Он через некоторое время поведал, что основная группа бежавших отправилась по железнодорожному полотну в сторону Риги, а один человек направился в Санкт-Петербург. Под руководством Власкова было организовано несколько военно-полицейских команд. Три из них, под началом станового пристава Устинова, надзирателя сыскного отделения Хоменко и другого станового пристава — Ткаченко, — отправились по следам бежавших.
Механизм розыска был предельно прост — команды должны были исследовать местность, оставляя в деревнях караулы и оповещая население. Постепенно эти отряды должны были образовать кольцо, внутри которого и находились бы арестанты. Особой заботой полицейских было недопущение ухода беглецов в большой лес, что находился в 20 верстах от города, и пресечение попытки прорваться в Островский уезд, хорошо знакомый главарю — Воробьеву. Специально для этого вдоль реки Великой шел еще один отряд во главе с начальником сыскного отряда И.Р. Янчевским, человеком незаурядным, получившим в газетах прозвище «псковский Шерлок Холмс».
Он родился в 1882 году в дворянской семье Ковенской губернии. Начал службу в Островском уезде, в 1903 году он становится помощником пристава в Пскове, а с 1908 года возглавляет сыскной отряд. За время своей карьеры

Страницы: 1 2 3 4 5

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Человек
  • Для народа
  • Духовное училище.
  • Много ли это или мало?
  • Интересное