Поиск по сайту

Страж земли русской

В древней новгородской летописи читаем: «В лето 1239 иода оженися князь Олександр в Новгороде, взяв в Полоцке у Брачеслава дочь и венчашася в Торопце… Того же лета Александр с новгородцами срубил городцы по Шелони — Порхов,  Высокий городец,  Опоку…»
Эти крепости должны были защищать от врагов юго-западные подступы к Новгороду.
Крутой мыс в устье речки Дубянки (ныне почти пересохшей) месте ее впадения в Шелонь показался новгородским воинам удобным местом для постройки укрепления, и они приступили к работе. На вершине мыса разровняли площадку, окружили ее двумя подковообразными земляными валами. На внутреннем валу из толстых бревен соорудили прочные стены.
Мыс, на котором поставили городок, образован из камня — известняка и сходного с ним рухляка. Эти породы  богаты выходами камней и ее берега. Видимо, и название свое крепость получила от каменистого мыса. В древнерусском языке было слово «порх». Оно часто встречается в «Слове о полку Игореве» в значении «прах», «пыль», «мелкие частицы земли». Существовало также слово «порхлый» — рыхлый, слабый, а именно такими свойствами и обладал рухляк. «Город на камне» — так примерно можно расшифровать    название Порхова.
Учетш" предполагают, что биография Порхова началась  раньше 1239 года. По преданию, на месте, облюбованном Александром (Невским) для постройки «городца», уже существовало поселение^ которое основали бежавшие из Новгорода посадники Феофил и Василий. Князь Александр лишь укрепил его.
Подтверждением тому может служить пример Дуб-ровны, расположенной в 25 километрах от Порхова. Она также значится в списке «городцов», «срубленных» в 1239 году, хотя упоминается в летописях еще под 1137 годом. Значит, задолго до прихода в эти края ратников Александра здесь существовали поселения.
Всего вероятней, они появились в конце I тысячелетия нашей эры, когда на территорию бассейнов рек Ло-вати, Великой и дальше к северо-востоку продвигались племена славян-кривичей. Они доходили до Шелони и ее притоков и осваивали новые земли. Одновременно с ними эту местность активно заселяли и «словене новгородские», издавна занимавшие большую территорию вокруг Ильмень-озера.
Всега несколько десятков верст .отделяло Порхов от юго-западных границ Новгородской республики. Жизнь ! его была тревожна и полна неожиданностей. Литовское княжество и Ливонский орден стремились расширить свои владения за счет пограничных русских земель. Порхов в числе первых встречал неприятеля^
Первая военная гроза над Иорховом пронеслась в 1346 году. Новгородская летопись повествует: «Того же лета приехал князь Ольгерд со своею братиею и со всею литовскою землею (силою), и взял Шелону и Лугу на щит, а с Порховского городка откуп взяша».
Защитники пригородов не могли дать должного отпора неприятелю — слишком неравны были силы. Не при-
шла на помощь и новгородская дружина. Город был охвачен междоусобной борьбой приверженцев независимости Новгорода и поборников воссоединения его с Москвой, взявшей на себя задачу освобождения русских земель от ига татаро-монголов и создания единого централизованного Русского государства.
…Неприятель остановился в шестидесяти верстах от Новгорода. И хотя Ольгерд на своем пути решительного отпора не встретил, идти дальше он не решился: впереди были крепкие стены древнего города, а ряды литовского войска поредели в схватках с защитниками пригородов. Получив выкуп с городков, разграбив многие поселения, враги убрались восвояси.
Было ясно, что деревянные стены Порховской крепо-сяги не могут служить надежной защитой в случае нового нападения. И потому новгородское вече постановило укрепить город. В 1378 гчду, как сообщает летопись, благослави владыка Алексий ставити город Порхов ка-мен, и послаша новгородцы Ивана Федоровича и Фатья-на Есифовича, и поставиша город Порхов камен».
Дрибывшие из Новгорода мастера облюбовали для постройки каменной крепости, вазвыщенносхь. аа нравом Дереву Шслсши, в том месте, где река делает крутой поворот" —Тгкилометре от прежнего «городца». Место было выбрано удачно. Западная и южная стороны возвышенности омывались Шелоныо. С северной стороны находилась ложбина, в половодье полностью заливаемая водой. Открытые подступы с востока защитили глубоким искусственным рвом.
Стены ставили высотой в 5 метров. Строительным материалом стал известняк^ который" в изобилии находили по берегам реки. Его вырубали прямоугольными плитами разного размера толщиной до 4Q сантиметров. Скрепляли плиты раствором из белой извести и мелкого песка, Толщина стен не превышала полутора метров.
«Полякова мыза» — место древнего городища
На небольшом расстоянии с востока шумел темный еловый бор. Отсюда под прикрытием деревьев врагу легче всего было подойти к крепости Эта сторона становилась приступной. Поэтому здесь и поставили главную группу боевых башен — Никольскую, Среднюю и Псковскую
Угловые башни опоясывали четыре яруса бойниц. Узкие, как щели, они немного расширялись внутрь башен Среднюю башню сложили в форме подковы, она сильно выдавалась из стен крепости Бойницы ее сделали крупнее, чем в соседних, и расположили их в шахматном порядке — это обеспечивало лучший обстрел по врагам.
Мастера решили поставить еще одну башню — на се-веро западном углу крепости, хотя эта сторона была более других защищена естественными преградами — рекой
и непроходимым болотом. Но зимой вода замерзала, Я этот участок стены становился уязвимым. Здесь посхави-ли небшшцшр прямоугольную башню Со временем она и название получила — Малая. Из бойниц этой бапвди хорошо простреливалось пространство вдоль стены, и неприятель, вздумавший во время штурма предпринять о&-ходный маневр, попадал под меткие выстрелы ее защитников.
Ровные зубцы на стенах, стройные башни, завершенные искусными деревянными шатрами, придавали Bceity сооружению законченность и величавость.
В крепость вели два входа. Один из них — Водяные ворота — был у Псковской башни. Здесь одаа_стена заходила за ДРТОДО, образуя, узкий каменный рукав* который обстреливался с двух сторон. (Такие защитные устройства сооружались и ~в других русских крепостях и назывались захабами.) Неприятель, разрушив первые ворота и ворвавшись в захаб^ неожиданно для себя попадал в ловушку и здесь находил смерть, прежде чем добирался до вторых ворот.
Еще сложнее было устройство главного входа под Никольское башней. Наружный проход и проход под башней перекрывались опускными решетками, которые раз мещались в специальных камерах. Пространство перед башней и проходы простреливались со стен, из бойниц самой башни и из башенки-стрельницы, сооруженной над наружными воротами.
В крепости были еще два потайных выхода: один — в севердоц стене для организации ночных вылазок, Другой вел к_воде.
В 1412 году у главного входа построили каменную Никольскую де_щ?рвь.
Западные русские рубежи снова были охвачены тревогой. В начале XV века особенно усилилось Литовское княжество, заключившее союз с Польшей. Влияние князя
литовского и короля польского Витовта распространялось на многие русские княжества, после смерти Ивана Калиты вновь начавшие междоусобную борьбу. Витовт надеялся воспользоваться этим и расширить свои владения за счет псковских и новгородских земель.
Много раз отряды литовцев переходили границу и вторгались в русские пределы. В 1406 году Витовт с большим войском занял крепость Коложе, но был остановлен у Воронина объединенными силами всех псковских пригородов. Через 20 лет литовцы повторили попытку овладеть псковскими землями и снова потерпели неудачу.
А вскоре после этого Витовт двинул свое войско на Новгород. 16 июля 1428 года оно подошло к Вышгороду и сожгло его. На пути неприятеля стоял Порхов. Каменные стены его были высоки и прочны. Крепко вросли в землю суровые башни. Велико было желание захватчиков овладеть городом, однако взять его штурмом им не удалось. Тогда началась осада. В те времена при осаде крепостей обычно использовали натяжные камнеметы. На этот раз литовцы привезли с собой огнестрельные осадные орудия, с которыми защитники Порхова познакомились впервые.
Уже неделю длилась осада, но крепость оставалась непокоренной. К тому времени подоспела сюда знаменитая литовская пушка «Галка». Была она такой большой, что «везли ее на сорока конях до полудня, а другую половину дня на иных сорока же конях», — повествует летопись.  Очень надеялись на свою чудо-пушку литовцы.
Впервые испытать пушку «в деле» прибыл и соорудивший ее немецкий мастер. «Не только разобью стрель-ницу, но и каменного Миколу в город зашибу», — похвалялся он перед Витовтом, устанавливая орудие.
Раздался оглушительный взрыв. Огромное ядро, разрушив стрельницу на Никольской башне, ударило рико-
шетом в стену церкви. Удар был так силен, что ядро, нанеся повреждения в крепости, отлетело назад и упало в ряды литовцев. При этом были убиты литовский воевода, много воинов и лошадей. А при взрыве самой пушки, сообщает летописец, был разорван на куски и изготовивший ее мастер.

Страницы: 1 2

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • А как же выглядел в ту старину Порхов?
  • Церкви и часовни
  • Малышам о Пскове
  • Из прошлого г. Порхова
  • Интересное