Поиск по сайту

Средневековый Псков. Часть 2

Территорию бывшего Петровского конца занимали Кстов-ская, Никольская и Пятенная сотни. В бывшем Полонищ-ском конце располагались Мокролужская и Раковская сотни. На левом берегу Великой находилось Завелицкое сто, а на Запсковье — Житницкая и Жирковская сотни. Из табл. 1 видно, что существенных изменений в размещении поеадс-кого населения между переписями 1646 и 1678 гг. не произош­ло. Лишь в Завелицком сте удвоилось количество посадских дворов, но это связано лишь с общим ростом города и восстановлением его хозяйства после кризиса конца XVI — начала XVII в.
Рассмотрим структуру и численность городского населе­ния в этих административно-территориальных единицах. Описание 1678 г. выделяется тем, что в переписных книгах помимо тяглых были зафиксированы еще и «белые» дворы по сказкам, собранным выборными людьми в сотнях. Пере­писчики отметили, что «…дворян и детей боярских розных городов и всяких чинов людей дворы и во дворех люди писаны по наезду сверх сказок земскими старосты и с выборными людьми всех сотен»13. Соотношение «белого» и тяглого населения в сотнях отражено в табл. 2.
Из таблицы видно, что население Среднего города (Пет­ровской и Великоулицкой сотен) было по преимуществу «служилым»: дворянам, детям боярским и «всяких чинов людям» принадлежало более 3Д всех дворов, в то время как на долю посадских людей приходилось меньше 1/а дворов. Столь же значительный перевес в пользу «белых» дворов наблюдался в Раковской сотне, примыкавшей к Покровской башне, где традиционно селились стрельцы и другие кате­гории служилых людей по прибору. И наоборот, районами с традиционным преобладанием торгово-промышленного посадского населения были Кстовская и Пятенная сотни, где посадские дворы составляли более 65%. В Кстовской сотне переписчики зафиксировали и промысловые дворы: шесть «работных дворов посадских людей для промыслу», в их числе двор братьев Русиновых.
Вопрос о численности населения Пскова в XVII в. непрост. К.А. Мержанова полагает, что в первой половине XVII в. в Пскове проживало около 20 тыс. человек. Согласно подсчетам А.Б. Постникова, численность населения Пскова в 1678 г. составляла 11 491 человек, а к 1709 г. — 19 тыс. человек14. Общепризнанно, что в середине XVII в. в России был демографический подъем, и численность населения Пскова не могла с 1644 до 1678 г. сократиться на 8,5 тыс. человек, азатем к 1709 г. вырасти еще на 7,5 тыс. Скорее всего, расхождение в цифрах объясняется различными методами подсчета населения. Несмотря на то что Мержанова не работала с переписными книгами, а, следуя В.И. Шункову, опиралась в своих расчетах на росписные списки, ей удалось
найти достоверный метод. Приняв в расчет среднюю насе­ленность двора средневекового города в 6 человек, исследо­ватель, исходи из численности боеспособных людей в 2609, определила численность светского населения города в 15— 16 тыс. человек. Добавив к этому числу 3 тыс. человек духовен­ства и приняв В расчет наличие вольных и несвободных людей, не зафиксированных в описаниях, Мержанова полу­чила цифру в 20 тыс. человек, что и составляло, по ее мнению, численность населения Пскова.
А.Б. Постников учел зафиксированные в переписной книге 167Й г. души мужского пола посадских людей, служи­лых людей, духовенства, а также вдов-дворовладелиц и, удвоив сумму, определил численность населения города в 11 491 чел. Прежде всего, заметим, что исходные цифры, приведенные исследователем, не точны. Численность по­садских людей мужского пола в переписной книге опреде­лена в 2205 человек, а служилых—в 1648 (у Постникова—2577 и 1600 соответственно). Но главное даже не это. Имеются основания полагать, что в переписной книге население дворов служилых людей и духовенства, не несшее тягла, не подвергалось полному подсчету, а значит, удваивать обозна­ченные цифры неверно. Мержанова в свое время утроила расчетную численность белого духовенства (700 человек) и вывела общую цифру белого и черного духовенства — 3 тыс. Несмотря на то что в данном случае автор занизила исходное число служителей на приходах, метод подсчета верен.
Материалы переписных книг предоставляют возмож­ность проверить нашу гипотезу. Исходя из зафиксированной в кадастрах численности населения двора, высчитаем сред­нюю населенность двора. По книгам 1678 г., населенность посадского двора составляла 2,3, а двора служилого человека — 1,6 человек. Очевидно, что в переписной книге зафикси­ровано далеко не все мужское население двора служилого человека: не отмечались дети и холопы. Мы предполагаем, что средние показатели населенности двора посадского и служилого человека должны быть близкими. Во дворе поса-жанина, по расчетным данным, проживали в среднем 4,6 человека; примерно такой же должна быть населенность двора служилого человека. В этом случае для подсчета
общего числа населения дворов служилых людей нам нужно принять коэффициент увеличения, равный 2,Sj или — округ­ленно — 3 (с учетом холопов, которых после 1649 г. не могли держать посадские люди).
Кроме того, А.Б Постников исходит из того, что во дворах вдов проживало по одному человеку. Некоторые вдовы, действительно, могли жить в одиночестве, но, как правило, в средневековом городе вдовы жили с детьми или нетяглыми родственниками. Население вдовьих дворов так­же не учитывалось в полном объеме, поскольку вдовы не несли полного тягла, ограничиваясь уплатой оброка при наличии доходов или не платя налогов вообще. Помимо этого, в переписных книгах городов во дворах служилых людей не фиксировались холопы, поскольку они были приписаны к сельским владениям господ. Мы исходим из того, что количество холопов могло либо равняться коли­честву дворов служилых людей, либо быть немного меньше.
Кроме того, в любом русском городе допетровской эпохи жило немало вольных людей, не фиксировавшихся никаки­ми документами, и торговых крестьян, которые фактически проживали в городах и не несли тягла. Численность вольных людей подвергалась сезонным колебаниям, и ее невозможно определить даже приблизительно. Но в любом случае общая цифра населения должна быть существенно выше, нежели это видно из расчетов А.Б. Постникова. Результаты наших подсчетов отражены в таблице 3.
Как видно из таблицы, численность населения Пскова в 1678 г. вместе с вольными людьми могла достигать 15,1—15,6 тыс. человек. Если к этой цифре добавить расчетные данные о населении стрелецкой слободы в Бутырках (4 тыс.), получится 19—20 тыс. человек. Таким образом, численность населения Пскова на протяжении XVII — начала XVIII в. оставалась стабильной, колеблясь в пределах близких вели­чин (19—20 тыс. человек).
Переписные книги, составлявшиеся в разных районах страны, не имели единой, устоявшейся терминологии. Так, например, Ю.А. Тихонов, исследовавший посадское населе­ние Новгорода по переписи 1678 г., отмечает, что «записи переписной книги поражают сложной и разнообразной градацией при определении податного состояния жите­лей»15. Переписная книга Пскова 1678 г., наоборот, имеет довольно устоявшуюся терминологию. Все посадские дворы сотни подразделялись на три-четыре категории.
Рассмотрим структуру посадского населения Пскова по переписи 1678 г. Первая категория — «посадских людей» — была немногочисленна; их дворы составляли всего 14% всех тяглых дворов в шести псковских сотнях, но в них проживало 19 % всего посадского населения. Посадские люди представ­ляли собой верхушку городского общества. В переписной книге зафиксированы: в Петровской сотне двор Афанасия да Меньшого Афанасия Михайловых детей Русиновых, в Вели-коулицкой сотне двор Ивана и Артемия Фроловых детей Ямских, в Кстовской сотне двор земского старосты Савелия Игнатьева сына Лялина, в Мокролужской сотне дворы Сергея Поганкина и Фомы Семенова сына Меншикова. Именно описаниями дворов этих крупнейших купеческих семей Пскова открываются перечни посадских дворов в сотнях. Дворы купцов располагались, как правило, на тяглых местах, и на долю посадских людей, видимо, выпадала большая часть государственных повинностей. Дворы посад­ских людей были и самыми населенными — в среднем на двор приходилось около семи человек обоего пола.
«Посадские бобыли» составляли более многочисленную вторую категорию: в шести сотнях удельный вес дворов
посадских бобылей достигал 28%. Третья категория посад­ских жителей обозначена в книге как «посадские бедные бобыли», а в Никольской сотне — как «посадские бедные бестяглые бобыли». Удельный вес дворов низшей категории посадского населения составлял 40%. Наконец, особую категорию посадских жителей составляли дворы «бедных и бестяглых вдов бывших посадских жен»: удельный вес этих дворов составлял 12%.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Откуда известно обо всех этих событиях?
  • Строительство средневекового Пскова
  • Демографические процессы: численность, миграция, половозрастная структура
  • Памятники деловой письменности
  • Интересное