Поиск по сайту

Средневековый Псков. Часть 2

Городское население: посадские и служилые люди
Многочисленные исследования по истории Пскова XVII в. обходили важнейшую проблему — состава и размещения посадского населения города. Собственно говоря, общая численность посадского населения Пскова в 1670-х годах была известна. В 1959 г. И.А. Голубцов опубликовал выпись из переписных книг 1678 и 1679 гг. о числе посадских дворов в Пскове1. Я.Е. Водарский, пользуясь сводными ведомостями из приказной документации конца XVII — начала XVIII в., установил численность посадского населения в Пскове по переписи 1678 г.2 Но социальный состав и размещение населения в пределах города до сих пор в полном объеме не изучались. Главной причиной этого было отсутствие в руках исследователей надежных источников — писцовых и пере­писных книг.
Поэтому, например, крупнейший исследователь истории русского города П.П. Смирнов заметил, что переписные книги Пскова 1646 г. ему неизвестны. Он высчитал количе­ство населения города в середине XVII в. по окладным книгам 1638 г., данные которых, в свою очередь, восходили к писцовым книгам 1626 г. Выдающийся русский архивист И.А. Голубцов считал, что и переписные книги 1678 г. по Пскову до нас недошли. Н.Н. Масленникова и Г. В. Проску­рякова для воссоздания облика Пскова XVII в. также при­влекли материалы, имеющие, по их словам, «к иртории города лишь косвенное отношение»3.
Обнаружение автором в фонде Поместного приказа РГАДА переписных книг по Пскову 1646 и 1678 гг. позволило в 1994 г. ввести в научный оборот результаты исследования посадского населения по переписям 1640—1670-х годов4. Из переписной книги Пскова 1646 г. мы использовали лишь итоговые данные о количестве населения в сотнях и в городе в целом, а переписная книга 1678 г. была подвергнута статистической обработке. Что же представляют собой пе­реписные книги Пскова 1646 и 1678 гг. как исторический источник? Текст с описанием города занимает 130 листов в составе переписной книги Пскова и Псковского уезда ] 646 г. и 137 листов — книги 1678 г.5
Описание 1646 г. проводили П.Г. Очин-Плещеев и подья­чий А. Бобанин, описание 1678 г. — А.П. Давыдов. В преамбуле кадастра 1678 г. указано: «Генваря в 20 день Алексей Петрович Давыдов, приехав во Псков, переписал в Среднем и Окольном городе, и по Загородью, и за Великою рекою во всех сотнях и в слободах посацкие и розных городов и чинов дворы, и во дворех людей, и их детей, и братью, и племянников, и всяких свойственных людей, и подсоседни-ков, и которые живут в тех дворех во дворничестве имяны с отцы и с прозвищи, и в каковы кто лета». Перепись посад­ского населения Пскова проводилась в рамках общерусского валового описания. В указе о переписи предписывалось подать готовые книги в Поместный приказ к 1 апреля 1678 г.6
Поэтому писцам приходилось действовать быстро, и А.П. Давыдов, видимо, справился со своей задачей вовремя. Составление переписных книг включало два важнейших этапа работ. Первый — сбор «сказок, каковы сказки подавали сотцкие и выборные посацкие люди», и второй — проверка и сведение этих «сказок» в окончательный текст книги. Время сбора сказок мы можем установить, исходя из ремарки писцов в описании двора бобыля Омельки Антипова: «тот Омелька после переписки на Масляной недели убит»7. Сырная неделя (масленица) приходилась в 1678 г. на 4—10 февраля. Стало быть, сбор сказок проходил в течение двух недель с 20 января по 3 февраля 1678 г. и переписные книги Пскова отражают состояние посадского населения города именно в это время.
Главной целью составления переписных книг было по­лучение сведений для проведения сыска беглых тяглецов — посадских людей и сельских жителей. В соответствии с этой целью формулировались и задачи переписи: полный учет всего тяглого мужского населения, включая недельных мла­денцев. В переписной книге Пскова оказались зафиксирова­ны и женщины — в том случае, когда вдова выступала в роли хозяйки двора. Кроме того, писцы фиксировали и промыс­ловые дворы посадских людей. Описанию подлежали и дворы беломестцев — служилых людей, церковного причта
— в том случае, когда они стояли на тяглых местах или в них жили дворники из числа посадских тяглецов. Таким образом, в переписной книге 1678 г. зафиксированы все жилые дворы города, кроме «белых» дворов, стоявших на «белых» местах.
Это обстоятельство делает переписную книгу Пскова 1678 г. уникальным источником, позволяющим составить относительно полное представление о городском населении. В то же время сведения по топографии города чрезвычайно скудны. В книге не указаны названия улиц, и выяснить расположение дворов возможно лишь в том случае, когда оно известно из других источников. Формуляр книги типичен для переписных книг вообще: он включает обозначение статуса и имени дворовладельца, имен и возраста его детей, а также категории дворового места. В качестве примера приведем описание двора самого известного псковича XVII в.
— Сергея Поганкина: «Двор псковитина посацкого человека Сергушки Иванова сына Поганкина, дети его: Якимка 25 лет, Ивашко 20 лет, да меньшой сын его Юрка 18 лет, у Якимки сын Сенька 8 лет; два места тяглые, да припускных два места оброчные»8.
Исследование посадского населения русского города включает несколько проблем, и первая из них — это общая численность населения. Население города в целом, как известно, Делилось на две основных категории: тяглых людей и беломестцев, тягла не тянувших. В 1646 г. в Пскове насчитывалось 848 дворов посадских людей и 19 дворов посадских бобылей, в которых проживало 1954 человека мужского пола. После подавления восстания 1650 г. воевода
В.П. Львов провел в Пскове «посадское строение», т.е. отписал в посад 46 «белых» дворов, в результате чего число посадских дворов должно было увеличиться до 9139.
Однако к моменту переписи 1678 г. количество посадских дворов не только не увеличилось, но, наоборот, уменьши­лось до 891 двора, в которых проживало 2205 человек (мы учитывали не только дворы посадских людей и посадских бобылей, но и вдовьи дворы — см. табл. 1). Таким образом, общая численность посадского населения Пскова между переписями 1646 и 1678 гг. оставалась практически неизмен­ной. Стагнация численности посадского населения во вто­рой половине XVII в. была характерна не только для Пскова; в то время снизилось количество посажан в таких крупных городах, как Кострома, Нижний Новгород, Галич, Вологда, Устюг Великий10. Главная причина сокращения численности посадских людей заключалась в том, что население русских городов XVII в. находилось в движении и масса посажан переходили в состав служилого сословия.
С одной стороны, псковский посад непрерывно попол­нялся новыми тяглецами. Во второй половине XVII в. существовали два источника пополнения городского населе­ния: выходцы из сельской местности и мигранты «из-за литовского и немецкого рубежей». И те и другие, как правило, были не в состоянии основать новые дворы, поэтому они подселялись в уже существующие посадские дворы и жили на положении «подсоседников». Удельный вес подсоседников в посадских дворах и дворников в белых дворах был очень высок и в 1678 г. составлял 24% от численности всех посадских тяглецов. Большинство выход­цев из сельской местности — это главным образом дворцовые и монастырские бобыли, вышедшие на посад из Новоуситов-ской дворцовой волости, вотчин Печерского и Святогорско-го монастырей. «Выходцы из-за литовского рубежа» — это прежние жители Латгалии — Друйского и Лудзинского поветов. «Выходцы из-за немецкого рубежа» — это бывшие горожане, жители Ивангорода и Нарвы.
С другой стороны, наряду с притоком нового населения, видимо, существовал и значительный отток «старого» посад­ского населения. В переписной книге 1678 г. не зафиксиро­ваны беглые посадские люди, что, по всей видимости, связано с тем, что дворохозяева — ответственные налогопла­тельщики — как правило, оставались на месте, а наиболее мобильной частью городского населения были подсоседни-ки. Определенная беднейшая часть дворохозяев переходила в состав служилых людей, выбывая из посадской общины. Двое перешедших в ходе переписи в стрельцы посажан принадлежали к разряду «бедных бобылей», а об одном из них переписчики прямо отметили: «ныне от бедности стал в стрельцы»11. Таким образом, несмотря на усилия прави­тельства прикрепить посадских людей к месту проживания, городское население России оставалось мобильным.
Описание Пскова в переписной книге имеет довольно простую структуру: фиксация дворов велась по сотням. В писцовой книге 1585—1587 гг. отмечены 33 сотни, хотя, возможно, их было больше; из документов 1628 и 1631 гг. следует, что к этому времени сохранились лишь 11 сотен12.
По переписи 1646 г. в Пскове насчитывалось 10 сотен; между 1631 и 1646 гг. исчезла Старолавицкая сотня в Запсковском конце. Топография псковских сотен XVII в. до настоящего времени не изучена, однако их примерное местоположение возможно указать и по доступным нам материалам. В Сред­нем городе, как и в 1585 г., располагались Петровское сто, примыкавшее к Пскове, и Великоулицкое сто, выходившее к Великой.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Откуда известно обо всех этих событиях?
  • Строительство средневекового Пскова
  • Демографические процессы: численность, миграция, половозрастная структура
  • Страничка Псковской образованности
  • Интересное