Поиск по сайту

Средневековый Псков. Часть 2

Во-вторых, в Пскове с трудом ориентировались в поли­тических перспективах страны. Как писал С.Ф. Платонов, «на окраинах государства, вдали от обоих "правительств", московского и подмосковного, нелегко было судить о делах. Довольствуясь слухами или краткими сообщениями грамот, присылаемых из соседних городов, провинциальные мос­ковские люди понимали ясно лишь одно то, что государство гибнет и что необходимо новое усилие для его очищения от врагов»53. Трудно сказать, верили ли псковичи в то, что беглый дьякон Матвей на самом деле является царем Дмит­рием Ивановичем. Полностью такой версии исключить нельзя, ведь в городе не видели прежних Лжедмитриев, а к гибели Лжедмитрия II в Калуге псковичи относились, скорее всего, индифферентно. Л. Февр, анализируя умонастроения французов в 1789 г., писал: «Огромная восприимчивость, легковерие, которое пышно расцвело в условиях нищеты и тревоги, длительного недоедания, смутного, но глубокого волнения, — все это разрушило у людей, не имеющих культуры мышления, последние остатки способности рас­суждать критически»54.
Так же можно объяснить и выбор псковичей, которые полагали, что если Дмитрий дважды воскресал после объяв­ленной смерти, то почему бы ему не воскреснуть и в третий раз? Ситуацию воцарения в Пскове Лжедмитрия III боль­шинство историков до настоящего времени воспринимали как анекдот. Вместе с тем стоит задуматься о последствиях такого выбора псковичей в более широком контексте: общего положения на Северо-Западе России. Новгород, как извес­тно, не принял самозванцев, ревностно выполнял указания московского правительства Шуйского и погиб вместе с ним, оказавшись захваченным шведами 16 июля 1611 г. Псков неминуемо оказался бы под властью Швеции в случае, если бы его жители приняли шведский отряд. В таком случае, выбор псковичами комичного «царика» предстает как спа­сительная альтернатива всеобщему хаосу, охватившему центр России. А. Коэн справедливо подчеркивает, что «при опре­деленных условиях выбор институционально санкциониро­ванной конститутивной возможности может привести к
подрыву организованности, и тогда дезорганизацию предот­вратит только выбор институционально порицаемой альтер­нативы»55. Совершенно очевидно, что если бы Псков сми­рился с гегемонией шведских властей на Северо-Западе России, город был бы обречен. Посадский мир Пскова соглашательству предпочел борьбу с шведами, и Е.И. Коб-зарева вполне обоснованно ставит Псков в один ряд с Нижним Новгородом, как центром борьбы с интервенцией56.
У нас почти нет данных о порядках, бытовавших в Пскове после «воцарения» в городе Матюшки. В единственном сохранившемся от времени «царствования» самозванца в Пскове акте, адресованном польскому наместнику в Прибал­тике, псковским воеводой назван князь Иван Федорович Хованский. Видимо, он, будучи доверенным лицом «вора», сменил Никиту Вельяминова. В инвективах против «псков­ского вора», рассылавшихся Пожарским из Ярославля, каза­ки обвинялись в том, что они вернулись «к своему первому злому совету: бояр и дворян и всяких чинов людей и земских и уездных лучших людей побити и животы разграбити, и владети бы им по своему воровскому казацкому обычаю». Созвучны этому и показания П. Петрея, вообще малодосто­верные: самозванец «поживши несколько времени, стал очень нахален, при всех позорил жен и дочерей, делал много других своевольств и злодейств»57. Показаниям Петрея дове­рять нельзя потому, что дальше он говорит о «мятеже» псковичей против «вора» и его бегстве из города, хотя на самом деле все происходило иначе. Вероятно, в Пскове были случаи насилий казаков из окружения «вора», но системати­ческие беззакония в городе с влиятельной посадской общи­ной и крупным стрелецким гарнизоном были невозможны.
Зато появление самозванца оживило казацкое ополчение под Москвой, и уже 2 марта 1612 г. руководители ополчения Заруцкий и Трубецкой привели армию к присяге «псковско­му вору». Новому царю Дмитрию присягнули некоторые города на юго-востоке страны: Зарайск, Воротынск, Таруса, Арзамас, Курмыш. Однако большая часть России не хотела признавать царем «ведомого вора», и даже вожди ополчения колебались. П.Г. Любомиров заметил, что «грамоты подмос-
ковного правительства от 9 и 13 марта писаны «по государеву цареву и великого князя всея Русии указу», но от 17 марта уже от имени бояр только». В середине марта Заруцкий и Трубецкой отправили в Псков близкого к Лжедмитрию II человека, Ивана Плещеева, чтобы определить подлинность царя, объявившегося в Пскове («правда вора досмотреть»). В Псков Плещеев прибыл 11 апреля и, уверившись в самозван­стве нового Дмитрия, стал готовить переворот в городе.
Видимо, Плещеев действовал совместно с бывшим вое­водой Вельяминовым. Преданные самозванцу казаки 10 мая были отправлены под Порхов, и, почувствовав опасность, «вор» пытался бежать. Из сообщений летописи ясно, что Лжедмитрий III бежал вместе с преданным ему Хованским 18 мая, но через два дня его арестовали и посадили «в полату». Уже 1 июля 1612 г. незадачливого авантюриста повезли в подмосковные «таборы». По дороге конвой наткнулся на отряд Лисовского, который «сполох им учинил велик и разогнал их розно»58, но отбить самозванца не смог, и тот закончил жизнь на плахе в Москве.
Таким образом, гражданская война на Северо-Западе России по своему ходу и основным проявлениям отличалась от событий Смуты на юге и в центре России. Псков проявил завидное упорство, поддерживая на протяжении четырех лет самозванцев. Поддержка самозванцев не была обусловлена социально-классовыми интересами. На стороне Лжедмит-риев всегда сражалось достаточно много дворян, самозванцы пользовались поддержкой средних слоев городского населе­ния, хотя важнейшей опорой самозванчества стали служи­лые люди по прибору—казаки и стрельцы. Их преимущество состояло в том, что они были организованы и вооружены. Но вооруженными было и большинство посадских людей: до начала XVIII в. они регистрировались в расписных списках как потенциальные защитники города на случай осады. Лишь Петру I удалось разоружить гражданское население, а в XVII в. вооруженным представителйм государственной власти противостояли вооруженные штатские люди.
Способы самоорганизации посадского населения Пскова оставались традиционными: сход посажан под руководством
сотенных и всегородных старост и воеводское управление. Посадской общине противостояли казаки и стрельцы, объе­диненные в «круги» во главе с выборными атаманами. В таком контексте Смута предстает перед нами в большей степени как архаизация социальной жизни, нежели как борьба за принципы социального равенства и тем более как целенаправленные действия по изменению общественного строя. Ритм жизни в эпоху Смуты определил умонастроения псковичей на полвека вперед. Когда в 1650 г. Г. Демидов и его сообщники пытались найти военную помощь за границей, они явно руководствовались опытом гражданской войны 1608-1612ГГ.
Псков в 1610—1630-х годах
Смута в умах псковичей к лету 1612 г., в общем, закончи­лась, но гражданская война стала перерастать в интервен­цию. С юга непрерывно совершал нападения перешедший на польскую службу Лисовский, весной 1612 г. он стоял под Псковом в течение недели. В июне — июле 1612 г. активизи­ровались шведские отряды, которые трижды подходили к Пскову, убив и захватив в плен до 90 человек. Представители Пскова не участвовали в Земском соборе февраля 1613 г., но вскоре после избрания царем Михаила Романова 21 февраля город присягнул новому государю.
Даже после избрания царя шведский король Густав-Адольф не оставил попыток получить русский трон для своего сына Карла-Филиппа и вел переговоры с представи­телями новгородского марионеточного правительства в Выборге. 5 октября 1613г. псковские казаки оказали важную услугу правительству Михаила Романова, пленив в Копорс-ком уезд*в’и отправив в Москву возвращавшееся из Выборга новгородское посольство. Густав-Адольф неоднократно ата­ковал Псков, и наиболее основательной попыткой шведов подчинить город была осада в июле — октябре 1615 г. Псков выстоял в тяжелых боях, хотя урон от войны с шведами был велик. В челобитной 1619 г. посадские люди писали: «Да подо Псков же, государь, приходил свитцкой король со многими
с неметцкими людьми и стоял подо Псковом осадою, и о те поры, государь, на выласках, и на приступех, и от верхового наряду и достальные посадцкие тяглые людишка многие побиты…»59.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Откуда известно обо всех этих событиях?
  • Строительство средневекового Пскова
  • Демографические процессы: численность, миграция, половозрастная структура
  • Страничка Псковской образованности
  • Интересное