Поиск по сайту

Средневековый Псков. Часть 2

На смотре воевода осуществлял «разбор» служилых лю­дей: оценивал вместе с выборными дворянами их боеспособ­ность, вооружение и назначал оклад—денежное довольствие и земельное жалованье. Все эти сведения заносились в десятню — официальный список служилых людей, отсылав­шийся в Разрядный приказ. Наиболее ранняя из подобных
сохранившихся документов по Северо-Западу России — десягня новиков 1596 г. — включает в свой состав молодых дворян из Великих Лук, Ржевы Пустой, Невеля. Новиков жаловали только поместными окладами размером от 300 до 100 четвертей, и само пожалование означало лишь признание потенциальной возможности наделения поместьем45. Насе­ленной земли всегда недоставало, и молодые дворяне начи­нали службу с поместий отцов. Новики были мобилизаци­онным резервом поместного ополчения и, вступая в насле­дование поместьем отца или близкого родственника, обре­тали полные права, в том числе на денежное жалование и прибавки к окладу за успешную службу.
Воины и землевладельцы: становление служилого
города
Присоединение псковских земель к Москве в конце XV-начале XVI в. привело к существенным изменениям в структуре землевладения и в отношениях землевладельцев с государством. Прежних землевладельцев — бояр и житьих людей — лишили вотчин и переселили в Замосковный край (см. гл. 4). До середины XVI в. в псковских уездах еще имелись владения земцев — потомков местной правящей элиты, но вскоре земцы слились с новыми землевладельцами — поме­щиками. Поместье выдавалось служилому человеку под условием службы, главным образом военной. Большая часть доходов помещика, взимаемых с крестьян, также шла на исполнение службы — покупку вооружения, обмундирова­ния, лошадей.
Первые поместья были значительными по размерам: например, поместье, пожалованное в 1504 г. Васюку Иванову с братьями в Великолукском уезде, включало в свой состав 56 деревень Бологоцкого стана46. В дальнейшем, в связи с сокращением свободных земель, пожалования стали не столь щедрыми. Изначально поместье считалось государ­ственной собственностью: оно передавалось по наследству лишь в том случае, если у помещика был совершеннолетний сын, годный к воинской службе. В противном случае поме-
стье возвращалось в государственный фонд и передавалось другому служилому человеку.
Далеко не каждый желающий мог получить поместье. По всей видимости, уже к середине XVI в. на территории уездов возникли особые корпорации землевладельцев — служилые города. Служилый город объединял всех служилых землевла­дельцев уезда, которые фиксировались в десятнях и имели преимущественное право получать поместья на территории уезда. На современной территории Псковской области вла­дели землями помещики пяти служилых городов: в псков­ских уездах — служившие «по Пскову», в Пусторжевском — «по Ржеве Пустой», в Великолукском — «по Великим Лукам», в Невельском — «по Невлю», в Порховском уезде и погостах на р. Плюссе — «по Великому Новгороду». Псковские и великолукские дворяне принимали активное участие во всех войнах России на Северо-Западе, начиная с русско-литовс­кой 1534-1537 гг. Военные действия на Северо-Западе ве­лись, главным образом в зимнее время, когда устанавливался санный путь. В феврале 1535 г. новгородские и псковские помещики во главе с кн. Горбатым совершили глубокое вторжение в пределы Великого княжества Литовского, разо­рив окрестности и посады Витебска, Полоцка, Браславля, и вышли на подступы к Вильне47.
В начале царствования Ивана Грозного в Русском госу­дарстве была осуществлена масштабная реформа государева двора, цель которой состояла в испомещении под Москвой тысячи отборных дворян из уездов, всегда готовых к выпол­нению правительственных поручений («посылок»). В ок­тябрьском указе 1550 г. говорилось: «А которым бояром и околничим быти готовым в посылки, а поместей и вотчин в Московском уезде у них не будет, и бояром и околничим дати поместья в Московском уезде по 200 чети; а детем боярским: в 1 -й статье дати поместья по 200 ж чети, а другой статье детем боярским дати поместья по 150 чети, а третьей статье дати поместья детем боярским по 100 чети…»48. В Московском уезде получили владения 62 помещика Псков­ской земли, 34 из которых получили чин детей боярских дворовых, а остальные — городовых. А.П. Павлов считает, что
зачисленные в состав «избранной тысячи» псковские и новгородские землевладельцы вошли в состав государева двора, хотя и служили в основном в городах Северо-Запада и в Ливонии49.
Поскольку служилый человек владел поместьем на пра­вах собственности, оно могло быть изъято у землевладельца в силу государственной необходимости. В последний период царствования Ивана IV (1565—1584 гг.) перемещения служи­лых людей из одного уезда в другой стали нормой. Псковский край первоначально не затронули опричные мобилизации, но и здесь многие помещики лишились земель. В 1575— 1576 гг. Псков вместе с уездами, а также Порховский уезд Новгородской земли вошли в состав «удела» Ивана IV — особой территории, подчинявшейся лично «князю москов­скому, псковскому и ростовскому». Дворян вновь, как и в годы опричнины, поделили на две части, и началось форми­рование нового, «удельного» двора царя, куда включались служилые люди не только уездов, составивших «удел». «Те, кто после расследования были бы признаны заслуживающи­ми доверия, должны были оставить свои поместья в земщине и переселиться на территорию удела… дети боярские Обо-нежской пятины, которых царь взял в свой двор, должны были оставить свои поместья на территории пятины и переселиться в Порховский уезд»50.
Массовый вывод помещиков из Великолукского уезда был также осуществлен в 1575—1576 гг. Об этом свидетель­ствует ремарка в писцовой книге Великолукского уезда 1620-х годов: «Горецкого ж стану помесные порозжие земли списаны с приправочных книг письма князя Дмитрия Елец­кого 92 году, за которыми помещики объявились в тех книгах Горецкого стану в розных станех под перечнями, а в подлин­нике их в Горецком стану нет, потому что старые писцовые книги в Московское разоренье попорчены, а те помещики с Лук Великих выведены к Москве, и во Псков и во Ржеву Володимерову давно»51. Поскольку определение на службу во двор производилось зачастую по принципу родства, среди «выведенных» из Великих Лук было немало однофамильцев видных опричников и дворовых. Это и Роман Евсюков сын
Милюков, и Юшко Семенов сын Зюзин, и Андрей, Ждан и Макар Болтины. Все они лишились своих поместий в Великих Луках и получили взамен поместья в «удельных» уездах: Чиркины, например, обосновались в псковских уез-дах.
Изменения в землевладении уездов Пскова и его пригоро­дов также были весьма существенны. Видимо, в 1575-1576 гг. в связи с переходом Пскова в удел поместий здесь лишились большинство бывших «тысячников». В писцовых книгах 1585—1587 гг. обнаруживаются владения потомков лишь трех помещиков, включенных в состав «избранной тысячи» в 1550 г.: в Пецкой губе поместьем владел М.И. Быков (сын «тысячника» И.Т. Быкова), в Колпинской губе поместьем владели сыновья «тысячника» МА. Шишкина, а в Володи-мерецкомуезде — И.К. Вышеславцев (сын «тысячника» К.Н. Вышеславцева)52. Зато повсеместно в тексте книги обнаружи­ваются следы бывших поместий «тысячников», например, рыбные ловли под Изборском, некогда принадлежавшие Я.С. Бачманову, бывшее поместье А.Л. Соловцова в Остро­вском уезде53.
Псковские землевладельцы и во второй половине XVI в. активно участвовали в боевых действиях на Северо-Западе. Тяжелейшая военная страда началась в 1558 г., когда Россия втянулась в длительную двадцатипятилетнюю войну с Ливо­нией. Уже в сражениях 1558—1560 гг. погибло немало служи­лых людей: в некрополе Псково-Печерского монастыря находятся датированные погребения четырех дворян — И.Ф. Чихачева, Ф.М. Григорьева-Невзора, К.С. Шевелева и Г.Ш. Ододурова54. В зимнем походе 1563 г. на Полоцк 150 велико­лукских и 80 пусторжевских помещиков находились в составе передового полка русской армии. Война для дворянина отнюдь не была бедствием, определяя весь смысл его суще­ствования. На переговорах с польско-литовскими послами в 1562 г. бояре изложили, как метко определила А.Л. Хорош-кевич, «философию войны» русского служилого человека. Не стоит удивляться, говорили бояре, тому, что подданные царя хотят воевать, ведь «из давных лет повелося, тогда воинам веселие и пожиток, егда рать воздвигнетца»55. Вели-
колукские дворяне участвовали в Земском соборе 1566 г., созванном для обсуждения условий перемирия с Польско-Литовским государством. Текст соборного приговора пере­дает темпераментную речь великолучан: «Мы за государя служите, и умирати, и радети, за одну десятину Озерищского и Полоцкого повету покладем головы свои»56. Многие служи­лые люди из северо-западных городов получили поместья в Ливонии и под Полоцком, и им было что терять в случае уступки завоеванных территорий Литве. Тем не менее Ливон­ская война закончилась поражением и выводом успевших обжиться на завоеванных землях псковских помещиков.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Откуда известно обо всех этих событиях?
  • Строительство средневекового Пскова
  • Демографические процессы: численность, миграция, половозрастная структура
  • Памятники деловой письменности
  • Интересное