Поиск по сайту

Средневековый Псков. Часть 2

Описания 1620-х годов показали катастрофическое поло­жение русской деревни. Как писали псковичи в своей челобитной от 14 ноября 1628 г., «а в волостех… в засадех и в пригородех и от литовских и от немецких людей и от русских воров крестьяне побиты и во полон розведены, .и дворишки их позжены и разорены до основанья». Спустя 40 лет после описания 1580-х годов большинство земель оста­вались пустыми: в псковских уездах запустело более 94% пашни, а в Великолукском и Пусторжевском — 98—99%,
Однако численность населения в некоторых уездах росла, в особенности в Псковской земле, где количество дворов увеличилось в 1,3 раза — с 2,5 тыс. в 1580-х годах до 3,2 тыс. в 1620-х годах. Источниками роста численности населения были как естественный прирост, так и миграция17.
После заключения перемирия в 1618 г. на территорию Псковского края хлынул поток «выходцев из-за литовского рубежа» — бывших пленных, а также населения Невельского, Себежского и Красногородского уездов, отошедших к Польше. В Псковской 3-й летописи под 1631/1632 г. отмечено: «…вы­ходили выходцы многие из литовские земли, всякие люди руские з женами и з детми, для великие нужи и правежу и гладу и1 литовского насильства, православные християне; и тех власти многих насильством отдавали детем боярским во крестьянство, а многие скованы ходили по граду милостыни просили, а кои не хотели, тех в тюрьмах держали, чтобы к ним шли служити с кабалами»18.
Для регистрации пленных в приказных избах Великих Лук и Заволочья составлялись специальные «записные кни­ги». До нас дошли лишь четыре записных книги за 1630—1631 гг., но и они «позволяют представить масштабы миграции. Толь­ко за период с 16 апреля 1630 г. по 13 октября 1631 г., то есть за полтора года, в Великолукской приказной избе было зафиксировано 146 «выходцев». Если учесть, что записные книга велись и в Великих Луках, и в Заволочье на протяже-
нии 1620—1630-х годов, то масштабы миграции «из-за литов­ского рубежа» за 20 лет могут быть приблизительно опреде­лены в 4—5 тыс. человек.
История их скитаний красочно характеризует бедствия смутного времени. Приведем запись от 13 октября 1631 г.: «Октября в 13 день вышел на Луки Великие из-за рубежа детина Ромашко Федоров, а в роспросе сказался: роДом Пусторжевского уезду, а где жил, того не упомнит, взят в Литву в полон мал, а в кою пору, того не упомнит же, жил в Полоцких волостях, кормился по деревням и вышел на государево имя в прошлом во 138 году в Пусторжевский уезд, и пожил в наймех у Никольского крестьянина у Ондрюшки Пыхалова, да в прошлом же 139 году бил челом во двор пусторжевцу Якову Щербинину, и Яков де меня привел на Луки Великие к записи. И Ромашко на Луках к государеву крестному целованию приведен. А по государеву указу и по его челобитью отдан Якову Щербинину во двор, а в житье и в измене взята на нем крепкая поручная запись»19.
Вышедшие из-за границы «на государево имя» подавали челобитные о позволении им жить за тем или иным поме­щиком. В подавляющем большинстве случаев выходцы отда­вались «по старому крестьянству» прежнему помещику. Старое крестьянство сохраняло свое действие и в тех случаях, когда выходец был «взят в плен мал» или «взят в полон во 119 году», т.е. за 20 лет до выхода из-за границы. Многие выходцы прежде жили на территории Речи Посполитой или Невель­ского уезда, отошедшего от России в 1618 г. Таким людям «по государеву указу» давалась воля, и они имели право поря­диться в крестьяне, бобыли или во двор к тому или иному помещику.
По мере восстановления крестьянского хозяйства госу­дарство постепенно усиливало налоговый пресс. После Смуты первостепенное значение получил налог на военные нужды, называвшийся «стрелецким хлебом». Рос оклад налога на содержание ямов — так называемые «большие ямские деньги». С 1649 г. ежегодным и обязательным для большинства населения стал налог на выкуп пленных — полоняничные Деньги. С1638 г. с определенного количества
дворов начали взиматься «деньги ратным людям на жалова­нье» — чрезвычайный налог на содержание солдатских полков. По подсчетам исследователей, в 30-х годах XVII в. монастырские крестьяне центральных уездов России плати­ли налоги в размере 60 копеек (120 денег) с двора20.
После воцарения Алексея Михайловича его новое прави­тельство в 1646-1647 гг. провело первую подворную перепись населения. Перед переписчиками ставились ограниченные задачи — максимально полный учет мужской части тяглого населения с целью прикрепления крестьян и бобылей к землевладельцам. В преамбуле переписной книги Пустор-жевского уезда 1646 г. обозначены все категории населения, подлежавшего переписи: «… переписать села, и деревни, и починки, и дворы, и в них крестьян, и бобылей, и их детей, и братью, и племянников, и соседей, и подсоседников, и захребетников по имяном с отцы и прозвищи…» Отдельному учету подлежало население помещичьих дворов — холопы и другие крепостные люди. Переписные книги Пусторжевс-кого уезда были названы переписчиками книгами «дворян, и детей боярских, и вдов, и недорослей дворовым их старинным, и крепостным, и кабальным, и задворным людем с детьми и с братьями и с племянники»21.
Перепись выявила стремительный рост численности населения. По расчетам Н.Н. Масленниковой, в 1640-х годах в Псковской земле проживало не менее 80 тыс. человек; в Великолукском уезде проживало более 20 тыс., в Пусторжев-ском — более 13 тыс. Таким образом, на территории трех административных единиц, охватывавших большую часть территории области, проживало 110—120 тыс. человек. Зри­мые черты хозяйственной реставрации давали возможность государству наращивать сбор налогов. В 1670-х годах, по подсчетам исследователей, частновладельческие крестьяне платили с двора уже не менее 1 руб. 20 коп. в год.
Двукратный рост налогов часто был непосилен для крестьян, и они всячески старались облегчить налоговое бремя. Наиболее простой способ ухода от налогов — объеди­нение дворов, что давало экономию на выплате хотя бы подворных податей («стрелецкого хлеба»). В вотчине бояри-
на Ивана Богдановича Милославского, в деревне Июдино, стояли два крестьянских двора: Омельки Ларионова и Наум-ки Яфимова. В поданных писцам «сказках» боярские люди пытались представить два крестьянских двора как один, «а по досмотру он, Наумка, живет своим особым двором, пригорожен двор его к Омелькину двору ныне вновь»22.
Перепись 1678 г., осуществленная в начале царствования Федора Алексеевича, выявила существенные изменения в численности и составе населения. По расчетным данным, тяглое население Псковской земли, Великолукского и Пус-торжевскего уездов в 1678 г. составляло не менее 160 тыс. человек. С одной стороны, численность населения выросла существенно, с другой — помещики успешно уходили от уплаты налогов за своих подданных, переводя их во двор — на положение холопов и разного рода «крепостных людей». В Великолукском и Пусторжевском уездах удельный вес дворовых и задворных людей достиг 22—24%. Очевидной стала необходимость налоговой реформы, и 2 сентября 1679 г. царь с думой издал приговор о включении задворных людей в подворное тягло23. Таким образом, по мере восста­новления хозяйства жернов государства давил на крестьяни­на со все большей силой.
Барин и мужик
После присоединения Пскова и соседних земель к Мос­кве местные землевладельцы — посадники и житьи люди — в большинстве своем лишились вотчин и были выселены в Замосковье. Конфискациям не подверглись лишь церковно-монастырские земли: в XVI в. их удельный вес в структуре землевладения псковских уездов составлял 40% — больше, чем в среднем по России. И в 1678 г. монастыри были крупнейшими землевладельцами Псковского края: Печерс-кий монастырь владел 1088 дворами, Снетогорский — 384, Мирожский — ISO24. Конфискованные земли посадников с конца XV в. пошли в раздачу новым землевладельцам — помещикам, владевшим землями на условиях службы. Кре­стьяне были обязаны платить в пользу помещика денежный
и натуральный оброк. Помещик Данило Нащекин, владев­ший деревней Плюсой, с 24 крестьянских дворов, получал «доход» в размере 2 рублей, 2 гривен и 3,5 денег. Продуктовый оброк помещику включал 8 полтей мяса, 24 барана, 15 куриных туш, 15 сыров, 4 чаши масла, 70 яиц, 19 пятков льна, 16 возов сена, 36 возов дров, 8 коробей ржи, 9 ко робей солода, 3,5 коробьи хмеля, коробью пшеницы25.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Откуда известно обо всех этих событиях?
  • Строительство средневекового Пскова
  • Демографические процессы: численность, миграция, половозрастная структура
  • Памятники деловой письменности
  • Интересное