Поиск по сайту

Средневековый Псков. Часть 2

воначально солдат Лисовского в Пскове воспринимали как защитников от правительственных войск. Информирован­ный Конрад Буссов пишет о Лисовском, что «псковичи не только очень хорошо приняли его, но даже просили и убеждали остаться у них на некоторое время и оказать им помощь против немцев, которые из Нарвы… ежедневно нападали и налетали на них»47. Но солдаты Лисовского скоро стали вести себя на постое, как оккупанты: «Егда же та вся провороваша и проиграша зернию и пропиша, начата буе-стию глаголати и грозити гражаном, что мы убо многие грады пленили и разорили, тако же будет у нас граду сему Пскову, поне же убо живот наш весь зде положен в корчме». Тем не менее Лисовский выполнил условия договора с Псковом и совершил поход против шведов на Ям и Ивангород.
Между тем Смута в России вступила в завершающую фазу. Боярское правительство и земский собор неполного состава избрали, согласно договору с Жолкевским от 17 августа 1610г., русским царем сына польского короля Владислава. В ночь с 20-го на 21-е сентября польский гарнизон вступил в Москву и расположился в Кремле и Китай-городе. Однако поляки нарушили договоренности с боярским правитель­ством, ввели оккупационный режим и договорились с мари­онеточным правительством Салтыкова о воцарении в России самого короля Сигизмунда IV. Зимой 1610—1611 г. в России началось земское движение за восстановление государства. Во второй половине декабря 1610г. патриарх Гермоген начал рассылку грамот, в которых призывал земщину не присягать польскому королю: «…да и во Псков прислаша грамоту от Ермогена патриарха и от всех московских бояр болших: как де вам стояти против московского и литовского и польского царьства. И псковичи, уповая на живоначальную Троицу, креста не целовали королевичю». По призыву Гермогена в Рязани началось формирование первого ополчения. Псков, отрезанный от юго-восточных уездов России, остался один на один со своими врагами.
Диверсия Лисовского против шведов оказалась успеш­ной; по сообщению Буссова, он «не только очистил псков­ский рубеж от нарвского войска, но тайными хитростями и переговорами добился того, что 500 англичан и 300 ирланд-
цев откололись от них и примкнули к нему, после чего нарвское войско оставило псковичей в полном покое. Оказав псковичам эту услугу, Лисовский перешел на сторону польско­го короля и эту зиму провел в Вороноче». Буссов не говорит, когда Лисовский заключил договор с Сигизмундом IV, но уже на обратном пути из Ивангорода в январе 1611 г. его армия попыталась захватить Печеры. «Олисовской пришед изго-ном с немцами и с литвою тайно под Печоры, и взя острог и торги все и много множества всякого богатества, и людей многих полонил и к городу приступал много, малым сохра­нил Бог; а пришел врагами меж гор. И под Изборском был и дрался со псковскими ратными, и под Островом и под Опочкои, и стал на Вороноче, и воевал Псковщину, а литвы и немец 2000 с ним»48. Таким образом, Лисовский совершил глубокий рейд по уездам Псковской земли и перекрыл пути сообщения Пскова с центром. 1610-й и начало 1611 года оказались для Пскова тяжелейшим временем, характеризо­вавшимся отсутствием воеводы и регулярных войск. Мы почти ничего не знаем о деятельности в это время посадского мира, что позволяет интерпретировать этот период как аномию — ситуацию неопределенности и непредсказуемос­ти, когда возможность конститутивных, определяемых зако­ном или традицией действий была исчерпана. Но благодаря сплоченности посадского мира и появлению на политичес­кой сцене нового агента — Лжедмитрия III — аномия так и не переросла в дезорганизацию.
«Псковский вор»
Отказ Лисовского от защиты Пскова поставил город в тяжелейшее положение. Южные пригороды Псковской зем­ли были захвачены Лисовским, Великие Луки 25 декабря 1610 г. оказались захвачены и сожжены также перешедшим на сторону Польши Григорием Валуевым. В марте 1611 г. Польша начала прямую интервенцию в пределах Псковской земли: гетман Великого княжества Литовского Ян Ходкевич попытался захватить Печерский монастырь. Уже Ш марта передовой отряд гетманского войска смог выбить петардой
ворота крепости и держался до вечера на ее территории. В вербное воскресенье 17 марта к монастырю подошла основ­ная армия Ходкевича с крепостной артиллерией. Осада монастыря продолжалась почти полтора месяца; гарнизон отбил семь приступов и удержал крепость, несмотря на то что литовцам удалось серьезно повредить башни и стены.
Впервые за все время Смуты положение Пскова стало критическим. Как говорит летописец, «и того лета начаша вся злая быти во Пскове: всякой хлеб дорожати в посадех, поне же осажен бысть отвсюду, з дву сторон немцы, а с третию Литва, не дающе никамо исходити из градов потребы ради»49. В этот тяжелейший момент на Северо-Западе России появился очередной самозванец, принявший имя Дмитрия, — Лжедмитрий III, или «псковский вор». Это был некто Матвей, которого псковский летописец называет также Сидоркой, — беглый дьякон из Москвы, торговавший ножа­ми в Новгороде. Впервые он объявил о себе как о чудом спасшемся царе 23 марта 1611 г. За три месяца до этого, 11 декабря 1610 г. Лжедмитрий II погиб в Калуге, и, таким образом, «псковский вор» получил уникальный шанс возгла­вить казачье движение в оккупированной поляками стране.
Первоначально Лжедмитрий III укрепился в Ивангороде и получил поддержку только от казаков. «Апреля в 15 день казаки псковские поидоша на Олисовского, сказаша, а пошли на Ивангород к вору». В условиях крушения тушинского режима псковские тушинцы во главе с дьяком Луговским совершили очередной политический маневр. По сообщению летописи, «послаша псковичи челобитшиков ко всей земли князю Д митрею Трубецкому и Ивану Зарутцкому под Москву, что Лисовскои с немцами, а Хотков под Печерами стоит, а новгородцы с немцами мало отходят; а от Иваня города вор наряжается подо Псков на осад; многие напасти отовсюду сходятся, а помощи ниоткуду нет»50. Видимо, руководитель ополчения Прокофий Ляпунов оценил важность Пскова и обещал городу помощь:«.. .июля в 4 день пришли челобитщи-ки псковские ис-под Москвы от Прокофья Ляпунова и от Ивана Зарутцково з грамоты». Однако уже 22 июля 1611 г. Ляпунов был убит, подмосковное ополчение стало распадать­ся, и Псков вновь оказался предоставлен сам себе.
С 8 июля по 23 августа Псков осаждал Лжедмитрий III, но «вор» смог лишь захватить городское стадо. Гораздо большую опасность для Пскова представляли шведские войска: 16 июля шведам сдался Новгород, а уже через полтора месяца они оказались под стенами Пскова. Русско-шведская армия под командованием Эверта Горна осаждала Псков с 31 августа по 7 октября. В летописи сообщается, что шведам удалось выбить петардой Взвозские ворота, выходившие на реку Великую, но на этом их успехи закончились. Тем не менее осенью 1611 г. в Псков прибыл воевода, командирован­ный Первым ополчением и его руководителями Заруцким и Трубецким. Это был приехавший «з грамоты от всей земли» Никита Дмитриевич Вельяминов. Беспринципный человек, Н. Вельяминов в 1609 г. служил Лжедмитрию II, а в 1610 г. перешел на службу к польскому королю Сигизмунду, полу­чив от него в управление Ямской приказ51. Когда под Москвой стало собираться ополчение, Вельяминов вновь поменял политическую ориентацию и, таким образом, по­лучил ответственное назначение в Псков. Воеводами в октябре 1611 г. были назначены Н. Хвостов и М. Милослав-ский, но ключевую роль в городе стал играть именно Вельяминов. Трудно сказать, как сложились его отношения с дьяком Луговским, но, во всяком случае, после апреля 1611 г. Имя дьяка в источниках не упоминается52. Вельяминов же встал у основания новой самозванческой интриги, охватив­шей не только Северо-Запад, но и центр России.
4 декабря 1611 г. «пройде сквозе немец вор во Псков», и псковичи целовали крест очередному самозванцу. Псков находился в критическом положении. Во-первых, город был блокирован отрядами, подчинявшимися разным политичес­ким силам. Еще в августе 1611 г. Лисовский покинул соби­равшихся изменить ему русских казаков «и отправился один с 800 иноземцев в Красное, взял его… уволил иноземцев, набрал 300 поляков, с каковыми он остался в той же крепости, сохраняя ее для короля польского». Получив операционную базу, Лисовский непрерывно совершал на-падения на пригороды, по выражению летописца, «яко волк искрадом хватая и поядая». Зимой 1611—1612 гг. Лисовский «в нощи изгоном» напал на стрелецкую слободу под Псковом.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Откуда известно обо всех этих событиях?
  • Строительство средневекового Пскова
  • Демографические процессы: численность, миграция, половозрастная структура
  • Памятники деловой письменности
  • Интересное