Поиск по сайту

Средневековый Псков. Часть 2

Среди документации стола указаны «36 книг писцовых, и вотчинных, и даточных, и отказных». В писцовых книгах регистрировались поместья и вотчины, их хозяйственное состояние и население. Отказные книги представляли собой копии с документов об оформлении поместья или вотчины за тем или иным владельцем. Подьячие Поместного стола также часто отправлялись в командировки по уездам или в Москву, как, например Яков Семенов в 1695 г.8
Судный стол занимался рассмотрением разного рода исков частных лиц к государству и друг к другу. Работа в Судном столе требовала хорошего знания текущего законо­дательства, поэтому не случайно подьячий Судного стола Степан Федоров был самым старым среди подьячих Псков­ской приказной палаты — он служил с 1655 г., и к 1699 г. стаж его работы превышал 40 лет. Хлебный стол в Псковской приказной палате существовал до начала 1690-х годов.
В целом в московскую эпоху местное управление харак­теризовалось умеренным уровнем бюрократизации. В1695 г. во всех государственных учреждениях Пскова служили 72 чиновника: 38 подьячих в приказной палате, 19 — в дворцо­вом приказе, 3 — в таможне, 1 — на кружечном дворе и 11 — на митрополичьем дворе9. Подобную структуру псковская администрация сохраняла до начала XVIII в., когда про­изошли радикальные преобразования в системе центрально­го и местного управления.
Сферой, где тесно пересекались интересы правящей бюрократии и посажан, был сбор налогов. Государственные доходы в России XVII в. делились на «окладные» и «неоклад­ные». Окладными доходами назывались платежи, которые высчитывались исходя из обязательных для плательщиков цифр («оклада»); сюда относились как прямые налоги, так и кабацкие и таможенные пошлины. Неокладные доходы состояли из пошлин (печатных, судебных и т.д.), выплачи­вавшихся истцами и просителями в приказной избе, а также разного рода случайных, непредвиденных доходов от мелких кредитных операций, продажи ценностей и т.д.w Сколько же налогов собиралось в Пскове в XVI-XVII вв.?
Первые достоверные цифры, относящиеся к 1588-1589 гг.,
привел Дж. Флетчер: по его данным, «город Псков с его областью платит каждый год тяглом и податью около 18 000 рублей», а торговых пошлин в Пскове взимается 12 000 рублей. Еще СМ. Середонин показал, что исчисленная сумма таможенных пошлин входила в состав «тягла и пода­тей», но даже поступления в 18 тыс. руб. впечатляют: это составляло около 4,5% от общегосударственного бюджета, размер доходов которого, по оценочным данным, достигал 400 тыс. рублей11. Моделирование псковского бюджета XVII в. сопряжено со значительными трудностями. Еще в XIX в. были введены в научный оборот цифры доходов с Пскова и его пригородов за 1647/1648 и за 1658/1659 гг. Однако эти данные не вполне сопоставимы: за 7156 г. известен размер «государевых четвертных» доходов, а за 7167 — всех доходов помимо прямых налогов (дани). Из документов Новгородс­кой четверти, относящихся к 1647/1648 г., известно, что с Пскова и его пригородов с уездами предполагалось собрать «по окладу» 13 327 руб. 32 алт. четвертных доходов12. По видимому, этой суммой покрываются прямые налоги (дан­ные, полоняничные, ямские деньги) и оброчные платежи за пользование землями или угодьями.
В приходно-расходной книге Пскова и пригородов 1658/ 1659 г. сумма оброчных сборов определена в 2 049 руб. 29 алт.13 Размер оброчных платежей, большая часть которых взима­лась с рыболовецких угодий, в особенности с Наровской угревой ловли, мог колебаться, но не будет слишком смелым предположить, что сбор прямых налогов с Псковской земли в 1647/1648г. составлял 10—12тыс. руб. Доходы Псковав 1658/ 1659 г. за исключением прямых налогов составляли 20 532 рубля. Если к этой сумме прибавить гипотетически исчис­ленные 10->-12 тыс. данных, полоняничных, стрелецких и ямских денег, мы получим сумму доходов в 30—32 тыс. рублей. Это, конечно, оценочная цифра, и она не включает в свой состав многочисленные экстраординарные налоги, периодически взимавшиеся с Пскова в XVII в. Доходы Русского государства в 1680 г. фактически оцениваются в 1 млн 470 тыс. рублей14, и совершенно очевидно уменьшение доли Пскова в бюджете страны за столетие с 1588—1589 до
1680 г. Заметно ли падение торгово-промышленного значе­ния Пскова во второй половине XVII в. по документам, характеризующим торговлю и промыслы?
Торговля и промыслы псковичей
Мы чрезвычайно мало знаем об обыденной жизни псков­ских горожан. Псков этого времени бурлил подобно котлу, в городе кипели страсти, приумножались и рушились состо­яния, плелись интриги. Стремительное возвышение Поган-киных было скорее уникальным явлением, а в основном псковского промышленника заботили куда более заурядные дела, о чем свидетельствуют красноречивые примеры жизни псковичей во второй половине XVII века.
В ночь с 4 на 5 мая 1663 г. в Пскове вспыхнул пожар. Насколько можно судить по донесению псковского воеводы князя Ф.Ф. Долгорукова, пожар начался на торге в третьем часу ночи в большом мясном ряду. Пожар оказался необы­чайно губительным для города; как писал воевода, «в то пожарное время згорело во Пскове: монастыри, и церкви, и таможня, и кружечной и гостиной дворы»15. Кружечный и гостиный дворы располагались вблизи от торга — в кварталах нынешних улиц Некрасова и Гоголя. Кружечный двор был центром алкогольной индустрии древнего Пскова. Посколь­ку в России действовала государственная монополия на производство и продажу алкогольных напитков, Кружечный двор принадлежал казне. Но государство не располагало квалифицированными кадрами для управления своим хо­зяйством, поэтому производство и продажа алкоголя либо отдавались на откуп, либо им занимались в порядке повин­ности рядовые горожане. Посадские люди поочередно зас­тупали йа службу в «царевом кабаке» на год.
В1662 г. на службу кабацким головой на Кружечном дворе заступил Андрей Ларионов с товарищами. Для заведения дела, или, как говорили, «на завод», из казны кабацкие головы получили 5 тыс. рублей, на которые были куплены вино, пиво и мед для воеводы Репнина. Эти напитки шли на угощение послов иностранных государств, часто проезжав-
ших через Псков. Кроме того, кабацкие головы стремились получить прибыль, и здесь уже они вынуждены были действовать на свой страх и риск. Первым делом Ларионов с товарищами отправились к кредиторам. Семен Меншиков выдал головам деньги на покупку вина у шведского купца Федрика (Фридриха) Балсырева. Ананья Меншиков предо­ставил кредит в 2 тыс. рублей медными деньгами на покупку хмеля для варки пива. У купца из Любека Юстерка Вилимо-нова псковские кабацкие головы взяли большой кредит на покупку вина в Прибалтике. Наконец, много алкоголя и ингредиентов товарищи купили в долг у мелких торговцев. Например, у жителя слободы Печерского Успенского мона­стыря Ивашки Выморского в марте 1663 г. купили «в завод» 200 пудов меда, у жителя Нарвы Ота Фабянова — 800 ведер вина.
Пожар на Кружечном дворе стал настоящей катастрофой для псковичей, служивших головами в 1662-1663 гг. Как писал воевода Долгоруков, «от того пожару кружечный двор и всякие заводы: вино, и хлеб, мед, и хмель, да пива 2250 ведер, меду цыжоного 160 ведер, и всякие запасы погорели без остатку, только вынесено 200 ведер вина»16. Убытки достигали 5 тыс. рублей — сумма астрономическая по тем временам. Головы и после пожара продолжали изготавли­вать и продавать алкоголь, но прибыль была смехотворной: с 25 июня по 1 сентября 1663 г. сбор составил всего 570 рублей. Деньги немедленно пошли в платеж кредиторам: 500 рублей Семену Меншикову и 70 рублей Осипу Хлебникову. Но на голов наседали другие кредиторы, в особенности иностран­ные. В Псков пришла царская грамота от 18 марта 1664 г. «к воеводам ко князю к Федору Ромодановскому с товарыщи, велено иноземцом деньги доправить на голове Андрее Лари­онове с товарыщи тотчас, и отдать иноземцом, чтоб в том с иноземцы ссоры отнюдь не было»17. Выражение «деньги доправить на ком-либо» в XVII в. означало «взыскать с имущества должника». В этом случае должника заставляли продавать вотчину и даже дом. У Андрея Ларионова деньги, видимо, имелись, но другим псковичам, попавшим в долго­вое ярмо, зачастую приходилось совсем худо. Современники
осознавали недостатки посадских служб, и А.Л. Ордин-Нащокин в 1665 г. писал в памяти земским старостам: «все градцкие сборы вручаны чередным посадцким людем сби­рать, каковы прилучатца в череду, и укинув на их сбор все посадцкие люди, чем было в полности быть, в государеве казне споможенья не чинят, а в недоборех, когда год отойдет, извыкли челобитьем и сроками отбывать»18. Как гласит поговорка, «займуя — смеются, а платя долг — плачут».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Откуда известно обо всех этих событиях?
  • Строительство средневекового Пскова
  • Демографические процессы: численность, миграция, половозрастная структура
  • Страничка Псковской образованности
  • Интересное