Поиск по сайту

Средневековый Псков. Часть 2

целом именно фигура Алексея Михайловича была безуслов­ным лидером общественного мнения. К нему обращались с челобитной, наполненной жалобами на плохое управление городом и ошибки во внутренней и внешней политике. Самый тон Большой челобитной не оставлял сомнений в верноподданнической позиции большинства горожан, да и задачу челобитной они видели в том, чтобы доказать, что они не изменники, а, наоборот, «прямят» государю. Как показал Н.Н. Покровский, аналогичная доминанта была характерна и для политических взглядов восставших жителей Томска, которые выражали убежденность, что «настало самое удоб­ное время, опираясь на поддержку «праведного государя», одолеть изменников-бояр, воевод и приказных, заменить их разорительное всевластие добрым мирским, земским управ­лением»46. Лидером общественного мнения в восставшем Пскове являлся и дядя царя Н. И. Романов, которого псковичи просили прислать к ним «для сыску и расправы»: «а будет ты, праведная надежа, государь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии, сему нашему всемирному градцкому челобитью не поверишь…, и на милость предложи и для того подлинного дела и сыску пришли, государь, к нам в свою государеву отчину во Псков своего великого боярина Никиту Ивановича Романова, который тебе, праведному государю о всем радеет и о земли болит…».
Сознание средневекового человека строилось на антино­миях, поэтому каждое позитивное явление социальной жизни имело изнанку, и всякому герою противостоял анти­герой. Таким антигероем в России середины XVII в. был теневой правитель боярин Борис Иванович Морозов. С именем Морозова связывали рост налогов и злоупотребле­ния администрации еще участники Московского восстания 1648 г., и псковичи также приписывали Морозову преступ­ные намерения. В челобитной на имя царя было изложено содержание «речей» шведского подданного Григория Ами-нева: «…как де будут немцы подо Псков, из Москвы де было быть твоему государеву боярину Борису Ивановичу Морозо­ву на выручку, а ему де было здать Псков немцом без бою»47.
Версия о предательстве Морозова ярко характеризует менталитет восставших горожан. Обычная монархическая
идеологема о добром царе и злых боярах в данном случае трансформировалась в миф о предателе, готовом во имя сохранения власти разрушить территориальную целостность страны. В царской грамоте от 19 мая апологии Морозова посвящен внушительный фрагмент. Дьяки напомнили пско­вичам, что именно дядя боярина Василий Петрович Морозов «в приход свейского короля во Пскове в осаде сидел и от короля Псков отсидел». Сам же Борис Морозов, как сказано в грамоте, «будучи у нас великого государя в дядьках, отставя дом свой и приятелей, был у нас безотступно, и нам служил, и нашего государского здоровья остерегал накрепко, да и посяместа нам служит верно и о наших и земских делах радеет»48.
Сравнение Большой челобитной и ответной царской грамоты позволяет иначе поставить и решить многие вопро­сы. В Возникновении и развитии восстания решающую роль сыграли конъюнктурные обстоятельства, связанные со стра­хами средневекового человека. Это были страх голода, страх перёд возможной войной, тотальное недоверие к власти. Наложившись на извечное недовольство горожан своим положением, ожидания и страхи породили всплеск эмоций, что в конечном итоге привело к мятежу. Искаженная инфор­мация подогревала недовольство и привела к формированию в сознании горожан неадекватной картины всеобщей крамо­лы.
Как пишет Б.А. Успенский, «для описания языка неко­торого Историко-культурного ареала особенно показательны конфликты, контроверсные ситуации, обусловленные стол­кновением разных языков по отношению к одной и той же действительности и обнаруживающие вообще неадекватное восприятие одних и тех же событий…»49. Дискуссия пскови­чей и московского правительства представляет собой другой пример, когда горожане и чиновники основываясь на одних и тех же понятиях, создавали разные образы действительно­сти. Истиной в последней инстанции для служилых и тяглых людей выступал царь, и, таким образом, идеология мятеж­ного Пскова оказалась не в состоянии вырваться из тисков средневекового сознания.
Ход событий в марте — июне
В середине марта в Псковской земской избе сменилась власть. Вместо Семена Меншикова и Ивана Подреза всего-родными старостами были избраны антимосковски на­строенные Гаврила Демидов и Михаил Мошницын50. Вес­ной 1650 г. сложилась структура управления восставшего города. Формально высшим органом власти был сход посад­ской общины, называемый в источниках «мир», «скоп» или «сонмище». Горожане собирались на площади у Рыбницких ворот на месте старого торга по звону колокола. «В мир» читали грамоты, привезенные посланниками от царя, мит­рополита и Хованского; перед «миром» оглашали содержа­ние грамот, отправляемых от «всего Пскова» в другие города. Оперативные вопросы решались на заседаниях всегородной, или земской, избы, В ее состав входили земские старосты и выборные люди, выбиравшиеся по сословному признаку.
От трех стрелецких приказов выбирались три выборных человека, три священника представляли духовенство, псков­ское дворянство представлял помещик Иван Чиркин. По данным Г. Воронцова-Вельяминова, в земской избе заседали шесть посадских людей, но, судя по количеству сотен в Пскове, представителей посажан в Пскове должно было быть десять. М.Н. Тихомиров писал, что «устройство вос­ставшего Пскова поражает своим сходством с более ранним временем эпохи псковской самостоятельности». Он же про­вел сопоставление мирского схода с вечевым собранием, всегородной избы с «господой», а всегородных старост — с псковскими посадниками51. Это, безусловно, весьма произ­вольное сравнение. За прошедшие полтораста лет псковичи утратили традиции вечевого самоуправления — и по причине полной смены правящей элиты в XVI в., и из-за жесткого давления московской администрации. Ни водном докумен­те 1650 г. республиканские институты власти не упомина­лись, а сами псковичи в челобитной называли себя холопами государя. Восстание 1650 г., скорее, отождествлялось совре­менниками с событиями Смуты начала XVII в., и опочецкий казак Мокейко Юрьев в 1651 г. называл его «смутным мятежом» и «смутным временем».
«Смутный мятеж» усугубила и смена воеводской админи­страции: 25 марта вместо воеводы Собакина в Псков явился новый глава администрации князь Василий Петрович Львов. Смена воеводы дала псковичам легальную возможность арестовать Собакина, который стал своеобразным заложни­ком, гарантировавшим неприкосновенность отправленных в Москву челобитчиков. Уже 28 марта в съезжей избе произо­шел конфликт нового воеводы с руководителями восстания, которые потребовали выдать им порох и свинец. Воевода отказался выполнить требование, сославшись на отсутствие угрозы из-за рубежа. Стрелец Коза заявил, что псковичи боятся «московского рубежа*: «с немцами нам войны нет, но нам те немцы, которые с Москвы будут по наши головы». Передав под угрозой расправы ключи от городских ворот старостам, воевода фактически перестал влиять на положе­ние в городе. 30 марта в Псков прибыл для расследования причин бунта окольничий князь Ф.Ф. Волконский. Он остановился на дворе гостя Емельянова, и это обстоятель­ство стало решающим доводом для обвинения его в измене. Волконский был схвачен в Троицком соборе и жестоко избит по дороге на площадь. Изъятый у государева посланника наказ стали читать вслух и, дойдя до фразы о казни «воров и заводчиков», прервали чтение из-за того, что толпа горо­жан и стрельцов попыталась схватить Волконского. Послан­ника ударили топором, арестовали и подвергли допросу52.
В Москве долго не могли прийти к определенному мнению о способах борьбы с мятежом. Видимо, Боярская дума сочла необходимым подавить мятеж военной силой, и для подавления восстания на Северо-Запад был отправлен отряд воеводы Ивана Никитича Хованского. Новгородский митрополит Никон, при активном содействии которого подавили мятеж в Новгороде, полагал, что правительство не должно стремиться к безусловному подавлению восстания и требовать выдачи руководителей. Еще в начале мая Никон прислал в Псков своего стряпчего Богдана Сназина с пред­ложением «принести свои вины государю». В дальнейшем Никон выступал за полное прощение не только рядовых псковичей, но и руководителей восстания53.
12 мая псковские челобитчики излагали содержание

Детальное описание ликвидация фирм здесь.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Откуда известно обо всех этих событиях?
  • Строительство средневекового Пскова
  • Демографические процессы: численность, миграция, половозрастная структура
  • Памятники деловой письменности
  • Интересное