Поиск по сайту

Сахаровские слушания в Риме

В 1975 году в Копенгагене было решено устраивать эти слушания каждые два года. В 1977 году они должны были состояться в Риме. На этот раз меня не мучил грипп, и я поехала в Рим. Ни Кара-ватского, ни князя Эстергази, ни других, в том числе и датских инициаторов слушаний, уже не было. Трудно сказать, кто, собственно говоря, их организовал и ими руководит. Не было, там, конечно, ни Панина, ни Шифрина, не было и Максимова, и Шаховской. Зато приехало много диссидентов из СССР: Кронид Любарский; сын и дочь Е. Боннер по ее первому браку; Татьяна Великанова; Евгений Вагин из ленинградской группы студентов ВСХСОН, во главе которой стоял Огурцов; Юрий Машков (двум последним слова для выступления, однако, не дали, хотя Машков еще совсем недавно был узником советского концлагеря). Присутствовало немало представителей стран-сателлитов.
Установка была такова:
Первое. Мы не критики советской системы и коммунистической идеологии как таковых, мы критикуем только некоторые недостатки. Когда один из участников выступил с таким заявлением, дети Е. Боннер (особенно ее сын Янкелевич) аплодировали до исступления и кричали слова поддержки этой позиции.
Второе. В каждой из коммунистических стран сейчас имеется по ю ооо политзаключенных. Проходили скучные монотонные выступления: в Румынии ю ооо политзаключенных, в Болгарии ю ооо политзаключенных и т. д. В Советском Союзе тоже было ю ооо политзаключенных. На этом фоне Советский Союз выглядел весьма гуманной страной: если в маленьких странах-сателлитах имеется по ю ооо политзаключенных, а во всем громадном СССР не больше, то он довольно гуманен. Когда Вагин рискнул усомниться (не с трибуны, а в зале), что в СССР — всего ю ооо, Кронид Любарский стал стучать кулаком по столу и истерически кричать: «Толь-
ко десять тысяч, и ни одного больше!» Откуда у него была такая точная статистика?
Говорилось о притеснении церквей в странах соцлагеря, и единственным красочным выступлением всего слушания было выступление престарелого кардинала украинской католической (униатской) церкви Слипиха, просидевшего восемнадцать лет в советских концлагерях и не так давно выпущенного за границу. Ни одному из находившихся на слушаниях русских православных не разрешили выступить по вопросу положения православной церкви в СССР; об этом сказала лишь одна молодая еврейка, фамилии которой я ие помню. Надо отдать ей справедливость: она говорила о Православной Церкви в Советском Союзе с симпатией и старалась показать, в чем состоит ущемление Православной Церкви при внешнем, как будто свободном, допущении ее деятельности. Но было видно, что она не так много знает и, главное, не в состоянии осмыслить н оценить состояние Церкви изнутри.
В общем, стало ясно, что первоначальная идея слушаний окончательно погублена и интереса эти собрания больше не представляют. Следующее собрание было намечено на 1979 Г°Д в Вашингтоне. Кажется, оно даже состоялось, но лететь туда у меня не было уже никакого желания.

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • МОИ ТРИ ЖИЗНИ
  • ГОЛОС ЗАРУБЕЖЬЯ
  • К инаугурации нового президента я вернулась в Россию…
  • О церкви Спаса.
  • Интересное