Поиск по сайту

Революционные события в Пскове

В этот период происходит и дальнейшее формирование чекистс­ких организаций. Г.П. Матсон в «Докладе о деятельности» за 1918 год пишет, что «с мая по ноябрь при Губчрезвкоме были организова­ны следующие отделы: 1) спекулятивный, 2) контрреволюционный, 3) железнодорожный, 4) пограничный, 5) финансово-хозяйственный, 6) секретная часть с информационным столом, 7) комендантская часть,
8) следственная комиссия, которая для продуктивной работы была объединена со следственной комиссией Ревтрибунала, получив на­звание Межведомственной следственной комиссии. Иногородний отдел не мог быть сформирован по причине отсутствия подходящих кадров». Но он все же был создан немного позже, на основе расфор­мированной Новосокольнической ЧК15.
Численность сотрудников ГубЧК к концу 1918 года составила 92 человека (в июле — 21 человек), без учета уездных и железнодорож­ных комиссий16. К маю 1920 года в связи с развернувшимися боевы­ми действиями и мобилизацией на польский фронт, численность ГубЧК сокращается до 72 человек17. Основной проблемой губернс­кой и местных ЧК продолжает оставаться низкий образовательный уровень сотрудников, а также отсутствие элементарных оперативных и следственных навыков.
В сентябре 1918 года в губернии начинается «красный террор». В сентябре в Губком РСДРП (б) и ГубЧК пришел «Приказ о заложни­ках», Подписанный Г. Петровским. В нем говорилось о явной недо­статочности и «ничтожном количестве серьезных репрессий» про­тив «контрреволюционной сволочи». Наркомвнудел приказывал аре­стовывать всех известных эсеров, брать из числа «буржуазии и офи­церов… значительное количество заложников». Все вышеуказанные меры должны были приводиться в исполнение немедленно, а в слу­чае «малейшего движения в белогвардейской среде» следовало при­менять «безоговорочный массовый расстрел». Ответственность за исполнение возлагалась на ЧК, милицию и губисполкомы. Столь же жесткие меры должны быть применены к сотрудникам правитель­ственных учреждений, обвиненных в «волоките и саботаже»18.
В большинстве случаев «красного террора» уголовных и след­ственных дел не заводилось. Г.П. Матсон пишет о многочисленных расстрелах в губернии «реакционного элемента» и арестах заложни­ков. Родственники арестованных обращались в ЧК с просьбой об освобождении, в том числе и за выкуп. Однако Матсон специально разъяснял, что подобные шаги являются «исключительными случая­ми» и ЧК не намерена практиковать данный опыт19. Общее число арестованных и расстрелянных в августе-октябре 1918 года точно
установить весьма сложно — в ряде случаев списки заложников даже не публиковались в газетах, как это было в ноябре-декабре 1918 года, после освобождения г. Пскова. В «Отчете о деятельности Губчека за 1918 год» говорится о 301 расстрелянном уездными, железнодорож­ными и губернской ЧК20. Однако 301 расстрелянный приходится на период май-декабрь 1918 года и в отношении большинства этих лиц в архивных фондах содержатся уголовные дела. Но практиковались и расстрелы без проведения судебно-следственных мероприятий. Если доказательства были весьма вескими или участие и принадлежность обвиняемых к контрреволюционным элементам не вызывали сомне­ния, то решение о расстреле выносилось достаточно быстро. Подоб­ная практика более всего была характерна для уездных ЧК, действо­вавших зачастую бесконтрольно и автономно, что отмечает и Г.П. Матсон, констатируя, что у ГубЧК не было даже сил для посылки в уездные комиссии работников для ревизии и контроля21. В 1918 году также было заведено более 428 уголовных дел за должностные пре­ступления — саботаж и различные «злоупотребления»22.
Другим важнейшим направлением деятельности ГубЧК было противодействие формирующимся под покровительством немецких оккупационных сил частям Псковского белогвардейского корпуса. В ГубЧК поступали разнообразные разведданные о процессе создания белой армии в Пскове и прилегающих районах. 1 ноября 1918 года Губисполком созвал срочные совещания для принятия мер по «про­тиводействию белогвардейским отрядам». Итогом заседаний стало решение об объявлении губернии на военном положении, регистра­ции населения и создании уездных «диктаторских троек»23. ГубЧК приняла самое активное участие в реализации данного постановле­ния: в ходе регистрации и переписи населения выявлялись «скрытые контрреволюционеры» и представители мелкобуржуазных партий, а также те, кто скрывался под чужим именем. Ко многим был приме­нен расстрел, некоторые арестованы и заключены под стражу.
В начавшихся в ноябре 1918 года боевых действиях активное участие приняли и формирования ГубЧК — железнодорожные части и революционный полк. Г.П. Матсон еще 11 ноября предлагал начать немедленное наступление против немцев и белогвардейцев по демар-
кационной линии, а в районе Торошино и Карамышево 22-24 ноября 1918 года чекистские отряды начали атаку на передовые части Псков­ского белогвардейского корпуса. 25 ноября 1918 года в 16 часов 30 минут «доблестными красноармейскими частями Торошинского уча­стка с боя взят Псков… В городе приступлено к восстановлению со­ветской власти»24.
В первые дни вся полнота власти находилась в руках Военно-революционного комитета. Торошинская прифронтовая чрезвычай­ная комиссия в эти дни произвела большое количество арестов и рек­визиций. «Тюрьма была загружена арестованными белогвардейцами и случайными гражданами… Здание Государственного банка было завалено всевозможными вещами, ценностями и оружием»25. ВРК принял решение об аресте 600 заложников из представителей буржу­азии, часть из них была расстреляна. Сведения о количестве расстре­лянных в первые дни освобождения весьма разнятся. Псковская ЧК сообщает о 56 человеках26, в Острове по инициативе ВРК было рас­стреляно 12 человек27. В «Отчете о деятельности Псковской губчека за^1,918 год» фиксируется цифра в 67 человек за ноябрь — начало де­кабря 1918 года. П.А. Николаев приводит цифру до 100 человек28. Видимо, это количество расстрелянных в течение первых 10 дней наиболее соответствует действительности. Но впоследствии, по мере работы ГубЧК, ВРК и установления виновности тех или иных лиц, расстрелы были продолжены. 20 и 21 декабря ГубЧК, рассмотрев дела по организации Северной армии, заявила, что «считает их врагами, как паразитов труда, которым не может быть места в наших проле­тарских рядах» и постановляет расстрелять 22 человека29.30 декабря было расстреляно еще 12 человек30. Но и в начале 1919 года выявле­ние участников белого движения было продолжено. Ряд известных псковских деятелей был впервые арестован весной 1919 года. В ГубЧК совместно с революционным трибуналом была создана «особая След­ственная комиссия, производящая допрос всех содержащихся в тюрь­ме.., прибегая ко всевозможным опытам допроса… Работа была за­кончена и арестованные были подразделены на несколько категорий, которые частью расстреляны, приговорены на общественные рабо­ты и освобождены»32. По данным ГубЧК, опубликованным в «Псков-
ском набате», к январю 1919 года было освобождено 113 человек, чьи имена не были обнаружены в документах белогвардейского кор­пуса, захваченных в Пскове. Впоследствии, в 1919 году, некоторые активные деятели восстановленной немцами Псковской Думы, вы­пущенные в декабре 1918 года, были повторно арестованы ГубЧК и после следствия расстреляны3′. Судьба других (около 350 человек из 600), взятых в заложники, остается неясной. Несмотря на стремле­ние многих современников тех событий и ряда исследователей мно­гократно увеличить число расстрелянных в эти месяцы 1918 и 1919 гг., мы не можем однозначно утверждать, что все они были расстре­ляны. Несмотря на понятное желание революционных властей не афи­шировать реальные масштабы своей репрессивной политики, для этого периода характерны и иные тенденции. Расстрельные списки и жестокие меры подавления контрреволюционеров «всех мастей» пре­давались гласности почти без искажений и имели откровенную цель — устрашить сомневающихся, показать всю мощь «железного кула­ка» новой власти. Тем более, что к подобным информационным ша­гам обязывали и документы, поступавшие из Москвы.
В 1919 году обстановка в губернии изменилась: весной — осенью вспыхивают многочисленные крестьянские восстания и деятельность ГубЧК была направлена на их ликвидацию. А с лета 1919 года псков­ские чекисты включаются в активную борьбу с Белыми армиями Н.Н. Юденича и отрядами С. Булак-Балаховича. Эти события еще требу­ют изучения.
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Отдельные работы на данную тему появились в отечественной историогра­фии. Однако они не всегда полномасштабно охватывают проблемы деятельно­сти ВЧК и контрразведки белой армии. Среди исследований следует отметить работы Петрова М.Н. ВЧК-ОГПУ: первое десятилетие. Новгород, 1995; Цвет­ков В.Ж. Спецслужбы (разведка и контрразведка) Белого движения в 1917-1922 гг. // Вопросы истории. 2001, № 10; Шаманов И.М. Создание Псковской губер­нской Чрезвычайной комиссии. // Правоохранительная деятельность в Псковс­кой области: история и современность. Псков, 2003.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Средневеликорецкий регион.
  • Северный регион.
  • Нижневеликорецкий регион.
  • Физическая и административная карта
  • Интересное