Поиск по сайту

Революционные события в Пскове

всякую душу человеческую. А в первом номере миссионерского жур­нала в редакторской статье как раз об этом и говорится: «Православ­ная Миссия, выпуская первый номер «Православного Христианина», приветствует всех читателей с этим радостным историческим собы­тием и от души желает, чтобы печатное церковное слово послужило общему делу восстановления нашей Родины, делу воспитания наше­го нового поколения, делу нашего духовного исцеления и выздоров­ления, в твердой вере в светлое будущее нашего народа, в искорене­ние силы зла на нашей земле, в возрождение на ней правды и любви Христовой, в твердом уповании на то, что в нашем правом деле с нами Бог!»7.
В праздничном рождественском приветствии — послании Экзар­ха Сергия явно слышна тема осуждения войны, как таковой, как ве­личайшего греха, кем бы и какими бы средствами она не велась: «Боль­шая часть Отечества нашего находится все еще под знаменем бого­борца-антихриста. В небесах, откуда некогда была воспета ангелами песнь о ниспослании человечеству мира, слышится рокот страшных стальных птиц, несущих смерть, разрушение и гибель. На просторах земли с ее морями и океанами, куда ниспослан небесный мир, царит страшная бойня. Миллионы вооруженных людей, упиваясь от смер­тной чаши, борются на жизнь и смерть в последней ожесточенной схватке. Кажется, всюду, вместо ниспосланного мира и благоволе­ния, царят вражда, голод, страдания… В такой атмосфере слова рож­дественской песни о мире для многих кажутся каким-то диссо­нансом и они, может быть, предпочли бы эту песнь вовсе не слы­шать. Но именно сейчас, как может быть никогда в другое время, эта песнь о мире с особенной настойчивостью должна провозглашаться, разноситься по миру, ибо в ней противовес войне, в ней залог гряду­щего прекращения всякой вражды на земле, в ней кроется суть тор­жества добра над злом, правды Божией над правдой человеческой»8.
Митрополит Сергий (Воскресенский) до января 1941 года нахо­дился в Москве, фактически являясь правой рукой Местоблюстителя Патриаршего престола митрополита Сергия (Страгородского), и по­тому не понаслышке знал о жесточайших гонениях на религию в СССР. Вот поэтому Экзарх Прибалтики в своих проповедях предос-
терегал паству, в том числе на территории Псковской Миссии, от из­лишней доверчивости сталинскому режиму, который с начала Вели­кой Отечественной войны не только свернул антирелигиозную про­паганду и вспомнил о национально-патриотическом факторе, но и вынужден был прибегнуть к некоторым значительным, хотя во мно­гом только внешним позитивным изменениям в политике взаимоот­ношений с РПЦ. Самым важным из них явился собор епископов в Москве в сентябре 1943 года и избрание Патриарха Московского и Всея Руси Сергия. Слухи об этих событиях с советской стороны дос­тигли и глубокого немецкого тыла — Риги и Пскова, что естественно нашло отклик в выступлениях Владыки Сергия: «Отказаться от во­инствующего безбожия, от лютой ненависти к церкви большевики не могут. Для этого им пришлось бы отказаться от коммунизма, пере­стать быть большевиками. Это также невозможно, как невозможно льду стать горячим, не растаяв. Но нет притворства, на которое боль­шевики не были бы способны. В области лжи и лицемерия никто не в силах их превзойти. Это их подлинная стихия. В течение четверти века они только и делали, что обманывали Россию и весь мир. Если им это политически выгодно, то они будут притворяться даже защит­никами христианства»9.
Весной 1944 года в Риге под председательством Экзарха При­балтики прошло архиерейское совещание, на которое собрались ар­хиепископ Нарвский Павел, епископ Рижский Иоанн, а также авто­ритетные служители Экзархата. В итоговом воззвании к верующим среди прочего была особенно выделена тема отношения православ­ной церкви к коммунизму и к советской власти в частности: «Боль­шевики притворяются, будто они теперь не те, какими были четверть века назад и будто противникам коммунизма теперь уже нечего их опасаться…большевики взывают теперь к патриотизму и религиоз­ности русского народа, но если победят, то отомстят ему за такую живучесть его исконного, не большевицкого духа, окончательно дог-ромят Церковь и вытравят из русской жизни все русское. Православ­ные люди! Мы призываем вас не поддаваться большевицким науще­ниям и не верить большевицким посулам! Большевизм есть безбо­жие и бесчеловечность, насилие и ложь. Такова его неизбывная сущ-
ность, его неизменная природа. Таков он был четверть века назад, таков он и теперь. Можно ли думать, что после 25 лет свирепого пре­следования Церкви большевики вдруг стали Ее поборниками, после 25 лет террористического попрания свободы вдруг стали ее защит­никами, после 25 лет рабовладельческого издевательства над Росси­ей вдруг прониклись любовью к ней? Сталин не Савл и Павлом не станет»10.
Подобные темы, раскрывающие истинную сущность безбожно­го мировоззрения, звучали с амвонов храмов Псковской Миссии, в миссионерских и катехизических беседах, из уст миссионеров, при­бывших из Прибалтики и священников, прошедших мытарства со­ветской действительности. В то же время, партизанское подполье, являясь зачастую представителем советской власти на оккупирован­ной немцами территории, особенное внимание уделяло контролю над деятельностью церковно- и священнослужителей Псковской Миссии.
Контроль этот осуществлялся со стороны т.н. оргтроек, создан­ных в партизанском крае, как чрезвычайные органы советской влас­ти на местах. При необходимости оргтройки действовали от имени райкомов партии и райисполкомов, сосредоточив в своих руках ис­полнительную и судебную власть, а также контроль над соблюдени­ем советских законов местным населением. Члены оргтроек выно­сили приговоры и приводили их в исполнение в отношении тех, кто, словом или делом, сотрудничал с немецкими оккупационными влас­тями.
Особенное внимание со стороны оргтроек уделялось вопросам идейным, или, вернее сказать, духовным. Священникам, церковным старостам и вообще православным христианам под страхом физи­ческой расправы запрещалась всякая критика советского строя и ком­мунистической идеологии, в некоторых приходах партизанские ко­миссары и члены оргтроек, например, не позволяли крестить детей, преподавать Закон Божий в школах и вести христианскую работу с подрастающим поколением, покупать миссионерский журнал «Пра­вославный Христианин». Кто же не мог примириться с подобными условиями служения и жизни церковной, автоматически попадал в разряд «изменников Родины» и «пособников фашистских оккупан-
тов», для которых по закону военного времени не требовалось су­дебных заседаний и долгих разбирательств. Все это показывает, на­сколько болезненно со стороны советского партийного руководства, через внешнюю разведку и НКВД курировавшего партизанское дви­жение, воспринималось духовное возрождение на оккупированных землях. Это своего рода знак успешного миссионерского служения православной церкви и ее служителей, вышедших на жатву Духа. Уже после освобождения северо-запада России и Балтийских рес­публик те из миссионеров, кто не выехал в Европу, были в боль­шинстве своем, особенно руководство Миссии и наиболее актив­ные ее члены, арестованы сотрудниками СМЕРШа и осуждены на сроки от 10 до 25 лет лагерей за антисоветскую деятельность, а вер­нее—за возвращение веры Христовой русскому народу и его духов­ное освобождение.
Так в чем же состоит духовная преемственность от Белого дви­жения к Псковской Православной Миссии?
В 1918 году командование Белой Армии видело перед собой единственную цель — «освобождение России от красного ига», пос­ле чего народ сам должен был выбрать, в каких социальных, поли­тических, экономических условиях он хотел бы жить. Лозунгом Белого движения можно считать строчку из марша Корниловского полка: «За Россию и свободу». Действительно, Белая армия возник­ла как защитница интересов подлинной России, подлинной свобо­ды. Для вождей же ВКП(б) и Красной Армии главной заветной це­лью стала мировая революция. В той сложившейся ситуации осво­бождение России от большевистской диктатуры не могло свершить­ся только военной силой. Сама категория свободы такова, что без своей духовной сердцевины она теряет всякий смысл и актуальность. Известно, что наиболее дальновидные «… руководители Белого дви­жения подчеркивали необходимость активного участия Церкви в борьбе с советской властью». Главной задачей возрождающихся православных приходов в областях, освобожденных от красных, признавалась «духовная борьба с большевизмом»". К сожалению, зачастую’это оставалось лишь декларацией. Как писал генерал А.И Деникин, «… в числе моральных элементов, поддерживающих дух

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Средневеликорецкий регион.
  • Северный регион.
  • Нижневеликорецкий регион.
  • Физическая и административная карта
  • Интересное