Поиск по сайту

Революционные события в Пскове

• доски с эпитафиями на первичных памятниках примерно рав­но часто устанавливались литые металлические или гранитные (в се­верном климате Эстонии наиболее стойким из всех материалов па­мятников показал себя полированный гранит, особенно красный);
• на некоторых небольших братских захоронениях воинов СЗА не было установлено капитальных памятников. На них остались сто­ять простые деревянные кресты без надписей, впоследствии обнов­лявшиеся (в д. Алайыэ) или исчезнувшие (в п. Мяэтагузе).
Анализ дат и историй установки первичных памятников также позволил сделать некоторые заключения:
• первые общие памятники на братских захоронениях СЗА были установлены уже в 1920 г. (деревянный общий крест наНарвском и, вероятно, также деревянный общий памятник на Пюхтицком клад­бищах), но они являлись явно временными и были впоследствии за­менены капитальными памятниками. До этого ставились, видимо, только разнообразные простые деревянные православные кресты прямо на могильных холмах, можно полагать, сразу после засыпки могил (такие кресты видны на фотографии Нарвского кладбища СЗА, сделанной зимой 1919-1920 гг.);
• капитальные общие памятники на могилах воинов СЗА начали ставиться, видимо, с лета 1921 г., то есть уже на следующий год пос­ле завершения ее трагедии. Первым из них был, насколько известно, памятник на наибольшем Нарвском братском кладбище СЗА, постав­ленный Нарвским Русским Обществом после стыдившего русскую общественность газетного призыва известного литератора В.А. Ни­кифорова-Волгина [4];
• в 1921-1928 гг. капитальные общие памятники на захоронени­ях воинов СЗА ставились в основном в местах со значительным рус­ским населением, то есть главным образом на северо-востоке и вос­токе Эстонии (в Нарве, Нарва-Йыэсуу, Муствеэ, Азери, Йыхви);
• в 1929-1939 гг. капитальные общие памятники на захоронени­ях воинов СЗА ставились в основном в местах с преобладанием эс­тонского населения (в Таллине, Ваэкюла, Люганузе, Иизаку). В то же время началась замена временных общих памятников 1920-х гг. на капитальные (в Пюхтицах и в Таллине, где на крупнейшем братс­ком Коппельском кладбище СЗА в 1936 г. была даже построена ме­мориальная часовня по проекту лучшего тогда в Эстонии русского архитектора А. Владовского);
• последним капитальным памятником воинам СЗА, установлен­ным в период первой Эстонской Республики, был, видимо, гранит­ный монумент на братском кладбище в п. Иизаку. История создания этого монумента примечательна тем, что официальным инициатором сбора средств на благоустройство кладбища был глава местного люте-
райского прихода У. Кульюс, а в организации и проведении сбора средств и самого благоустройства, наряду с русскими Н. Судаковым и Л. Цыгановым, активно участвовали лютеранская церковь (право­славного прихода и храма поблизости нет) и преобладающее в окре­стностях эстонское население [5].
Во всех остальных известных случаях (кроме описанного выше и мемориала в г. Кунда) инициатива и средства установки памятни­ков и благоустройства братских захоронений СЗА принадлежали ме­стному русскому (и «русскокультурному») населению, а также рус­ской эмиграции в Эстонии, как гражданской, так и военной, часть из которой состояла из бывших чинов СЗА. Увы, имена инициаторов и организаторов установки памятников в подавляющем большинстве случаев сейчас неизвестны. В советский период большинство памят­ников на братских захоронениях воинов СЗА были уничтожены, а могильные насыпи сровнены с землей. Сохранились лишь неболь­шие, расположенные на местных кладбищах, памятники в Нарва-Йыэсуу, Мяэтагузе, Муствеэ и Алайыэ, расположенный в лесу па­мятник в Ваэкюла, поврежденный (лишенный доски) памятник в Иизаку и монастырский памятник в Пюхтицах (Куремяэ). В постсо­ветское время почти все лишенные памятников братские захороне­ния воинов СЗА были в период 1991-2003 гг. выявлены и отмечены гранитными памятными знаками небольшой русской общественной организацией «Общество охраны памятников русской культуры в Эс­тонии», ею же был организован ремонт поврежденных памятников и сооружение заново (силами местных энтузиастов) общего памятни­ка на Нарвском кладбище СЗА. В 2002-2003 гг. на средства г. Нарвы местными силами был создан мемориал СЗА в Нарве (восстановле­ны насыпи братских могил на Нарвском кладбище СЗА и проложены дорожки). К сожалению, при этом были уничтожены последние уце­левшие могилы воинов СЗА с оригинальными крестами, а также ос­тавлены без ремонта центральный памятник и единственный сохра­нившийся монумент офицеру СЗА.
Полученные при сборе сведений о братских захоронениях СЗА данные о численности погребенных в них воинов позволяют, вероят-
но, впервые на объективной основе оценить число воинов армии, погибших во время известной эпидемии тифа 1919-1920 гг.
Оценка количества погребенных в братских захоронениях вои­нов СЗА:
Допустив примерно 15% суммарную (композиционную) погреш­ность от неточности данных о числе погребенных в самых крупных захоронениях (известных хотя и по современным событиям, но не верифицируемых, то есть не могущих быть проверенными источни-
ком), количество погребенных в известных братских, могилах воинов СЗА следует считать находящимся в пределах 7-10 тысяч человек. Правда, пока остаются неизвестными данные предполагаемых, но не найденных еще на местности захоронений воинов СЗА, лечившихся в г. Тарту, г. Печоры (РФ) и г. Пярну, а также 2-3 других невыявлен-ных возможных небольших захоронений воинов СЗА. Однако право­мерно ожидать нахождения во всех указанных выше местах незначи­тельного числа погребенных, мало влияющего на результат оценки. Действительно:
1) неизвестные пока захоронения должны быть весьма невели­ки, если их не удалось выявить применявшейся для поиска захороне­ний системой средств, описанной в [2];
2) сравнительная удаленность указанных мест лечения от райо­на дислокации СЗА на северо-востоке Эстонии позволяет предполо­жить, что туда направлялись только относительно небольшие груп­пы воинов (вероятно, в Тарту — особо сложные больные, в Печоры и Пярну — выздоравливающие).
Единичные захоронения скончавшихся от тифа воинов СЗА не исключены также в окрестностях мест дислокации интернированных частей, но число их должно быть очень незначительно (о подобных случаях нет ни одного упоминания во всех известных источниках). Не должны искажать результат оценки и захоронения воинов, уби­тых в боях и умерших от ран, так как во время эпидемии их было явно значительно меньше, чем умерших от тифа, а до эпидемии умер­ших хоронили, как правило, в индивидуальных могилах.
Таким образом, неучтенные погребения не могут внести замет­ной погрешности в полученный результат. Действительно, даже при­няв максимальную численность погребенных в неизвестных пока еще захоронениях в 500 человек, получим погрешность оценки из-за не­полноты данных только порядка 5-7%. Таким образом, усредненная оценка численности погибших при эпидемии тифа в Эстонии воинов Северо-Западной Армии, полученная по результатам исследования характеристик выявленных братских могил чинов армии, составляет 8500 человек. Предельная погрешность полученной оценки при при­нятых допущениях равна примерно 20%.
Автор благодарен сотрудникам расположенного в п. Иизаку «Му­зея Ида-Вирумаа» за любезно предоставленные архивные сведения об истории благоустройства местного братского кладбища воинов СЗА.
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Юрий Мальцев. Северо-Западная Армия. Опыт хронологии.//Таллинн (1999), №13, с.171.
2. Юрий Мальцев. Братские военные захоронения Северо-Западной Армии на территории современной Эстонии.//Труды Русского Исследовательского Цент­ра в Эстонии. Выпуск 1. Сост. В. Бойков. Таллинн: РИЦ, 2001. С. 123-136.
3. Юрий Мальцев. Военные кладбища Северо-Западной Армии на территории современной Эстонии. //Труды Русского Исследовательского Центра в Эсто­нии. Выпуск 2. Сост. В. Бойков. Таллинн: РИЦ, 2003. С.155-174.
4. В. Никифоров. Письмо в редакцию: Исполните свой долг’Шоследние изве­стия (1921), 25 июня, № 152, с. 4.
5. Эстонский Исторический Архив (г. Тарту). F 1225-1-168.
6. Мемориал Белых Воинов в России. Иван-город. Братство Архистратига Ми­хаила (буклет).
В.А. Бойков СОЮЗ СЕВЕРО-ЗАПАДНИКОВ
Предыстория русской общины в Эстонии в 1920-1930-х годах -это трагедия Северо-Западной армии генерала Н.Н. Юденича. Имен­но бывшие воины Северо-Западной армии с отступившими вместе с ней на территорию Эстонии беженцами составили костяк русского эмигрантского общества в первой Эстонской Республике. Считается, что в январе 1920 г. в Эстонии было 50000-60000 северо-западников и беженцев, из которых личный состав Северо-Западной армии со­ставлял 20-25 тыс. человек.
Начнем наш историографический обзор с источниковедческой базы, без которой невозможно ни одно настоящее научное исследо­вание.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Средневеликорецкий регион.
  • Северный регион.
  • Нижневеликорецкий регион.
  • Физическая и административная карта
  • Интересное