Поиск по сайту

Революционные события в Пскове

7. История ЭССР. Таллин, 1960. С. 130.
8. «Национальный центр» — глубоко законспирированная и разветвленная кон­трреволюционная кадетско-белогвардейская организация. Была ликвидирова­на ВЧК в ноябре 1919 г.
9. См.: РодзянкоА.П. Воспоминания о Северо-Западной армии. Берлин, 1930.
10. См.: Литвин А.Л. Красный и белый террор в России. 1918-1922 гг. Казань, 1995. С. 145.
11. Русская военная эмиграция 20-Х-40-Х годов: В 2 т. М.: Гея, 1998. Т.1, кн. 1. С.75.
12. См.: БюкарА. Правда об американских дипломатах. М., 1949. С. 21.
13. Цит. по: Русская военная эмиграция … С. 138, 142.
14. См.: Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 44. С. 5.
15. См.: Русская военная эмиграция… С. 392.
16. См.: Плеханов A.M. Деятельность органов ВЧК-ОГПУ в первой половине двадцатых годов (1921-1925 гг.): Дисс…. д-ра ист. наук. М., 1993. С. 125.
17. См.: История ЭССР. С. 273.
18. ЦА ФСБ России. Ф. 66. Оп. 1-т. Д. 30. Л.1.
19. Там же. Ф. 3. Оп. 7. Д. 33. Л. 85.
20.  Там же. Ф. КПИ. Д. 1213. Л. 4.
21. Там же. Д. 1208. Л. 19.
22. См.: ШкаренкоеЛ.К. Агония белой эмиграции. М: Мысль, 1987. С. 125.
Ю.П. МАЛЬЦЕВ
ЗАХОРОНЕНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ ЭСТОНИИ
ВОИНОВ ПСКОВСКОГО КОРПУСА И НАСЛЕДОВАВШИХ ЕМУ ФОРМИРОВАНИЙ
Белый «Самостоятельный Псковский добровольческий корпус» имел необычную военную судьбу, ибо он исторически стал основой и началом последовательного ряда из пяти все укрупнявшихся фор­мирований [1]. В ходе Гражданской войны Псковский корпус был переформирован в Отдельный Корпус Северной Армии (ОКСА), впос­ледствии переименованный в Северный Корпус (СК), из которого в свою очередь была сформирована Северная Армия, названная вско­ре Северо-Западной Армией (СЗА). Все наследовавшие корпусу фор­мирования по существу являлись результатом добровольческих, а за­тем и мобилизационных дополнений к ядру из добровольцев Псков­ского корпуса. У военного соединения по мере роста его сил и задач, естественно, изменялись структура и название.
В течение почти всего времени своего существования все ука­занные формирования не выходили из боев с красными войсками, значительно превосходившими их по численности и, за редкими ис­ключениями, также по снаряжению. Это неизбежно влекло за собой заметные потери белых формирований убитыми и ранеными, часть из которых также умирала. Наибольшие относительные и абсолют­ные боевые потери при этом имела Северо-Западная Армия, как в силу своей наибольшей численности (и, как следствие, большего масштаба боестолкновений), так и в силу громадности поставлен­ной ей задачи — взятие Петрограда. Подавляющую часть небоевых потерь также понесла СЗА — вследствие печально известной эпиде­мии тифа, поразившей ее воинов при интернировании их в Эстонии.
Таким образом, боевой путь, пройденный белыми формирова­ниями по земле современных Российской Федерации и Эстонской
‘ Мальцев Юрий Павлович — председатель Общества охраны памятников русской культуры в Эстонии, доктор философии, доцент, г. Таллин.
Республики, остался отмеченным отдельными и братскими захоро­нениями белых воинов. Воины эти происходили в основном из гу­берний северо-западной, но также и южной, и центральной России: псковичи, талабцы, гдовцы, островцы, ревельцы, нарвитяне, петер­буржцы, но были и киевляне, и туляки.
Целью данной работы является оценка распределения, оформле­ния и масштаба захоронений (численности погребенных) воинов Псковского корпуса и последовавших русских белых воинских фор­мирований на территории Эстонии. В аналитических обзорах выяв­ленных к 2001 году на территории современной Эстонской Респуб­лики братских захоронений воинов СЗА [2, 3] автором были описа­ны 7 братских могил и 8 братских кладбищ русских белых воинов с весьма различным количеством погребенных.
Выявленные в результате библиотечно-архивных и полевых ис­следований захоронения сосредоточены в трех разных местах Эсто­нии (топонимы указаны современные):
•  в северо-западной части (в уезде Харью) — 3 братских кладби­ща, компактно расположенных в границах одного города (Таллина);
• в северо-восточной части (в уездах Ида-Виру, Ляяне-Виру, Йы-гева) — 5 братских кладбищ и 7 братских могил, расположенных в двух регионах: относительно компактной группой (центральное брат­ское кладбище и 2 братских могилы, из которых одна в Ивангороде, на территории РФ) в окрестностях исторической Нарвы; относитель­но распределенной группой (4 братских кладбища и 6 братских мо­гил) в 10 населенных пунктах довольно обширного лесистого райо­на, расположенного между г. Йыхви, г. Раквере, г. Муствеэ и Пюхтиц-ким монастырем в с. Куремяэ;
• в южной части (предполагаемые, но пока неизвестные захоро­нения в уездах Тарту, Валга и Пярну, а также в г. Печоры на террито­рии РФ). Выявленные места расположения захоронений примерно в 70% случаев находятся поблизости от мест размещения тифозных лазаретов (Северо-Западной Армии и организованных позднее гос­питалей Эстонского Красного Креста для воинов-северозападников, содержавшихся там за счет имущества СЗА и дотации Великобрита­нии). Места расположения всех крупных братских кладбищ находят-
ся в населенных пунктах, где размещались группы больших лазаре­тов СЗА (в г. Нарве, г. Таллине, Пюхтицком женском монастыре) и отдельные большие лазареты (в п. Иизаку, п. Азери). Относительно небольшие братские могилы находятся у мест размещения малых (в п. Ваэкюла, п. Мяэтагузе) и средних (в г. Йыхви) лазаретов СЗА. В 1-2 случаях небольшие братские могилы находятся, вероятно, у мест размещения частей СЗА (у г. Нарва-Йыэсуу). Примерно в 10% случа­ев места расположения захоронений находятся на кладбищах вблизи побережья (Чудского озера), в этих могилах, по сообщениям старо­жилов, были похоронены воины СЗА, погибшие на льду озера зимой 1919-1920 гг. и прибитые весной к берегу. Еще примерно в 10% слу­чаев захоронения воинов СЗА (индивидуальные) находятся на воен­ных кладбищах, расположенных вблизи госпиталей эстонской армии, в которых также лечилось некоторое число раненых и больных севе­ро-запад ников, всего пока известно 115 таких погребенных. (По оцен­ке автора, число индивидуальных захоронений только офицеров СЗА на личных и семейных участках общегражданских кладбищ Эсто­нии составляет не менее нескольких десятков и сохранность памят­ников на них должна быть относительно хорошей, так как подобные памятники, насколько известно, не уничтожались советскими влас­тями республики. Составление такого некрополя воинов СЗА может стать темой отдельной работы).
По схеме расположения могил в захоронении и по количеству погребенных выявленные на местности братские захоронения также весьма различны. Типологически представлен почти весь теорети­чески возможный диапазон групповых захоронений, от единичных братских могил с 10-15 захороненными (в г. Муствеэ, г. Нарва-Йыэ­суу) до крупных (насчитывающих, по оценке современников, более 100 погребенных) братских кладбищ с группой братских могил и мно­гими индивидуальными захоронениями (в г. Таллине, г. Нарве). При этом наиболее сложны структуры самых больших кладбищ — в райо­не Таллина Копли (к сожалению, его территория в конце 1940-х гг. была намеренно занята советскими властями под электроподстанцию) и в пригороде Нарвы Сийвертси (общий памятник, насыпи братских могил и большинство индивидуальных захоронений там также были в советское время уничтожены).
И по виду первичных памятников (под первичным для захороне­ния понимается памятник, первым на нем установленный) захороне­ния воинов СЗА отличаются от других воинских захоронений в Эсто­нии большим разнообразием. На них устанавливались различные по материалу (из дерева, металла, цемента) и по форме (4-х, 6-ти, 8-ко-нечные) простые кресты, кресты на постаментах, мемориальные кам­ни и монументы (из дерева (!), цемента, гранита). Многообразие ви­дов памятников на выявленных захоронениях СЗА объясняется про­сто — в отличие, например, от памятников советским воинам, погиб­шим во Второй Мировой войне, памятники на братских могилах и кладбищах воинов Северо-Западной Армии устанавливало не го­сударство, а само население (за исключением г. Кунда, где стоит единственный известный общий для умерших в одном военном лаза­рете воинов эстонской армии и воинов СЗА памятник, установлен­ный, вероятно, при поддержке властей). В разных местностях насе­ление же имело весьма разные мемориальные традиции, разных по вкусам и энергии организаторов и располагало весьма разными воз­можностями. По аналогичным причинам памятники воинам СЗА ус­танавливались также в весьма разное время—с 1921 по 1939 гг., прак­тически в течение всего времени существования первой Эстонской Республики. В типах первичных памятников на братских захороне­ниях СЗА удалось выявить некоторые закономерности:
• при всем разнообразии конкретных конструкций, материалов и размеров подавляющее большинство (более 70% памятников) имеют одну и ту же композицию — это большой крест (чаще всего право­славный и металлический) на сравнительно высоком четырехгран­ном каменном (нередко «искусственного камня» — полностью бетон­ном или покрытом цементом) основании;

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Средневеликорецкий регион.
  • Северный регион.
  • Нижневеликорецкий регион.
  • Физическая и административная карта
  • Интересное