Поиск по сайту

Революционные события в Пскове

К концу ноября 1919 г. Северо-Западная армия была отброшена к эстонской границе. Ее остатки перешли на территорию Эстонии, где были разоружены и интернированы9.
Поддержкой правительств Прибалтийских государств пользо­вались и белогвардейские соединения С.Н. Булак-Балаховича, так­же воевавшие против большевиков на северо-западе России. Одна­ко к началу 1920 г. основные их соединения были разбиты частями Красной Армии и отошли на территорию Латвии и Эстонии, где были расформированы, а отдельные подразделения вошли в состав национальных армий10. По данным резидента Особого отдела ВЧК в Финляндии, весною 1920 г. в эстонской армии, например, служи­ло до 8 % русских офицеров-добровольцев" . В последующем эти части пополнил достаточно большой отряд русских военных эмиг­рантов в Прибалтике, а некоторые офицеры Северо-западной ар­мии (А.П. Родзянко, П.В. Глазенап, С. Пален, С.Н. Булак-Балахович и др.) стали руководителями и активными участниками белоэмиг­рантского движения.
Летом 1920 г. в Латвии и Эстонии началась вербовка бывших военнослужащих Северо-Западной армии в армию Врангеля.
31 октября 1920 г. Народный комиссар иностранных дел РСФСР заявил правительству Латвии резкий протест в связи с тем, что через Ригу в Крым к Врангелю было направлено 200 белых офицеров. Министр иностранных дел Латвии 3. Мейеровиц вынужден был при­знать, что действительно на территории страны действовали органи­зации, занимавшиеся вербовкой солдат для белой армии. Как было впоследствии установлено, вербовкой белогвардейцев непосредствен­но занимались руководители латвийской армии12.
С 1920 г. началось планомерное сотрудничество белогвардейс­ких частей в Прибалтике с генеральными штабами Латвии и Эсто­нии. В подтверждение этого можно привести выдержки из письма находившегося в Эстонии поручика А. Берна П.В. Глазенапу: «При­няли предложение Эстонского Генерального штаба работать по ос­вещению Совдепии. Благодаря этому нами все время поддерживает­ся связь с Петроградом», а также предложения по организации анти­советской деятельности в Эстонии подполковника фон Вааля, в кото-
рых он говорит, что «с благословления генерала Владимирова мы всту­пили в связь с эстонцами по работе с Петроградом»13.
К началу 1920-х гг. российская белая эмиграция, сосредоточив­шаяся в ряде стран Европы и Азии и насчитывавшая до двух милли­онов человек, по определению В.И. Ленина, стала довольно значи­тельной и организованной силой внешней контрреволюции, сохра­нившей за границей свою классовую организацию, имевшей там ос­татки белой армии и поддерживавшей многочисленные связи с меж­дународной буржуазией14.
За рубежом были созданы монархистские «Союз верных» (СВ) и «Российский общевоинский союз» (РОВС), савинковский «Народный союз защиты родины и свободы» (НСЗРиС), «Братство русской прав­ды» (БРП) и многие другие, развернувшие широкую разведыватель­но-подрывную деятельность против Советской России.
Одной из первых эмигрантских организаций, созданных в При­балтике и взаимодействовавших с национальными специальными службами, являлся «Союз верных». Первоначально «Союзом верных» называлась группа монархистов в Эстонии во главе с бывшим чле­ном Государственной Думы Марковым-2. В СВ входили Н.Н. Юде­нич, генерал-лейтенант К.К. Арсеньев, князь А.Н. Долгоруков, граф С. Пален и многие другие. В тесном сотрудничестве с генеральными штабами Латвии и Эстонии руководители Союза принимали актив­ное участие в отправке добровольцев в Крым, к Врангелю. Однако после окончания Гражданской войны члены СВ встали на позицию отказа от военной интервенции в Советскую Россию. Главная ставка в захвате власти в России делалась на работу в Красной Армии, кото­рая, по их мнению, должна была осуществить военный переворот, возглавляемый внедренными в нее членами СВ. Попутно осуществ­лялся сбор различной шпионской информации о состоянии советс­ких вооруженных сил, большая часть которой передавалась в гене­ральные штабы Латвии и Эстонии15.
С территории Прибалтики против России активно действовали эсеры. Парижский центр эсеров (А.Ф. Керенский, В.М. Зензинов, Н.Д. Аксентьев и др.) и Пражский центр (Черный, Слонимский и др.) под вывеской Внепартийного демократического объединения (ВДО) об­разовали организацию, целью которой являлось свержение советс­кой власти в России.
Резидентуры ВДО были созданы во всех Прибалтийских стра­нах. Эсеры занимались шпионажем и диверсионной работой преиму­щественно в приграничных районах запада и северо-запада России, а также на Украине.
Так, например, в начале 1921 года под руководством полковника белой армии Васильева для нелегальной переброски через границу на территорию Советской России в Эстонской Республике был сфор­мирован отряд в количестве 80 человек. Перед ним ставились зада­чи: подготовить восстание крестьян к 21 августа 1921 года, распрос­транять листовки среди населения, вешать и расстреливать партий­ных и советских работников, срывать проведение сбора продналога, совершать диверсии на железных дорогах, уничтожать советские учреждения. Перебрасываемые были снабжены оружием и боепри­пасами, листовками, а также специальными удостоверениями, под­тверждающими принадлежность к «Союзу защиты Родины и Свобо­ды»16 .
. Эстонское правительство оказало поддержку антисоветскому мятежу, вспыхнувшему в Кронштадте в марте 1921 года. С его разре­шения многие активные русские контрреволюционеры во главе с В. Черновым прибыли в Таллин, чтобы быть ближе к событиям. В Крон­штадт были посланы эмиссары, однако, из-за быстрого подавления мятежа, наладить тесную связь между повстанцами и заграничными эмигрантскими организациями не удалось17.
В начале 1920-х гг. с территории Прибалтики против Советской России наиболее активно действовали представители НСЗРиС, РОВС, БРП. В одном из Приказов ГПУ в марте 1922 г. прямо отмечалось, что «полоса латвийско-эстонской границы усеяна бандами и боевы­ми организациями, руководимыми из Риги и Ревеля (Таллина), объе­динившимися савинковскими и монархически-врангелевскими аген­тами, которых тайно поддерживают правительства этих «демократи­ческих» республик»18.
Организацией БРП в Прибалтике в описываемый период руко­водил Столычво Викторин Сигизмундович, бывший офицер царской армии19. Савинкову подчинялись действовавшие, в том числе и с тер­ритории Прибалтики, отряды Булак-Балаховича и Павловского20.
Крупные воинские соединения и антибольшевистские базы в Латвии и Эстонии были созданы генералом Глазенапом на деньги прибалтийских правительств21.
Потерпев поражение в Гражданской войне, российская эмигра­ция пошла по пути выработки новых приемов и методов ведения под­рывной деятельности. На первый план выдвигаются более гибкие формы подрыва советской власти, так называемая «новая тактика» борьбы, предполагавшая, наряду с оказанием враждебного влияния на Советскую Россию извне, активизацию враждебной деятельности внутри государства. «Новая тактика» нашла свое проявление в двух конкретных формах: первая — это тактика «малых войн», которая вы­ражалась в вооруженных мятежах. Она была характерна в основном для периода конца Гражданской войны и использовалась в начале НЭПа, т.е. в 1921-22 гг. Затем оппозиционные силы основной упор сделали на тактику «тихой контрреволюции», которая сводилась к попыткам подрыва государственного аппарата и разложения партии большевиков, организации мелкобуржуазных масс на борьбу с дик­татурой пролетариата. Однако эмиграция была крайне неоднородна, поэтому и во второй половине 1920-х гг. многие ее представители не отказались от планов осуществления военной интервенции в Совет­скую Россию.
Во второй половине 1920-х гг. с территории Прибалтики против СССР наиболее активно действовал РОВС. В Берлине находился центр второго отдела РОВС (начальник — А.А. фон Лампе), влияние которого распространялось на Латвию, Литву и Эстонию22.
К началу 1930-х гг. по ряду причин, в том числе и в результате проведения ОПТУ ряда успешных операций, эмигрантские органи­зации практически перестали вести подрывную работу против СССР с территории Прибалтики.
Таким образом, Прибалтийские государства, проводя свой внеш­неполитический курс, направленный на конфронтацию с Советской Россией в угоду как собственным интересам, так и интересам запад­ных государств, не возражали против нахождения на их территории . вооруженных антисоветских формирований. Белоэмигрантские орга­низации в указанный период были тесно связаны со спецслужбами
Прибалтийских стран, напрямую зависели от них и, получая финан­совую и материально-техническую поддержку, выполняли их зада­ния по организации подрывной деятельности на советской террито­рии.
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 37. С. 511.
2. Там же. Т. 42. С. 1.
3. Разведупр — разведывательное управление Красной армии.
4. Плеханов A.M. Деятельность органов ВЧК-ОГПУ в первой половине двадца­тых годов (1921-1925 гг.): Дисс…. д-ра ист. наук. М., 1993. С. 87.
5. Churchill W. The Second World War. London, 1948. V.I. P. 381-382.
6. Марков М. Советская Латвия. М.: ОГИЗ, 1940. С. 48.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Средневеликорецкий регион.
  • Северный регион.
  • Нижневеликорецкий регион.
  • Физическая и административная карта
  • Интересное