Поиск по сайту

Революционные события в Пскове

Однако, по мнению Савинкова, теперь, после разгрома Белых армий, спасти Россию могли только восстания крестьян, которые нужно было готовить. Назывались различные сроки всеобщего крес­тьянского выступления — лето и осень 1921-го, весна-лето 1922-го. Своих сторонников Б. Савинков записывал в созданный им Народ­ный Союз защиты Родины и Свободы (НСЗРиС) — аналог Союза за­щиты Родины и Свободы, разгромленного в 1918 году. Главной зада­чей этой организации было продолжение борьбы с Советской влас­тью в России с опорой на крестьянство. С этой целью на территории Польши создавались партизанские отряды, которые нелегально про­никали на территорию Советской России, проводили там подрывную деятельность, совершали диверсии, вели антисоветскую пропаганду среди крестьян13.
В польских лагерях развернулась агитация по вовлечению рус­ских солдат в савинковскую организацию. В числе активных ее дея­телей были в прошлом начальник штаба отряда Булак-Балаховича, уроженец Опочецкого уезда полковник Васильев, участник мировой войны, выходец из порховской купеческой семьи поручик Ефим Стро­ганов. Ещё летом 1918 года Строганов собрал в тылу красных войск отряд, с которым делал набеги на красноармейские заставы, в 1919 году, после сдачи Пскова красным частям, пробился из окружения на соединение с Чудским полком. Вместе с секретарем Савинкова — по­ручиком А: Рудиным — Строганов занимался проверкой людей, вы­являл провокаторов. В близком окружении Б. Савинкова был и некий
крестьянин М. Григорьев, по кличке Колчак, родом из Порховского уезда, обладавший недюжинными агитаторскими способностями. Од­ним из представителей савинковской организаци в Латвии был уро­женец Опочецкого уезда, полковник А.Д. Данилов, бывший коман­дир 12-го Темницкого полка СЗА, особо отличившийся во время на­ступления СЗА на Петроград в мае 1919 г.14
В состав Русского политического комитета входил и один из пер­вых командиров Псковского Отдельного Добровольческого корпуса генерал П.Н. Симанский, но в дальнейшем, в связи с кампанией про­тив монархистов, был вынужден из него выйти15.
Для вступления в Народный Союз защиты Родины и Свободы требовались рекомендации не менее 2-х человек. Так, П.А. Василь­ев, в прошлом рабочий Ижорского завода, боец отряда Булак-Балахо-вича, вступил в организацию в лагере Шапиорно по рекомендации командира конного полка, полковника Линдера и его адъютанта -штабс-капитана Шауньянца. Подпрапорщик М.И. Осиповский, уро­женец Зборовской волости Псковского уезда, служивший в 5-м стрел­ковом полку армии Булак-Балаховича, был зачислен в организацию благодаря командиру своего полка полковнику Леонтьеву и команди­ру батальона капитану Мухину. Рядового отряда Булак-Балаховича, крестьянина из Псковского района Петра Сидорова приняли по реко­мендации бывшего командира батальона Талабского полка полков­ника Ф. Кабакова16.
Вступавшему в савинковский Союз рядовому солдату дополни­тельно выплачивали 120 польских марок, офицеру или военному чи­новнику — 500. Однако все же не это было главным, определяю­щим для тех, кто записывался в савинковские отряды. Многие из них надеялись таким образом вернуться домой, на родину. Доказатель­ством этого служат многочисленные факты, когда отряды савинков-цев, едва оказавшись на территории России, тут же начинали стре­мительно «таять».
Кроме того, у савинковцев были и другие льготы: в лагерях они устраивали специальные мастерские, которые в дальнейшем долж­ны были быть переведены в Варшаву, их помещали в лагеря, где силь­но было влияние Савинкова, помогали наниматься на различные ра-
69
боты по подряду, которыми руководили офицеры. Деятели Народно­го союза доставляли в лагеря литературу, газеты, читали лекции, ус­траивали школы для неграмотных и малограмотных солдат17.
Отряды, предназначенные для действий на территории России, формировали в основном по земляческому признаку- ценились зна­ние местности, связи среди населения. Наиболее известными из парти­занских командиров были полковники Васильев, Левитин, Федоров, Павлов, поручики Михайлов, Баринов. Отряды пересекали границу по договоренности с польскими властями, при возвращении из Рос­сии в Польшу пропуском для них служили удостоверения личности, написанные на кусочке полотна и собственноручно заверенные Са­винковым. Для координации деятельности подпольных отрядов и сбора данных, поступающих из России, при Народном союзе был создан своего рода штаб — «Информационное бюро», которое возгла­вил брат Бориса Савинкова — Виктор Савинков. Координацию дей­ствий отрядов на белорусском участке границы осуществлял полков­ник Павловский, на латвийском участке — полковник Дрельник (он же Леда)18.
В партизанских рейдах савинковцев по территории Белоруссии, Псковской и Новгородской губерний участвовали преимущественно псковичи. Так, в отряде полковника Васильева, летом 1921 года про­никшего через Витебщину в южную часть Псковской губернии, из 40 человек около тридцати были уроженцами местного края. Один из участников этого рейда, в прошлом интендант в отряде Булак-Ба-лаховича, девятнадцатилетний В. Тихомиров-Быстров, вернувшийся в родную деревню Морозы Псковского уезда и арестованный органа­ми ОГПУ в январе 1922 года, на допросах назвал более ста имен из­вестных ему псковичей — участников савинковского движения19.
Одна из наиболее крупных акций на территории Псковской гу­бернии была проведена начальником штаба Информационного бюро организации полковником С.Э. Павдовским летом 1922 года. Быв­ший военный пристав Пскова, начинавший службу в Белой армии у Булак-Балаховича, Сергей Павловский отличался энергией и необы­чайной находчивостью. Для него это был третий поход в Россию. Возглавляемый им отряд, состоявший из двух десятков человек, прой-
дя территорию Белоруссии через Витебскую губернию, вышел к Но-восокольникам, потом двинулся по маршруту станция Чихачево, Холм, Осташков, Демянск, Порховский уезд. Действовали белые партиза­ны почти открыто, дерзко, останавливали поезда, очищали кассы во-лисполкомов, раздавали крестьянам собственность кооперативов, на несколько часов захватили город Холм, разогнав его чоновский от­ряд, в Демянске освободили всех заключенных из местной тюрьмы, разгромили военкомат, захватили радиостанцию и телефонную стан­цию. Отряды ЧОН не раз пытались взять их в кольцо, но белогвар­дейцы уходили из окружения. Лишь когда из Петрограда прибыл крас­ноармейский отряд численностью около тысячи человек, Павловс­кий предложил своему отряду разделиться на части и действовать самостоятельно. Небольшая группа из 9 человек во главе с Павловс­ким около месяца скрывалась в Едоветском лесу в Порховском уезде. В одну из августовских ночей ригу, где прятались савинковцы, окру­жили агенты ОГПУ и бросили в нее несколько бомб. Участвовавший в этом рейде поручик Строганов был убит на месте, двое человек были ранены. Павловский, подхватив раненых под руки, вышел на­ружу и громко закричал: «Лови бандитов!». Чекисты разбежались, а белогвардейцы скрылись в лесу20.
При убитом поручике Ефиме Строганове, уроженце порховской деревни Сорокино, была найдена записная книжка с адресами са-винковцев, проживавших в Пскове. В этом же походе был ранен и попал в плен к чекистам Михей Григорьев по прозвищу Колчак.
Кстати, известен и конец судьбы Павловского. В сентябре 1923 года активный боевик Народного союза нелегально прибыл в Моск­ву для инспектирования мифической антисоветской организации, был арестован чекистами и в дальнейшем использовался ими в операции «Синдикат-2» для поимки Бориса Савинкова. В 1924 году по реше­нию Коллегии ОГПУ полковник Павловский был расстрелян21.
Немало псковичей, бывших северо-западников, прибыло неле­гально из Польши на Псковщину в составе диверсионных групп, от­рядов, а то и в одиночку в начале 20-х годов. Однако все же большая часть псковичей — участников польской войны — возвращалась на родину вполне легально, на законных основаниях. Этому поспособ-
ствовал декрет ВЦИК от 3 ноября 1921 г. об «Амнистии лицам, уча­ствовавшим в качестве рядовых солдат в белогвардейских военных формированиях». Первый пункт этого декрета гласил: «Объявить ам­нистию лицам, участвовавшим в военных организациях Колчака, Де­никина, Врангеля, Савинкова, Петлюры, Булак-Балаховича, Перемы-кина (так в тексте — O.K.) и Юденича в качестве рядовых солдат, пу­тем обмана или насильственно втянутых в борьбу против Советской власти и находящихся в настоящее время в Польше, Румынии, Эсто­нии, Литве и Латвии». Согласно второму и третьему пунктам декрета ВЦИК, им предоставлялась возможность вернуться на родину на об­щих основаниях с военнопленными, а комиссариатам по иностран­ным и внутренним делам и ВЧК принять все необходимые меры к обеспечению за ними прав22.

биорегуляторы посмотри тут

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Средневеликорецкий регион.
  • Северный регион.
  • Нижневеликорецкий регион.
  • Физическая и административная карта
  • Интересное