Поиск по сайту

Реформа 19 февраля 1861 г. в Псковской губернии

В настоящее время на кафедре источниковедения истории России исторического факультета СПбГУ при поддержке РГНФ проводится работа по изучению аграрных отношений на Севере и Северо-Западе России в 60-80-е годы. XIX в.
В ходе исследования была создана обширная компьютерная база данных, включающая тысячи архивных документов, связанных с реализацией крестьянской реформы и проведением выкупной операции в Псковской губернии2.
Центральным сюжетом в этих исследованиях стало изучение традиционных документов с применением новейших компьютерных технологий и математико-статистических методов, что дало возможность проанализировать до- и послере-форменную структуру крестьянских наделов и платежей, выяснить степень и особенности ее деформации.
На основании компьютерного анализа уставных грамот и выкупных актов нами был сделан ряд выводов о характере реализации реформы 19 февраля 1861 г. в губернии.
По сведениям дел о выкупе накануне реформы в губернии проживало 153642 помещичьих крестьянина и 1931 дворовых (ревизские души). Известно, что А.Трой-ницкий по материалам 10-й ревизии определял число крепостных крестьян в 175111 душ мужского пола, а число дворовых — 9427 душ мужского пола. В это число у Тройницкого входят также крепостные люди беспоместных дворян (54 души у 23 помещиков) и помещиков, имеющих до 21 души (мелкопоместных). Последних было в губернии 671 человек с 6137 крепостными3.
Очень близкую цифру о крепостном населении губернии дает А.Бушен: 175 078 крестьян и 10 009 дворовых4. Таким образом, у нас нет основания сомне-
ваться в точности вычислений А.Тройницкого и А.Бушена (они практически приводят одну и туже цифру), а имеющиеся у нас расхождения в 21,5 тыс. крестьян и 7,5 тыс. дворовых можно объяснить следующими причинами. Во-первых, в дела о выкупе не попали владения мелкопоместных дворян (примерно 6 тыс. крепостных) и дворян, не имевших земли, во-вторых, часть крепостных (в особенности дворовых) проживала в городах и посадах, и, наконец, в фонде Главного выкупного учреждения отсутствует определенная часть грамот. У нас есть все основания считать, что расчеты, проведенные нами верны (об этом свидетельствует и работа Г.М.Дейча, в которой расчет дореформенных наделов ведется на 150,5 тыс. душ крепостных крестьян)5.
Фактически мы имеем данные о 87-88% крепостных крестьян, хорошо сохранившуюся репрезентативную выборку, которая вполне позволяет решать поставленные задачи и делать уверенные статистические выводы.
Приведем также некоторые абсолютные цифры, которые мы будем использовать в дальнейшем: до реформы имели надел 151455 крестьян, отпущено после 10-й ревизии 450 крестьян, по той или иной причине не получили надел 3972 души мужского пола. После отмены крепостного права в губернии стали пользоваться землей 150714 крепостных.
Компьютерный анализ позволил сделать новые, более точные выводы о распространении форм эксплуатации на территории губернии. Хорошо известный в историографии факт о преобладании барщины получил подтверждение, однако наши цифры несколько отличаются от традиционных. Расчеты показали, что около 60% псковских крестьян исполняли барщину, 24,3% — состояли на оброке, 15,7% — находились на смешанной повинности.
В губернии отчетливо выделяется группа юго-восточных уездов с резким преобладанием барщины.
Действительно, в Великолукском уезде процент оброчных достигает 91,6; в Торопецком — 84,8, в Холмском — 63,2; в Новоржевском — 75,2. Эти уезды, а также Островский (83,1 % барщинных крестьян) и определили преобладание барщины в губернии в целом.
Заметно отличались от ранее названных два северных уезда: Порховский и Псковский. Здесь на барщине состояло менее половины крестьян, а в Порховском уезде явно доминировала оброчная форма эксплуатации (на оброке состояло 50,7% крепостных).
Порховский уезд, самый большой в губернии по численности крепостного населения, был не похож на другие уезды. Близость к С.-Петербургу (уезд граничил со столичной губернией) стимулировала отхожие промыслы, здесь находилось значительное число владельцев крупных и средних имений, которые чаще предпочитали оброк барщине, в уезде имелись два торговых центра: уездный город и посад Сольцы, в которых псковские товары (в частности, лен и кожи) не только продавались, но и предварительно перерабатывались. Это способствовало развитию вне-земледельческих занятий населения.
Выгодное торговое положение губернского города, развитая по губернским меркам промышленность и промыслы способствовали распространению оброчной и смешанной форм эксплуатации в Псковском уезде. Здесь на барщине находилось менее половины крестьян (45%), на оброке — 28,7%, на смешанной повинности — 26,2%
Порховский и Псковский уезды представляли в губернии промыслово-торговый центр, испытывавший наибольшее влияние товарно-денежных отношений. Наибольший доход приносило здесь льноводство (оба уезда по количеству высеваемого льна стояли на первом месте в губернии).
При расчете средних дореформенных размеров крестьянского надела мы исходили из того, что относительно точно земля до реформы была измерена у 150306
крестьян, в пользовании которых находилось 929 795,5 дес. Таким образом, средний дореформенный надел составлял в губернии 6,2 десятины на душу мужского пола. Эти данные практически совпадают с показателем, полученным Г.М.Дейчем6.
Однако средний показатель размера крестьянской земли по губернии в целом не может дать представления о тех разнообразных ситуациях, которые складывались до реформы в различных уездах
Наибольшие дореформенные наделы были в двух барщинных восточных уездах: Холмском (7,7 десятин на душу) и Торопецком (8,4 десятин). Здесь наделы заметно превосходили средний размер по губернии в целом (в Холмском — на 1,5 десятин или на 24,2%; в Торопецком — на 2,2 десятин или 35,5 %). Объяснение этому видится в том, что огромные земельные массивы (более 60% в каждом из уездов) были практически непригодны для земледелия — находились под лесом. Таким образом, в земледельческих уездах помещики должны были предоставлять крестьянам, в основном находившимся на барщине (и, следовательно, привязанным к земле), большие земельные наделы (аналогичная картина прослеживалась, например, в периферийных уездах С.-Петербургской губернии).
В остальных псковских уездах средние размеры наделов были либо несколько меньше губернского уровня (Великолукский, Опочецкий, Новоржевский, Островский, Псковский), либо равны ему (Порховский уезд).
Наименьшие по размерам средние наделы (на 0,9 десятин или на 14,5% меньше среднегубернского уровня) были у великолукских крестьян.
В этом сельскохозяйственном уезде земля по псковским меркам представляла большую ценность и давалась крестьянам в ограниченных размерах. Вторым важным фактором, повлиявшим на размеры наделов, было то, что подавляющее число местных крестьян находилось на барщине (оброка в уезде практически не было), В условиях земледельческого уезда наделы барщинных практически всегда (как это было показано на примере других северо-западных губерний) заметно уступают наделам оброчных крестьян. Это в значительной мере и обусловило невысокий средний размер надела в уезде.
На размеры наделов псковских крестьян (в уезде наделы были ниже общегубернских на 0,7 десятин или 11,3 %), по-видимому, повлияла близость к губернскому городу, земля недалеко от губернского центра представляла повышенную ценность. Ситуация в Новоржевском уезде напоминала положение в Великих Луках, а Опочецкий уезд был похож на Псковский.
Средние размеры наделов как по губернии в целом, так и для каждого уезда складывались из размеров наделов оброчных, барщинных, находящихся на смешанной повинности. В целом по губернии средний размер надела оброчных составлял до реформы 6,6 десятин на душу и был больше наделов других категорий крестьян (у барщинных и состоявших на смешанной повинности он был равен 6,1 десятин, т.е. на 0,4 десятин или 6% меньше по отношению к наделу оброчных). Следует, однако, помнить о том, что именно барщинная деревня определяла лицо губернии и надел барщинных практически равен среднему губернскому.
Средние губернские цифры подтверждают общий вывод о том, что для земледельческих уездов и губерний наделы оброчных крестьян в основном превышают наделы барщинных. Подобная картина наблюдалась в 6 из 8 уездов губернии.
Рассмотрим теперь распределение размеров дореформенных крестьянских наделов. Эту наиболее трудоемкую часть работы практически невозможно выполнить без применения компьютерных технологий. Нами были построены т.н. «вариационные ряды» с интервалом в 1 десятину.
В дореформенной псковской деревне наделы могли принимать самые различные значения: от 1 до 30 и более десятин в расчете на душу мужского пола. Наиболее часто встречались наделы от 3-4 десятин (у 11,4 % крестьян) до 6-7 десятин (у 17 %). Наделы свыше 12-13 десятин присутствовали весьма редко (менее 1% крестьян для каждого интервала). Примерно также выглядели дореформенные распределения крестьянских наделов для каждой из категорий крестьян.

Страницы: 1 2 3

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Земские подворные переписки крестьянских хозяйств Псковской губернии
  • Социально-политическая жизнь Псковской губернии
  • Самый беспокойный уезд
  • Отмена крепостного права
  • Интересное